Вестник Кавказа

Феликс Станевский: «В Европе хотели бы сменить Саакашвили»

Беседовал Тимур Исламов специально для «ВК»
Итоги парламентских выборов в Грузии комментирует глава отдела Кавказа Института стран СНГ, посол России в Грузии 1996–2000 годах Феликс Станевский.

- После победы на парламентских выборах коалиции «Грузинская мачта» как, на ваш взгляд, будет выстраиваться работа внутри оппозиционного блока? Возможно ли конструктивное взаимодействие между ЕНД и «Грузинской мечтой»?

- Думаю, что договариваться коалиционным оппозиционерам и деятелям правящей партии будет трудно. У них разное видение того, каким образом должна быть устроена Грузия. Ныне правящий политический класс делает акцент на сосредоточение власти в руках очень узкой группы лиц, прежде всего президента Саакашвили и премьер-министра Мерабишвили. С точки зрения ЕНД, угроза внутреннему развитию Грузии связана с неготовностью, неподготовленностью в достаточной мере, незрелостью грузинского общества к тому, чтобы пользоваться всеми рычагами демократии. В идеологии оппозиции довлеет уверенность в том, что в Грузии общество вполне в состоянии справиться с внутренним развитием, никаких угроз для стабильности страны демократия не создает. Я не вдаюсь в этот спор (кто прав, кто не прав), но столкновение будет продолжаться по этому поводу, так как это две совершенно разные концепции развития страны.
Это теория, но она имеет исключительно практическое значение. В состоянии ли либерально-демократический режим справиться с проблемами Грузии – вопрос, потому что Грузия при таком в режиме не жила. Нельзя назвать либерально-демократическим режимом режим Гамсахурдиа. Не был либералом, демократом и Шеварднадзе, несмотря на все его претензии. Тем более совершенно откровенный авторитарный тип руководства – это руководство Саакашвили.
Исходя из этого, договариваться будет весьма затруднительно. Тем не менее попытки будут предприниматься. По каким-то вполне конкретным вопросам возможны компромиссы, но внутренняя борьба ожесточиться. Саакашвили видимо учитывает это, он уже призвал оппозицию к сотрудничеству, несмотря на, как он сказал, «несколько грязную предвыборную кампанию». Она «несколько грязная» по той простой причине, что жесткость противостояния между двумя этими концепциями значительна.
Есть проблема, связанная с внутренним распределением благ, который получает победитель. Коррупция в Грузии вовсе не искоренена, она просто изменила свой характер, она ушла наверх, и тема «не по чину берешь», она становится главной в этих условиях. Если «не по чину берут» низы, то это в большинстве случаев пресекается. А вот наверху контроль за тем, как ведут себя высшие чиновники Грузии, наладить не удалось. Мне представляется, что столкновения опять-таки здесь будут иметь место, причем не только в центре, не только в Тбилиси, но и на местах.
Что касается внешней политики, то здесь столкновений, я думаю, больших не должно быть. Они могут быть по частностям, но по крупным вопросам их не будет. Оппозиция настроена прозападно, она ратует за вступление в НАТО и Евросоюз, хотя и ведется речь о том, что отношения с Россией надо как-то проанализировать, посмотреть нельзя ли их улучшить, но, в общем-то, это довольно таки слабый позыв.

- Давайте вернемся к внутренним делам. В следующем году после президентских выборов вступают изменения в конституцию и широкие полномочия получает парламент и правительство…

- Выборы президентские будут в октябре следующего года. Значит, все это время будет переходный период, поскольку уже сейчас парламент будет приобретать большие полномочия, чем были прежде. И, в целом, оппозиция с самого начала сильно затруднит свободу действий, свободу маневра президента Грузии Саакашвили.

- Может ли в грузинском обществе произойти серьезный политический общественный раскол?

- Дестабилизация в Грузии никому не нужна, она и нам не нужна. Выборы прошли относительно спокойно. Конечно, были какие-то сообщения о беспорядках на избирательных участках, но в целом ситуация спокойная. Это дает надежду на то, что итоги выборов будут приняты обществом нормально и спокойно. Посмотрим, какова будет степень фальсификаций. Я, например, вижу фальсификации уже в том, что в выборах участвует по избирательным спискам потенциально около 4 миллионов избирателей. Откуда в Грузии 4 миллиона избирателей? Там всего населения сегодня вряд ли наберется 4 миллиона человек. В Грузии иммиграция от полутора до двух миллионов человек. Откуда взялись 4 миллиона человек, если в лучшие для Грузии времена (касается численности населения, это времена Советского Союза) население насчитывало 5 миллионов 400 тысяч человек. Где взять эти 4 миллиона избирателей?!
Кроме того очевидна махинация с иммигрантами – почему выборы состоялись в понедельник? Что значит назначить выборы на понедельник?! Это значит отсечь существенную часть потенциальных избирателей. Тот факт, что люди идут на избирательный участок, означает, что у них есть время для этого, мера гражданской ответственности. А когда человек работает, у него времени значительно меньше. В воскресенье он свободнее, чем в понедельник. 

- На какую часть общества опирается правящая партия?

- Тбилиси проголосовал против нынешнего режима. И это очень печальное событие для ЕНД, потому что эта часть общества наиболее политизированная, тбилисцы активны, и вот они сделали такой выбор. Саакашвили будет опираться на население, главным образом, деревенское, на жителей небольших, средних городов. Скорее всего, крупные города не будут за ним.

- У  Иванишвили был достаточно крупный бизнес в России, и наверняка остались хорошие связи. Может ли как-то российская элита использовать связи с Иванишвили для лоббирования своих интересов?

- Не думаю. Более того, я фактически исключаю, что через Иванишвили можно будет оказывать воздействие на развитие внутренней обстановки в Грузии. Иванишвили четко свои позиции зафиксировал. Во внешней политике он высказал полную определенность. Никаких опасений на Западе в отношении внешней политики Грузии даже в случае прихода к власти оппозиции не было никогда: ни когда главными лицами в оппозиции были, скажем, Бурджанадзе и Аласания, ни когда главной фигурой оппозиции стал Иванишвили. Хотя какие-то корректировки в отношениях Грузии и России возможны. Саакашвили нерукопожатный политик. После его знаменитого приказа в ночь на 8 августа бомбить спящий Цхинвал он не может быть собеседником, партнером на политических переговорах. Другой человек, который такого приказа не отдавал, может быть той фигурой, с которой контакт возможен.

- Каковы перспективы нормализации российско-грузинских экономических отношений?

У нас не так плохо шли дела в экономике и при Саакашвили. Нельзя сказать, что у нас прекратилось экономическое сотрудничество между нашим бизнесом и грузинским, в том числе, и по государственной линии. Грузия получила огромные деньги со стороны Запада за последние 4 года после войны в Южной Осетии, но при всем при этом значительные деньги шли и из России. Если западная помощь шла в бюджет Грузии, главным образом, на содержание государственного аппарата, армии, то российская помощь растекалась по семьям Грузии и пополняла семейные бюджеты. Россия приняла большое число выходцев из Грузии, которые продолжают снабжать деньгами своих родственников, этот факт весьма благоприятный для Грузии, это факт благоприятного отношения России к грузинскому народу.
Я, вообще, небольшой оптимист относительно экономического положения Грузии. Я не рассматриваю прошедшие реформы как успешные по всем фронтам. Они были успешными по линии МВД, которым руководил нынешний премьер Мерабишвили, Хотя одна из сторон - пытки в грузинских тюрьмах. И, конечно, дело тут не только в Мерабишвили. Министерство, которое занимается пенитенциарной системой, оно в этом деле виновато, несомненно, больше чем МВД. Но, в общем, это одна и та же система, это система, которая приведена по сравнению с прежней в больший порядок. Это система, в которой на низших уровнях искоренена коррупция. Но у нее есть обратная сторона – авторитарный режим проявляет себя практически всегда, так или иначе проявляет свою жесткость в отношении наиболее уязвимой части населения. Заключенные уязвимы особенно.
Это было и раньше. М во времена Шеварднадзе была исключительно жесткая система преследования инакомыслящих. И опять-таки политическая традиция Грузии не исключает физического устранения политических деятелей - не один пал жертвой этой системы. Это просто проявление авторитаризма в Грузии.

- Как могут развиваться отношения с ближайшими соседями?

- С Украиной они останутся хорошими. Нынешняя Украина, по сути, продолжила с некоторыми корректировками прежнюю линию. Янукович естественно спокойнее, но отношения в целом сохранились хорошие.
Отношения Грузии с Арменией во многом определяются геополитической, географической ситуацией, в которой находится Армения. Есть тема, она подспудная, она загнана пока под ковер, но она есть – границы между Арменией и Грузией. Хотя очень важно, что пока она не выходит на поверхность политической борьбы, но она может выпрыгнуть. Пока ситуация в отношениях между Грузией и Арменией определяется исключительной заинтересованностью Арменией в поддержании нормальных, по возможности, дружественных отношений с Грузией. Так будет, наверное, продолжаться достаточно долго. В любом случае, пока не урегулирован армяно-азербайджанский конфликт, пока не урегулированы отношения Армении с Турцией, это уж точно.
Отношения Азербайджана и Грузии тоже хорошие. Хотя тут тоже есть и проблема границы, и проблема азербайджанского населения на территории Грузии. В Восточной Грузии проживает значительное число азербайджанцев. Не могу сейчас назвать точно в процентном соотношении, но это где-то в районе полумиллиона человек. И отношения между Грузией и Азербайджаном определяются во много тем, что и Азербайджан и Грузия участвуют в целом ряде мероприятий по линии Запада. Азербайджан находится в отношениях с Западом в более сложной и деликатной обстановке: там со стороны Запада идет довольно широкое вмешательство во внутренние дела. Каждые выборы, каждое обострение обстановки – Запад тут как тут. Поддержка со стороны Запада малозначительной оппозиции в Азербайджане довольно широкая. И принимают участие в этой поддержке даже послы, что, в общем, недопустимая вещь, но такое случалось, к сожалению.

- Есть ли нюансы в отношениях к Грузии США и Евросоюза?

- В общем и целом, это политика поддержки Грузии, в некоторых ситуациях очень активно себя ведет Евросоюз, а не только США. Но нюансы есть. Например, такой нюанс, как отношение лично к Саакашвили. В Европе отношение к Саакашвили давно уже, начиная, по крайней мере, с августа 2008 года, настороженное. США оказали Саакашвили поддержку большую, чем оппозиции. Они хорошо относятся к оппозиции тоже, у них больших опасений насчет оппозиции нет. Но Соединенные Штаты будут беспокоиться по поводу любой корректировки в отношении между Россией и Грузией. Тезис, что Грузия поворачивается в сторону России, боюсь, будет «разматываться». 
Мне, кстати, очень несимпатичны те ожидания, которые чувствуются и в наших СМИ по поводу предстоящих якобы изменений в грузинской внешней политики в отношении России. Есть некоторая наивность в такого рода подходе. Реальность такова, что в случае вступления Грузии в НАТО, проблемы могут возникнуть. Не надо говорить, мы боимся НАТО. Но в случае вступления Грузии в НАТО, надо будет обустраивать нашу границу более надежно, вообще предпринимать определенные меры военного порядка для укрепления безопасности. Это совершенно неизбежно, потому что НАТО на сегодняшней день – мощнейший военный блок. На протяжении двух последних десятилетий НАТО совершила целый ряд крупных вооруженных агрессий. Многократные агрессии в Югославии кончились раздроблением этой страны, привели к войне в Косово, уничтожили инфраструктуру в Сербии, а восстановление – это деньги. Право Грузии входить в НАТО, право НАТО принимать Грузию, а наш право - предпринимать меры в связи с тем, что меняется неблагоприятно для России.
15700 просмотров