Иран переговаривается с «шестеркой»

Иран переговаривается с «шестеркой»
Сегодня в Алма-Ате продолжатся переговоры по иранской ядерной программе между представителями Тегерана и «шестерки» посредников. Вчера источник в иранской делегации, ведущей сегодня переговоры с "шестеркой" сообщил по завершении пленарного заседания, что Иран готов рассмотреть возможность прекращения обогащения урана в том случае, если со страны будут сняты все международные санкции. Между тем, многие эксперты сомневаются в эффективности такого рода переговоров. 

«Позиции «шестерки» и позиции Ирана по вопросу урегулирования ядерной проблемы практически взаимоисключаемые, - говорит старший сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин. – «Шестерка» настаивает на том, чтобы Иран прекратил бы обогащение уран. В обмен на какие-то уступки «шестерка» сейчас предлагает Ирану возможность продавать нефть за золото. Иран провел пиар-акцию, пропагандистскую кампанию буквально накануне встречи. Вдруг было объявлено, что иранские геологи обнаружили в стране огромные запасы урановой руды. Кроме того, было объявлено, что Иран уже нашел места для расположения для будущих 16 атомных электростанций. А в планах Ирана строительство 20 ядерных блоков. На днях объявлено, что Иран начал модернизировать свои агрегаты, центрифуги в Натанзе. Если они проведут полностью смену, то процесс обогащения урана ускорится в 3-5 раз.
Между тем, президент Ахмадинежад заявил о том, что ситуация в экономике очень сложная. Иран по подсчетам МАГАТЭ теряет в пересчете на год от 40 до 50 миллиардов долларов. Снизилось производство, добыча нефти, сейчас они добывают около 2 миллионов баррелей в сутки. Также снизился и экспорт нефти. Сейчас он находится на уровне 1 млн баррелей. Такое снижение производства в главном секторе иранской экономики, в нефтедобыче, ведет за собой целую цепочку экономических трудностей. По иранским же данным, закрыто более 1000 предприятий. Число безработных увеличивается постоянно. Иранский риал падает. Поэтому Иран заинтересован в смягчении этих санкций.
Как этого добиться? «Шестерка» совершенно реалистично говорит: давайте решать иранские ядерные вопросы, и тогда будут послабления и в санкционных мерах. Есть прекрасный план нашего министра иностранных дел Сергея Лаврова, который называется step by step, то есть постепенное решение иранской ядерной проблемы. На одном листе пишутся требования к Ирану, на другом – санкции. И потом в зависимости от того, как выполняет требования Иран, снимаются санкции.
Важный момент - предстоящие выборы президента в Иране 14 июня. Иранская ядерная программа – это национальная гордость иранцев и национальный фетиш. Поэтому сейчас осуществлять какие-то резкие движения иранская делегация просто не может. В Иране элита расколота. Идет подковерная очень жесткая борьба с обвинением во всех грехах политических противников. Любое движение на таком важнейшем фронте как ядерный будет восприниматься в Иране в ходе этой борьбы за президентское кресло разными группировками по-разному. Поэтому иранская делегация ограничена в своих возможностях.
Но после выборов «шестерка» должна строить свои планы и работу на будущее. Правда, есть люди и в США, и в Израиле, которые не готовы так долго ждать. Однако в последнее время новая администрация Обамы менее воинственна, сейчас США не готовы к резким шагам в отношении Ирана. В Израиле тоже ситуация не позволяет решить иранскую ядерную проблему военным путем. Нельзя гарантировать, что военного решения не будет. Но политического решения надо ждать будет до конца года».

По мнению директора Института каспийского сотрудничества Сергея Михеева, одной из причин сложившейся ситуации стала проблема тотального недоверия: «Запад тотально не доверяет Ирану, а Иран тотально не доверяет Западу. Иранцы утверждают, что их программа мирная. Запад и Израиль говорят: «Нет, вы врете, ваша программа военная, поэтому мы будем вас давить». Логика иранцев ясна. В мире, где система международного права практически не действует, смел тот, кто съел. Рядом находится Израиль, который обладает ядерным оружием, но ни к каким соглашениям по нему не присоединяется. Есть Пакистан, который тоже обладает ядерным оружием и тоже игнорирует соглашения по ядерному оружию. Запад, способствуя в последние 20 лет разрушению системы международного права, более или менее системному решению различных проблем в мире, способствует такому подходу к делу со стороны тех стран, которые имеют некие амбиции. А для Ирана ядерная программа – показатель успешности их альтернативной модели. Поэтому Запад раздражает не только Иран, но и тот же Китай. По логике либеральных идеологов, Китай вообще не должен существовать, он должен быть абсолютно бессмысленной, никчемной, ничего не умеющей страной. А он вдруг показывает такие темпы роста! Поэтому я думаю, что иранская проблема является одной из частей кризиса доверия и кризиса идеологии в мире в целом.
Если говорить о вопросах безопасности в этом регионе, есть два пункта, они как бы взаимоисключающие, с одной стороны, Россия категорически против обладания Ираном ядерным оружием, с другой стороны, Россия категорически против решения иранской проблемы военным путем. На данном историческом этапе, Россия такое решение поддержать не может».

Как считает замдекана факультета Востоковедения Ереванского госуниверситета Вардан Восканян, «ожидать каких-то серьезных продвижений в переговорах не следует, но любые переговоры означают, что войны не будет. В преддверии президентских выборов 14 июня иранская сторона будет всячески стараться прийти к неким соглашениям в плане неужесточения санкций, а западные страны возьмут некоторую паузу, как это было во время прошлых выборов. Поствыборная ситуация может немножко обостриться, и они попытаются использовать всяческие технологии в плане осуществления революций. Запад пытается давить на Иран этнической проблемой, которая часто искусственно раздувается. Это связано с проблемой так называемых этнических азербайджанцев в Иране, курдов, арабов и так далее. Перспектива не внушает никакого оптимизма. Не будут достигнуты реальные договоренности, и стороны будут оставаться на свои изначальных позициях, с которых они начали эти переговоры».

По мнению руководителя Центра политических исследований армянского научно-образовательного фонда «Нораванк» Севака Саруханяна, «риторика последнего периода в Иране говорит о том, что власти до президентских периодов ни на какие договоренности с Западом не пойдут. Они не склонны идти на компромисс ни с «шестеркой», ни с США, несмотря на то, что администрация Обамы предложила вести прямые переговоры между Вашингтоном и Тегераном, что вообще новое явление для последних 32 лет. Многое зависит от того, кто станет президентом Ирана. На сегодняшний день образована очень сильная умеренно консервативная коалиция между мэром Тегерана Галибафом, бывшим министром иностранных дел Али Акбаром Велаяти, который ныне является советником духовного лидера по внешней политике, бывшем спикером иранского меджлиса Аделем. И эта коалиция стремится выдвинуть своего единого кандидата. Если им будет Галибаф, который неоднократно высказывался за ведение переговоров с Вашингтоном, за компромиссы, или даже Али Акбар Велаяти, который, как говорят, в сентябре прошлого года два раза ездил в Вашингтон, чтобы встретиться с американскими дипломатами, то перспективы для переговоров открываются более оптимистические. «Шестерка» же не может прийти к какому-то решению до того, как Тегеран и Вашингтон не урегулируют хотя бы частично свои отношения, потому что этот формат «шестерки» и вообще вся эта ситуация возникла из-за того, что не урегулированы ирано-американские отношения. Если не будет прогресса в этих отношениях, то в ядерном вопросе тоже никаких положительных подвижек не будет.
Что касается Армении, то она от санкций в отношении Ирана не особо страдает, потому что у нас торговые отношения с Ираном в основном осуществляются в сфере природного газа, и к природному газу никакие санкции не применяются. Для Армении, естественно, не желательно, чтобы конфликт перешел в военную фазу. Хотя есть немало людей, которые считают, что если в Иране будет военный конфликт, то Азербайджан обязательно нападет на Армению, воспользуется этим. Но я считаю, что самая большая проблема возникнет для Азербайджана, потому что не в Армению хлынут миллионные потоки тюркоязычных беженцев, а именно в Азербайджан, где есть хотя бы языковые условия для того, чтобы они более легко себя обустроили в период конфликта. Кроме того, Азербайджан больше связан с Ираном с экономической точки зрения, чем Армения, товарооборот – порядка 1,5 миллиарда долларов в год».

8420 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!