«Проблема» в том, что Анкваб - человек закона

Георгий Гвазава
Георгий Гвазава
Покушение на жизнь президента Абхазии Александра Анкваба вызвало широкий резонанс не только в Сухуми и Москве, но и в Тбилиси. Эта тема не теряет актуальность хотя бы по той причине, что сразу после теракта в Гудаутском районе, российская и абхазская стороны закрыли единственный пешеходный мост через реку Ингури. Таким образом, жители Гальского района Абхазии, часто ездившие в грузинский Зугдиди и обратно, потеряли такую возможность. По некоторым данным, грузино-абхазская граница останется закрытой вплоть до парламентских выборов в Абхазии, намеченных на 10 марта.
Своим мнением о возможных версиях покушения на абхазского лидера с «ВК» делится глава правительства Абхазской автономной республики (эта структура с 1993 года действует в Тбилиси и объединяет грузинских беженцев из Абхазии) Георгий Гвазава.

- Господин Гвазава, на ваш взгляд, насколько обоснованны предположения о причастности Грузии к этому преступлению?

- Такие предположения абсолютно беспочвенны. Мы об этом даже не думали, просто потому, что нет никакого смысла – мы ведь даже на Ардзинбу не готовили и не осуществляли нападения (Владислав Ардзинба – руководитель Абхазии во время грузино-абхазской войны 1992-1993 гг. и президент Абхазии в 1994-2004 гг., – прим. «ВК»). Тем более никому у нас не придет в голову покушаться на жизнь Анкваба. Не меньше сомнений вызывают и разговоры о «российском следе»- очень сомневаюсь, что Россия как-то к этому причастна. Просто, «проблема» в том, что Анкваб - человек закона, человек жесткий, требующий порядка. Россию на данный момент весьма устраивает такая фигура в Абхазии, чтобы «управляемый хаос» там завершился, установился порядок, и все убедились, что это стабильная, демократическая страна. Так что, уход со сцены Анкваба – явно не устраивал Россию. 
Он развязал борьбу с криминалом, коррупцией, посадил многих чиновников, в том числе руководителей министерств (даже МВД), разных ведомств и так далее. Думаю, организаторов теракта следует искать среди тех чиновников, кто делил российские траншы, работал с «откатами» и так далее. На мой взгляд, это самая реальная из версий. То есть, в Абхазии постепенно прекращается тот криминальный хаос, который там творился. А всякого рода эксцессы – это криминальные разборки и провокации обиженных на Анкваба. Можно, конечно, теоретически поразмышлять о других версиях, но, скорее всего, самая простая версия, которая сейчас приходит на ум, и является самой верной.

- Это уже пятое или шестое покушение на жизнь Александра Анкваба. Почему же абхазские правоохранительные органы никак не могут выйти на след бандитов?

- Давайте посмотрим на проблему с другой точки зрения: если бы всем этим занимались какие-либо сильные спецслужбы, то результат (к сожалению, в том числе для меня) был бы трагическим, то есть им удалось бы довести дело до преступного конца и убить Александра Анкваба в ходе одного из пяти покушений. Анкваб всегда боролся с коррупцией. Это человек жесткого стиля. А Абхазией ведь правили кланы. Так что, вопрос в том, кому он не угодил в этой клановой борьбе. Все следы ведут именно туда.

- Как покушение на Анкваба повлияет на исход предстоящих 10 марта парламентских выборов?

- Трудно сказать. По-моему, население Абхазии должно поддержать Анкваба. Все ведь хотят порядка. Всем честным абхазам нужен порядок. Те, кому порядок не нужен, конечно, будут работать против. Думаю, акции Анкваба, как национального лидера, после покушения, наоборот, возросли.

- Знаете ли вы лично Александра Анкваба? Какова история отношений с ним грузинской части общества Абхазии?

- Я очень хорошо его знаю. Мы были вместе в абхазском парламенте. Считаю Анкваба человеком грамотным и принципиальным, причем разумным. Именно таким он был всегда. Он – настоящий патриот Абхазии, человек, наделенный качествами истинного лидера. Во время войны 1992-1993 годов мы часто созванивались и вели переговоры об обмене пленными. Он по-человечески ко всем относился, но всегда требовал справедливости. Это вовсе не значит, что Анкваб – прогрузинский политик или имеет какие-то особые отношения с Грузией. Он просто понимал, что каждый расстрелянный пленный – это материал геноцида. То есть, в те времена он и доброе дело делал (спасал людей), но с другой стороны, оставлял чистым для сепаратистов «правовое поле», чтобы их труднее было обвинить в геноциде мирного грузинского населения Абхазии.

14905 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!