Вестник Кавказа

Потерявшийся на войне

Тимур Уцаев, Грозный
До 1994 года Мурад Солтамурадов воспитывался в грозненском интернате для детей с плохим зрением. Во время боевых действий ребенка забрала к себе воспитательница, но когда интернат перестал работать, разъехались и сотрудники…

В 1995 году шестилетним мальчиком Мурад попал в предгорное ингушское село Ачалуки. К себе домой его привез милиционер Магомед Точиев, нашедший ребенка на приграничном с Чечней посту – мальчик, видимо, потерялся и жил среди милиционеров несколько суток. "Тогда я был на дежурстве, недолго думая я забрал его. Попав в нашу семью, с первых дней он уже назвал меня отцом, - вспоминает Точиев. - Когда привел его в дом, сказал жене: если завтра упрекнешь, что я привел в дом «чужого», то сегодня де отдам его, но если ты через месяц ты скажешь, что он чужой, тогда я расстанусь с тобой". Так чеченский мальчик остался у Точиевых. Как принято у чеченцев и ингушей, младший был всегда под защитой старших братьев. Глава семьи говорит, что всегда оскорблялся, когда в школе Мурада называли сиротой - ему даже был завещан дом, где проживали Точиевы.

Сам же Мурад рассказывал, что помнит только море и трамвай. Как оказалось, говорил он о психо-неврологическом центре и грозненском водохранилище в поселке Черноречье, куда интернатовских детей возили на обследования. Сюда после первой военной кампании приезжали вместе с Магомедом Точиевым работники Малгобекской администрации, но ни интернат в центре города, ни психо-неврологический центр в Грозном уже не работали, здания учреждений были разрушены. Тогда удалось лишь узнать фамилию мальчика, ведь пропал он в специальной форме с «вшитой» фамилией…

Найти родных Мурада новые родители пытались не раз - и в Грозном, и среди чеченских беженцев, и через республиканские телерадиокомпании. Однако результата удалось добиться, только когда слух о потерявшемся мальчике дошел до чеченских правозащитников. Районным представителям омбудсмена республики и удалось разыскать родственников Мурада. Как говорят правозащитники, искать было сложно - Солтамурадовых в Чечне очень много. Помогли уцелевшие архивы Загса. Сохранившиеся там документы привели правозащитников в Аргун.

Когда я поинтересовался детством Мурада, пришлось еще раз вспомнить то страшное время, когда бомбили города Чечни и снаряды били не только по военным позициям, но и по мирным жителям. Тогда, по словам тети Мурада, родные Солтамурадова и потеряли связь с мальчиком. "В начале 1995 года нам сообщали, что Мурада забрали из грозненского интерната какие-то женщины, он и другие дети находились в подвале, а затем вместе с беженцами отправились в Ингушетию. Мы не сразу смогли попасть в Грозный, а уже после было поздно".

Активное участие в поиске родственников мальчика приняла сотрудница Малгобекской администрации Зайха Исаева. Историю пропавшего мальчика она узнала довольно давно. "Я не сразу сказала Точиевым, что обязательно хочу найти в Чечне Солтамурадовых. Мураду сказал мне: «Какими бы они не были, я хочу знать своих родных». Я ответила: «Ты настоящий чеченец-къонах»". С этого момента и началась развязка этой истории, Зайха обратилась к уполномоченному по правам человека Нурди Нухажиеву…

"Будем жить по волчьим законам, я волк, а ты волчонок", - сказал на прощание Магомед Точиев Мураду, имея в виду, что его всегда будут ждать в Ачалуках. Мурад поблагодарил на ингушском языке: "Хочу, чтобы у меня теперь было две семьи. Магомед мне был настоящим отцом, он сделал меня человеком". Пока Мурад попрощался с братьями и сестрами всего на неделю – он заканчивает профессиональное училище и скоро вернется на учебу в Средние Ачалуки. Потом он будет жить там, где родился - недалеко от Грозного, в Аргуне. Здесь Мурада называют, как и 15 лет назад, Заурбеком.
15970 просмотров