Елена Тевдорадзе: «Репрессивную систему в Грузии создали два человека»

Елена Тевдорадзе: «Репрессивную систему в Грузии создали два человека»

Недавно в тайнике на западе Грузии был обнаружен тайник с оружием. Судя по всему, автоматы, пулеметы и огромный запас патронов принадлежали одному из полуофициальных вооруженных формирований, созданных прежней властью. Кроме оружия, в схроне нашли видео с кадрами пыток и изнасилования подозреваемых. Новые власти показали это видео сначала дипломатическому корпусу, а затем журналистам и экспертному сообществу. Продемонстрировать кадры всему обществу не решились - сцены, снятые во время допросов, настолько ужасны, что показать их по телевидению невозможно.
Находка в Самегрело стала мощным аргументом новых властей против уходящего президента Михаила Саакашвили и его команды. Тем более в условиях, когда США и Евросоюз частенько критикуют правительство Иванишвили за аресты соратников президента, в том числе бывшего министра внутренних дел Вано Мерабишвили, которому предъявлены обвинения сразу по четырем пунктам. Среди них пока не фигурируют пытки подозреваемых, но никто не спорит, что глава МВД, по крайней мере политически ответственен за происходившее в его ведомстве.
Об очередном шокирующем видео, подтверждающем попрание прав человека в правоохранительной системе Грузии в эпоху правления президента Саакашвили, «Вестник Кавказа» беседовал с правозащитницей, депутатом парламента нескольких созывов Еленой Тевдорадзе.

- Елена Константиновна, Грузия потрясена новыми фактами пыток. Как такое могло случиться в демократической стране?

- В 2007 году я ушла из политики. Так как все происходившее с 2005 года в области прав человека меня не устраивало и очень беспокоило. Я чувствовала, что как председатель парламентского комитета по защите прав человека, уже не могу влиять на процессы и адекватно реагировать на те события и факты, которые мне становились известны.
У меня было право, делегированное председателем парламента с 1995 года, входить во все пенитенциарные учреждения, а также полицейские отделения и следственные изоляторы. Причем абсолютно неожиданно для администрации тюрем, начальников полиции и без всяких разрешений. Я не замечала в те времена таких проблем как изнасилование, пытки и все другое, о чем мы сейчас говорим. Тогда были другие жалобы - избивают, угрожают арестом членов семьи, пытаясь такими вот способами заставить человека признать вину.
Не могу сказать, что меня боялись руководители силовых ведомств, включая министра внутренних дел Вано Мерабишвили или генпрокурора Зураба Адеишвили. Просто, они знали мой характер и мой метод: я обязательно встану у парламентского микрофона, либо сделаю заявление на брифинге.
После моей отставки с поста председателя парламентского комитета, в регламент внесли изменения, и у председателя парламента отпало желание наделять меня правом день и ночь следить за соблюдением прав человека во всех учреждениях. Зачем понадобилось такое изменение в регламенте? На мой взгляд, к тому времени, репрессивная система была окончательно «заведена». Остановиться она уже не могла. Властям был не нужен лишний глаз, способный видеть все творящееся там и выносить информацию наружу, то есть информировать общество.
Я удивлена тем, что в качестве главного автора той репрессивной машины чаще вспоминают Вано Мерабишвили, но абсолютно не меньшую ответственность должен нести тогдашний генпрокурор Зураб Адеишвили. Он сбежал из Грузии на другой день после парламентских выборов 1 октября, осознавая неминуемость кары за все содеянное. Именно эти два человека создавали репрессивную систему. До последнего времени не хотела верить, что система создавалась вместе с президентом, но постепенно прихожу к выводу, что все было одобрено лично Саакашвили.

- Будет ли достаточно расследования уголовного дела о пытках, подозреваемых в Самегрело, для привлечения к ответственности всех виновных?

- Настрой и позиция нового правительства четко выражена: не допустить никаких поблажек людям, повинным в пытках. Не знаю, можно ли назвать людьми тех, кто совершал и кто исполнял такие приказы. Трудно даже сказать, кто из них больше виноват: те, кто глумились над подозреваемыми или те, кто отдавал им подобные приказы. Наверно, они виноваты одинаково. Недавно Вано Мерабишвили, находящийся в тюрьме, опубликовал на своей страничке в Фейсбуке заявление. Он пытался отмежеваться от пыток. Но при этом сказал, что берет на себя ответственность за все происходившее при нем в полиции. Считаю, совершенно правильное и своевременное заявление.

- Промелькнуло сообщение, что в последнем случае речь идет о пытках подозреваемых в совершении терактов в 2009-2010 годах. В том числе, организации взрыва у американского посольства. Правда ли это?

- Да, речь идет именно о них. Я точно знаю, что одного из них пытали особенно жестоко, заставляя взять на себя ответственность теракт, но он категорически отрицал свою вину. И после всех мучений его отпустили, то есть даже не арестовали. Второго пытали и мучили не менее жестоко. Однако он также не признался в совершении терактов. Его арестовали и отправили в тюрьму, но не за теракт, а якобы за употребление наркотиков. Ни одному из них обвинение в совершение теракта так и не было предъявлено. Просто их не смогли заставить признать то, что они не совершали.

15925 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!