Бока: неповторимый голос и стиль эпохи

Мамикон Бабаян, специально для "Вестника Кавказа"
из энциклопедии фонда "Хайазг"

Песни Боки (Бориса Давидяна) никогда не звучали на советском радио. Певца не приглашали на телевидение, он никогда не был гостем на новогоднем "Голубом огоньке". Услышать его музыку было можно на свадьбах и на кассетных аудионосителях, которые зачастую издавались подпольно. Но несмотря на цензуру и запрет на организацию концертов, популярность Боки была огромна, а его гастроли в республиках Средней Азии и Южного Кавказа могли длиться по несколько месяцев.

Борис Аркадьевич Давидян родился 28 апреля 1949 года в Баку. Его отец - Аркадий Вартанович – был фронтовиком, после войны работал на заводе. Мать - Маргарита Артемовна - занималась биологией. Творческий путь будущего классика городского романса начался дома. Отец часто напевал фронтовые песни, которые мальчик быстро запоминал. К 15 годам он умел играть на отцовской мандолине, потом перешел на гитару, освоил аккордеон. Интернациональная бакинская молодежь в 1950-1960 годах часто устраивала стихийные концерты в уютных двориках столицы АзССР. Во время одного из таких концертов и был придуман творческий псевдоним. Дело в том, что еще в детстве будущего шансонье называли Борькой, но не все сверстники выговаривали звук "р". Так и повелось - Бока.

Эстрадная жизнь Боку никогда не интересовала, зато жанр городского романса привлекал безграничным пространством для творчества. Его ранние произведения обращены к образу жизни разных социальных групп советского общества. На критику за якобы воспетую им романтику уголовного мира Борис Давидян отвечал тем, что в текстах его песен не было ни одной строчки, которая могла бы популяризировать криминальный образ жизни, подчеркивая трагическую судьбу героев своих песен.

Наиболее популярным сюжетом его произведений была любовная лирика. Воспетые им семейные ценности, отношение к отцу и матери, друзьям и родному Баку звучали одинаково искренне везде. Бока исполнял песни сразу на нескольких языках. Его длительные гастроли в Средней Азии объяснялись тем, что тамошние влюбленные выбирали даты свадеб таким образом, чтобы любимый исполнитель мог по очереди день за днем выступать на торжествах.

Феномен народной популярности Боки был в том, что его творчество не имело выраженной национальной принадлежности. Неповторимый бакинский колорит, с присущим ему акцентом, который прочно закрепился за Бокой, сформировался на наднациональных принципах

Борис Давидян не признавал музыкального разделения, не допускал политизации своего творчества, даже в период распада СССР, когда атмосфера в Закавказье стала довольно напряженной. Поэтому Боку одинаково признавали своим в Баку, Ереване, Тбилиси, Андижане, Фергане, Ростове, Армавире… Будучи скромным и добрым человеком, высшей ценностью которого всегда оставалась семья, он никогда не рассматривал возможность конвертировать свой авторитет и признание в политические дивиденды, полагая, что подобный путь губителен для карьеры творческого человека.

В начале 1990-х сотни тысяч граждан бывшего СССР покинули пределы своих республик, но многие продолжали помнить музыку Боки, копируя его кассетные записи. Даже уехав в США, Бока до последнего дня оставался голосом юности сотен тысяч людей, благодаря которому в памяти сохранилось время, когда дружба между народами СССР не знала границ.

Наследие Боки – два десятка альбомов, многочисленные хиты, переведенные на несколько языков друзьями и земляками музыканта, а также две эпизодические, но запоминающиеся роли в фильмах "Мерзавец" и "Храм воздуха".

ФОТО из энциклопедии фонда "Хайазг"
32915 просмотров
Поделиться:
Распечатать:

РЕКЛАМА