Как победить в информационной войне

Как победить в информационной войне

С развитием высоких технологий и интернета победы на информационном поле стали играть не меньшую, а иногда и большую роль, чем успехи на реальных полях сражения в современных конфликтах. На сегодняшний день технологии ведения информационной войны достигли невероятного развития, совершенствуясь на площадках реальных войн на Ближнем Востоке, в Северной Африке и Европе. Парадоксально, что для успеха в информационной войне не требуется ни доказательная база, ни правдивые или хотя бы полуправдивые факты. Самое главное – вызвать эмоциональную реакцию общественности. А как только общество приходит в себя и начинает логически рассуждать, генералы информационных сражений вбрасывают новую сногсшибательную историю, чтобы не дать людям опомниться и сделать так, чтобы они поскорее забыли про предыдущую сенсацию.

Генеральный директор Центра стратегических оценок и прогнозов Сергей Гриняев уверен, что именно такой подход можно наглядно проследить в стратегии ведения информационной войны против России на фоне трагических событий на Украине: «Начало нынешнего года – расстрел "майдана". Много говорилось о том, что за всеми этими событиями стоит Москва. Многие говорили о том, что необходимо открытое международное расследование произошедших событий, что, безусловно, в ходе этих расследований будет выявлено участие России в этих событиях. Но не только результатов расследования мы не наблюдаем, но и тема расстрела "майдана" благополучно выведена из массмедийного пространства».

Гриняев сравнивает эскалацию информационного давления на Россию в зарубежных СМИ с лавиной: «Определенным пиком явилась трагедия с малазийским «Боингом», сбитым над территорией Украины, когда без каких-либо доказательств было заявлено о том, что однозначно и бесповоротно самолет был сбит если не напрямую российскими расчетами ПВО, то как минимум расчетами ПВО ополчения, за которыми чуть ли не стояли российские офицеры, которые чуть ли не нажали ту злополучную кнопку. Как только были убедительно представлены доказательства со стороны российского Министерства обороны по данному факту, как только была озвучена жесткая, принципиальная позиция России в необходимости расследования этой трагедии в рамках международного законодательства и в рамках международного комитета ИКАО, сразу информационная активность по этому вопросу стала уменьшаться. По последним данным, Украина и ряд других западных стран подписали соглашение о неразглашении результатов расследования катастрофы малазийского «Боинга» до достижения обоюдного согласия».

По словам Гриняева, информационная война против России ведется не первый год: «Связано это с тем внешнеполитическим курсом, который сегодня выдерживается нашей страной по отношению к целому ряду проблемных вопросов международной повестки дня – Сирии, Афганистана, взаимоотношений с Ираном, выстраиванием двусторонних партнерских отношений со странами Западной Европы, прежде всего, с Германией, что очень не нравится определенным финансово-промышленным группам, финансовым кругам на Западе».

Директор Центра общественно-политических исследований, заведующий отделом Института стран СНГ Владимир Евсеев согласен со своим коллегой. Он утверждает, что в первый раз Россия серьезно столкнулась с информационной войной в августе 2008 года, но нынешнюю ситуацию отличают «совершенно другие масштабы, совершенно другая беспринципность и совершенно другие ресурсы, которые для этого используются». Евсеев считает, что информационную войну 2008 года «Россия пережила относительно спокойно, но недостаточно осознала ситуацию, которая наблюдалась тогда, и когда началась очень жесткая информационная война уже в этом году, Россия оказалась не совсем готова».
Политолог уверен, что России необходимо учитывать и опыт Сирии. «Как освещались сирийские события в Европе? Одна тема, которая была всегда во всех газетах, во всех журналах – как тяжело сирийским беженцам, насколько им трудно живется. Абсолютно не говорилось о том, как живут сирийцы в самой Сирии, что на самом деле происходит на территории Сирии. Уже тогда стало понятно, что картинка подменялась. Когда в августе прошлого года в Восточной Гуте было использовано химическое оружие, просто не было фактов, чтобы однозначно говорить о том, что это оружие использовала армия Башара Асада», - заявил Евсеев.

По его мнению, у тех, кто ведет информационную войну против России, есть широкие возможности показа информации той, которая им удобна, и на территории России. «Например, какое-то уважаемое информационное агентство берет информацию из Киева, вы хотя бы термины замените! Не надо писать в российских СМИ, что это сепаратисты и террористы. Очень часто в СМИ не хватает обычного профессионализма, потому что берут информацию Запада, не оценивая ее объективно, что происходит, а иногда даже не представляя, что происходит, при этом пытаются создать нечто, как считают, очень востребованное. На самом деле это не просто подмена картинки, это очень серьезное искажение информации внутри нашего государства. Очень большой архив информации, который используется Западом, никакой критики не выдерживает вообще. Но зачем заниматься транслированием такого рода информации?» - удивляется Владимир Евсеев, призывая российских журналистов быть честными и справедливыми.

11960 просмотров




Вестник Кавказа

в Telegram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!