Вестник Кавказа

Правозащитница Элене Тевдорадзе: «Время миловать»

Георгий Калатозишвили, Тбилиси

После Нового года места лишения свободы в Грузии покинуло 90 заключенных, помилованные президентом. Все, как известно, познается в сравнении. До «революции роз» 2003 года, в стране было около 12 тысяч заключенных, а президент Шеварднадзе своим указом ежегодно миловал одну-две тысячи из них. Сейчас в местах лишения свободы содержится около 25 тыс. осужденных, а число помилованных в течение года не превышает 100-200 человек. Президент Саакашвили неоднократно заявлял, что намерен вести бескомпромиссную борьбу с преступностью, а «любые поблажки криминальный мир воспринимает в качестве проявления слабости, что способствует увеличению числа преступлений». То, что число преступлений (особенно краж, грабежей и угонов автомобилей) в Грузии значительно сократилось – бесспорно. Однако организации, занимающиеся вопросами помилования заключенных, сталкиваются со все возрастающей напряженностью. «Принципиальность в отношении преступников» в Грузии традиционно имеет политическую составляющую. Ведь речь идет о наиболее пассионарной части общества – члены семьи, близкие и родственники заключенных (это сотни тысяч человек), всегда приходили на митинги и манифестации, где выступали смену правительства в ходе очередной революции. А их за последние 20 лет было целых три, правда, последняя, в ноябре 2007 года, не удалась, поэтому и называется «попыткой госпереворота». О последнем акте помилования ВК беседовал с руководителем Комиссии по помилованию при президенте, правозащитницей Элене Тевдорадзе.

- Какие уголовные дела поступили на рассмотрение комиссии к концу прошлого года?

- Выражаясь нашим профессиональным языком, дела были «тяжелыми». В основном убийства, рецидив, торговля наркотиками (в Грузии это преступление наказывается пожизненным заключением, – Прим. ВК), групповой бандитизм и так далее. Так что комиссии пришлось, если можно так выразиться, попыхтеть, чтобы кому-то все-таки дать рекомендацию. Из 90 претендентов на помилование мы отобрали всего 20 человек. Хотя на имя президента за последние три месяца поступило около тысячи заявлений. Но мы приняли к рассмотрению всего 90 из них. Остальные не соответствовали установленным нормам и требованиям. Речь идет о тех, кто получил отрицательную характеристику руководства колонии, либо уже был однажды помилован, но вновь совершил преступление.
Конституция запрещает президенту миловать одно и то же лицо два раза, если он повторно совершил преступление, либо тех, кто еще не отсидел минимальный срок или дела все еще рассматриваются в суде и так далее. Поэтому из тысячи мы отобрали 90 для рассмотрения «по существу». Среди двадцати, помиловать которых мы рекомендовали президенту – одна женщина, работавшая на железной дороге бухгалтером (осуждена за растрату) и один несовершеннолетний. У остальных – воровство, употребление наркотиков и так далее. Помилованы и дезертиры, причем не периода войны с Россией, а довоенного периода.

- Рассматривались ли дела осужденных, арест которых вызвал в Грузии политический резонанс?

- В делах, которых мы рассматривали, нигде не видна политическая подоплека. Это обыкновенный криминал. Очень трудно судить о том, кому подбросили наркотики, а кто действительно их хранил. Кроме того, некоторые из тех, кого вы имеете в виду, просто не обращались за помилованием. А если нет заявления с просьбой о помиловании, то дела не подлежат рассмотрению. Напомню случай с журналистам Шалвой Рамишвили, который был осужден за вымогательство. Он не просил о помиловании и отсидел «от звонка до звонка».

- Как же вы объясните, что комиссия обратилась к президенту с рекомендацией о помиловании 20 заключенных, а тюрьмы вышло 90 человек?

- Остальные 70 были помилованы по спискам патриархии Грузинской православной церкви, мы их дела не рассматривали, так что к другим помилованным наша комиссия не имеет отношения.

21890 просмотров