Москва спасет Обаму

Москва спасет Обаму

Сегодня в американском Сенате должно было пройти процедурное голосование по сирийскому вопросу, однако сенаторы решили отложить начало согласования военной операции против Сирии. Избежать спешки в Вашингтоне решили после новой инициативы Москвы. В понедельник российская сторона сделала предложение поставить химический потенциал Сирии под международный контроль; министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем дал на это согласие; после чего зазвучали разнородные заявления со стороны американской администрации.
Оценку ситуации, как всегда доступно и подробно, дал глава думского комитета по международным делам Алексей Пушков: «Скептицизм, который выражали представители Госдепа, выражает разногласия внутри администрации, возможно, выражает нечто большее – раскол внутри администрации относительно того, надо ли наносить удар вообще по Сирии или надо искать альтернативу военному удару. Но как бы то ни было в результате разнородных сигналов мы получили достаточно ясный сигнал от Обамы, что если действительно Дамаск на это готов пойти, то США готовы отложить военный удар. В данной ситуации, на мой взгляд, слово “отложить” означает отказаться. Я не представляю себе сценария, при котором, если будет принято решение о передаче химических потенциалов под международный контроль, США сохранят свои планы по нанесению военного удара по Сирии».

По мнению Пушкова, «заявив, что есть «красная черта», которую сирийское правительство не должно было переходить, и обвинив правительство Асада в применении химического оружия, Барак Обама фактически отрезал себе путь к отступлению. Сделав эти два шага, он себя обрек на военный удар. И не случайно 30 августа Джон Керри выступил с военной речью, в которой доказывал, что удар необходим. Госсекретари не выступают с такими речами, когда не принято решение о нанесении военного удара. Это была речь, прямо готовившая военную акцию. Но произошло совершенно неожиданное голосование в Палате Общин Великобритании, которое перевернуло все расчеты».

США намеревались нанести удар до 4 сентября при поддержке Англии и Франции. «Это были две ключевые страны, на которые должна была опираться Америка, поскольку это создавало для нее возможность выглядеть лидером некоей международной коалиции, - считает Пушков. - Когда отпала Великобритания, все планы оказались спутаны. Обама, как мне представляется, не захотел идти на войну один, только при поддержке Франции. Тем более что основную поддерживающую военную роль должны были играть британские вооруженные силы, а не французские. Голосование в британском парламенте спутало все карты, вызвало ярость в Вашингтоне, зазвучали обвинения лидера лейбористов в том, что он предал интересы западного альянса, чуть ли не в том, что он работает на русских. Характер обвинения тоже показателен. Ясно было, что США оказались застигнутыми врасплох».

В этих условиях Обама решил обратиться в Конгресс. «Удар без поддержки Совета Безопасности, в обход Совета Безопасности, означал бы что Обама превращается во второго Буша. Обама старательно лепил образ антипода Буша и качественно нового президента, президента мира, достойного Нобелевской премии мира, в течение долгих лет. И вся эта репутация могла оказаться уничтоженной, если бы он пошел на войну без какой бы то ни было серьезной международной поддержки. Совет Безопасности поддержки не дал. Лига Арабских Государств раскололась на две части по вопросу о военной акции: Алжир, Тунис, Египет, Ирак и еще несколько стран выступили против военной акции, значит ссылаться на Лигу Арабских Государств в полной мере тоже уже было нельзя. НАТО самоустранилась. Не больше трети стран ЕС поддержали эту акцию, а две трети либо воздержались, либо сказали, что они против. Словом, у Обамы вообще не было никакой легитимности для поддержки этого удара. И он решил это компенсировать хотя бы тем, что он разделит ответственность с Конгрессом», - объясняет Пушков.

По словам депутата, российское предложение дает Обаме шанс выйти из ситуации, сохранив лицо: «Он может представить дело таких образом, что вот результат его политики – согласие Сирии на фактически ликвидацию ее химического потенциала, это согласие Сирии подписать конвенцию о запрещении химического оружия… Ни для кого не секрет, что политика США на Ближнем Востоке во многом определяется заботой о безопасности Израиля. Арсенал Сирии вызывает у Израиля очень большое беспокойство. Там на днях даже выдавали населению маски химзащиты, противогазы и т.д. Устранение этого химического потенциала снимает угрозу для Израиля. Мне кажется, что для администрации Обамы и для него лично как для президента, претендующего на образ миротворца, российское предложение чрезвычайно выгодно, а отказ от российского предложения чрезвычайно не выгоден. Обама проигрывает тогда в любом случае».

6620 просмотров




Вестник Кавказа

в YouTube

Подписаться



Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!