Почему Азербайджан так важен для Ирана

Почему Азербайджан так важен для Ирана

Этой весной азербайджанская делегация во главе с министром иностранных дел Азербайджана Эльмаром Мамедъяровым побывала в Тегеране, где обсудила расширение экономического сотрудничества с Ираном. Визит состоялся на фоне попыток ИРИ отстоять свои основные внешнеполитические приоритеты, отмечает Caucasus Watch в материале Azerbaijan's strategic relevance for Teheran.

Хотя с исторической точки зрения у Ирана тесные связи с Кавказом, в настоящее время регион считается второстепенным во внешнеполитическом курсе ИРИ из-за ограничений, с которыми сталкивается Тегеран. Даже после распада СССР он распространял свое влияние главным образом на Ближнем Востоке. Многие аналитики рассматривали заключение Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) как новую возможность для Ирана укрепить внешнеполитические позиции за счет притока капитала и открытия международных рынков. В частности, Южный Кавказ представлялся подходящим регионом для реинтеграции Ирана в качестве важного экономического игрока.

Но оптимизм продлился недолго - СВПД был объявлен недействительным в 2018 году после прихода к власти нового президента США Дональда Трампа. Новая стратегия сдерживания пришла на смену усилиям администрации Обамы вернуть Иран на международную арену. Давление обновленных пакетов санкций и публичные заявления высокопоставленных официальных лиц США о возможности смены режима заставляет Тегеран продолжать определять свои внешнеполитические приоритеты. Что касается экспорта нефти и газа из страны, недавно компания Süddeutsche Zeitung сообщила, что со 2 мая правительство США приостановило действие санкционных освобождений и хочет ввести меры против государств, которые не соблюдают нефтяное эмбарго.

Сложное экономическое положение Ирана

Нынешняя экономическая ситуация представляет угрозу для иранского режима - социальные проблемы и экономические трудности уже привели к протестам в отношении руководства Али Хаменеи. Долгожданное восстановление экономики, вызванное прекращением санкций, было подавлено сочетанием низких цен на нефть и давлением новых санкций. Прекращение действия СВПД привело к рецессии с отрицательным экономическим ростом -1,5% в 2018 году и ожидаемым ростом -3,6% в 2019 году. В конце 2018 года МВФ прогнозировал дальнейшее увеличение и без того высокого уровня инфляции (март 2016 года - март 2018 года: 9-9,5%) из-за санкций. Вышеуказанные обстоятельства гарантируют, что способность Ирана расширять свое внешнее влияние будет серьезно ограничена в будущем.

Ближний Восток до сих пор считается главным театром иранской политики, поскольку Тегеран пытается снизить влияние американских союзников в регионе, формирует и развертывает военные группировки, удерживая их от прямых военных ударов по Ирану. Тем не менее последние сообщения о нехватке средств для финансирования таких групп как "Хезболла", занимающих приоритетное место в стратегической повестке дня Тегерана, указывают на то, что иранский режим сворачивает свою деятельность.

Кроме того, во второй половине 2018 года в Иране прошли многочисленные протесты, угрожавшие безопасности режима. В такие периоды Тегеран стремится обеспечить стабильность в населенных меньшинствами районах, которые могут быть подвержены влиянию извне. В подобных обстоятельствах Иран сильно ограничен в действиях и вынужден удовлетворять основополагающие интересы в области безопасности в ущерб таким направлениям как экономические и дипломатические устремления на Южном Кавказе. Тем не менее хорошие двусторонние отношения с Азербайджаном все еще можно отнести к числу ключевых интересов Ирана в области безопасности по двум важным причинам.

Безопасность режима

Азербайджанцы - составляют около четверти населения этнически и религиозно неоднородного Ирана. Иранские азербайджанцы считаются наиболее интегрированным меньшинством в стране, главным образом за счет шиитской веры. Среди многочисленных иранских лидеров есть азербайджанцы. Сам аятолла Хаменеи - этнический азербайджанец, который любит говорить с делегатами из Азербайджана на их родном языке. Несмотря на это, иранские азербайджанцы часто подвергаются дискриминации со стороны персидских элит в Тегеране из-за этнической принадлежности. Иранский режим обеспокоен повторяющимися националистическими лозунгами во время спортивных и других общественных мероприятий. Было несколько инцидентов на играх тебризского футбольного клуба "Трактор Сази", а визит премьер-министра Армении Никола Пашиняна в Иран вызвал протесты со стороны иранских азербайджанцев после того, как он сфотографировался с армянской общиной на фоне плаката с лозунгом ”Нагорный Карабах принадлежит Армении”.

Подобные спонтанные вспышки сами по себе не представляют реальной угрозы для режима. Однако в период нестабильности и экономических волнений они могут перерасти в систематическую проблему. Однако до сих пор такие соображения поддерживались в основном американским истеблишментом в Израиле. Сам Баку проявляет осторожность в этом отношении.

Тем не менее подобные риски нельзя назвать надуманными. В Баку опасаются, что Иран может попытаться заявить права на Азербайджан как часть своей исторической шиитской сферы влияния. Реваншистские настроения особенно распространены в ультраконсервативной элите ИРИ. Публичные заявления бывшего кандидата в президенты аятоллы Саида Мухаммеда Бокири Харроси и депутата парламента Надира Гасипура о реинтеграции Азербайджана и пересмотре Гюлистанского и Туркманчайского мирных договоров, усиливают эти опасения. Кроме того, время от времени иранские чиновники публично критикуют светский курс Азербайджана.

Поддержка исламистских движений, Исламской партии Азербайджана, проиранского движения радикального богослова Талеха Багирзаде и тайные операции в Азербайджане также играют свою роль в этом вопросе. Предотвращенные нападения на посольства США и Израиля в 2012 году служат примером вышеуказанных иранских операций в Азербайджане.

С другой стороны, Тегеран вряд ли забыл публичные заявления из Баку о ”воссоединении” с Иранским Азербайджаном, озвученные правительством Народного фронта в 1990-х годах. Сообщения средств массовой информации о жестоком обращении с азербайджанцами со стороны иранских сил безопасности и связях Азербайджана с азербайджанскими группировками в Иране, также были источником беспокойства для Тегерана, хотя правительство в Баку не комментирует внутренние иранские дела на протяжении многих лет, и официально не поддерживает никаких контактов с сепаратистскими силами среди иранских азербайджанцев.

При правительстве Рухани двусторонние отношения неуклонно улучшались, а экономические связи укреплялись. Отношения между двумя странами были названы дружественными в 2015 году, а интерес Ирана к подключению к TANAP поддерживается в Баку. Все это привело к сокращению попыток подрывной деятельности и стабилизации ситуации в обоих государствах.

Национальная безопасность: Азербайджан в составе антииранской коалиции?

Азербайджан обладает особой значимостью из-за своего стратегического партнерства с Израилем и хороших отношений с США. У Баку исторически глубокие связи с Израилем, который одним из первых признал независимость Азербайджана в 1991 году. Израиль получает большую часть необходимой энергии за счет азербайджанского трубопровода ”Баку-Тбилиси-Джейхан” и поддерживает Баку в модернизации и обучении Вооруженных сил. Кроме того, существует активное соглашение об обмене и сотрудничестве в области военных технологий, включая сделку об экспорте различных израильских систем вооружения на сумму $1,6 млрд, заключенную в 2012 году. Говорят, в 2001 году тогдашний президент Гейдар Алиев заверил иранских руководителей, что не собирается пересматривать свои связи с США и Израилем, и любое давление со стороны Тегерана в этом отношении окажется неэффективным - Азербайджан никогда не станет исламской республикой иранского образца.

В 2012 году, в разгар израильско-иранской напряженности в отношении иранской ядерной программы, ходили слухи о секретном соглашении, предположительно позволявшем Израилю использовать азербайджанские объекты для нанесения воздушных ударов по иранским целям. Баку опроверг эти слухи.

Прогноз 

Тегеран и впредь будет считать отношения с Азербайджаном приоритетными из-за вышеуказанных факторов, иначе по безопасности режима в Тегеране и национальной безопасности Ирана может быть нанесен серьезный удар. ИРИ постарается и далее сотрудничать с Азербайджаном в экономической и дипломатической плоскостях. В этом отношении TANAP - один из самых серьезных проектов, имеющий все шансы на реализацию. Существуют и другие многообещающие инфраструктурные инициативы, например, транспортный коридор ”Север-Юг”, который позволит Тегерану в будущем укрепить отношения с Азербайджаном. Начинается сотрудничество в области производства транспортных средств, а общий объем двусторонней торговли резко увеличился (на 73% в 2018 году). Таким образом, заявления официальных лиц Ирана и Азербайджана в ходе недавнего визита главы МИД Азербайджана Эльмара Мамедъярова о сотрудничестве в рамках таких всеобъемлющих проектов как развитие Международного коридора ”Север-Юг”, могут рассматриваться как нечто большее, чем просто слова. Иран будет стремиться утвердиться в качестве ключевого партнера для экономической интеграции Азербайджана в Евразию. Однако пока неизвестно, удастся ли это стране в условиях разворачивающихся санкций. 

14125 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!