Турция соединится с Ираном и Пакистаном

Турция соединится с Ираном и Пакистаном

В 2021 году правительства Турции, Ирана и Пакистана возродят транснациональные железнодорожные перевозки между Стамбулом, Тегераном и Исламабадом. Ожидается, что транснациональная железная дорога выведет сообщение в рамках китайской инициативы ”Один пояс - один путь” на новый уровень и обеспечит сообщение железнодорожное между Китаем и Турцией.

Как сообщает японское ежедневное издание "Нихон кэйдзай" в статье Turkey, Iran, Pakistan rail link to China's Belt and Road, начало грандиозному проекту было положено службой контейнерных поездов, запущенной в 2009 году под эгидой Организации экономического сотрудничества. (ОЭС - политическая и экономическая межправительственная организация 10 стран, основанная в 1985 году Ираном, Пакистаном и Турцией).

Однако дальше тестовых запусков контейнерный сервис так и не пошел и в дальнейшем развит не был. Несмотря на это, три государства планировали дополнить грузовые поезда пассажирскими перевозками. Длина маршрута составляет 6 540 км - более шестой части окружности планеты. Примерно 1950 км пути проходит через Турцию, 2600 км - через Иран и еще 1990 км - через Пакистан. Путешествие из Стамбула в Исламабад займет десять дней, что намного быстрее, чем путь длительностью 21 день по морю между Турцией и Пакистаном.

Говоря на условиях строгой анонимности, правительственный чиновник из Пакистана сказал, что железная дорога будет соединена с Синьцзян-Уйгурским автономным районом Китая через пакистанскую железнодорожную линию ML-1. Проект ML-1 стоимостью $6,8 млрд стал крупнейшим компонентом Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК), флагманского пакистанского компонента китайской инициативы ”Один пояс - один путь”. Создание ветки должно быть завершено к 2026 году одновременно с окончанием строительства ML-1.

Наблюдатели рассматривают железную дорогу как продолжение проекта ”Один пояс - один путь”. Лукаш Пшибышевский, аналитик по Западной Азии из Азиатского исследовательского центра Варшавской военной академии, считает, что Пекин рассматривает иранскую транспортную инфраструктуру в частности и ОЭС в целом - как часть своей инициативы ”Один пояс - один путь”. ”Во время кризиса и войны такие альтернативные наземные торговые пути очень ценны и прибыльны”, - сказал Пшибышевский. По его словам, Пекин предполагает, что участвующие страны будут активными партнерами по программе ”Один пояс - один путь”, нуждаясь в точно ориентированных инвестициях.

Железная дорога обеспечит регулярное железнодорожное сообщение между Китаем и Турцией, но существует и другой более длинный путь. 19 декабря в Сиань из Турции прибыл поезд, который пересек территорию Грузии и Азербайджана, переплыл Каспийское море на пароме и проехал по Казахстану. Город Сиань в провинции Шэньси к северо-востоку от Синьцзяна является восточной точкой Шелкового пути, соединявшего древний Китай со Средиземноморьем.

Маршрут проходит по Транскаспийскому среднему коридору ”Восток-Запад” по железной дороге ”Баку-Тбилиси-Карс”. Эксперты считают, что Китай может развивать оба маршрута.

Джеймс М. Дорси, старший научный сотрудник Школы международных исследований им. С. Раджаратнама в Сингапуре, сказал, что решения Пекина в отношении маршрутов Стамбул - Сиань и Стамбул – Тегеран - Исламабад будут отражать его экономические и геополитические амбиции. ”С точки зрения Пекина, Турция является важным торговым узлом, и в долгосрочной перспективе не помешает наличие нескольких железнодорожных маршрутов, соединяющих Китай с Турцией”, - сказал Дорси.

По его словам, Турция позиционирует себя в качестве ключевого евразийского транспортного узла, и с этой целью ей стоит развивать железнодорожное сообщение с Южной Азией и Китаем. ”Анкара заполняет вакуум в качестве ведущего регионального игрока после того, как правительство США освободило геополитическое пространство в регионе при администрации Трампа”, - сказал эксперт.

По мнению аналитиков, железная дорога Стамбул – Тегеран - Исламабад поможет Ирану обойти санкции США. ”Для Тегерана это привлекательный альтернативный торговый путь, поскольку страны ОЭС торгуют в местной валюте”, - сказал Пшибышевский.

 В 1992 году к ОЭС присоединились еще семь стран - Азербайджан, Афганистан, Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан. ”Практически невозможно изолировать Иран и остановить торговлю с его соседями”, - сказал Пшибышевский. По словам эксперта, инфраструктурные проекты, например, железная дорога СТИ, будут стимулировать экономику страны, а новые железнодорожные сообщения обеспечат большую гибкость в будущем.

Однако на прошлой неделе Китай запросил у Пакистана дополнительные гарантии и отказался предоставить Исламабаду полную льготную ссуду для проекта ML-1 стоимостью $6,8 млрд. Решение поднимает вопрос о том, как Пакистан будет финансировать модернизацию своей железнодорожной сети в огромной провинции Белуджистан, где рельсам более ста лет и большая часть путей засыпана песчаными дюнами. В отличие от железнодорожных линий в Иране и Турции, в Пакистане в настоящее время не могут проходить тяжелые грузовые поезда.

Эксперты уверены, что Пакистану придется искать финансирование вне рамок инициативы ”Один пояс - один путь”. ”Проект, вероятно, не получит финансовой поддержки от Китая, потому что это не в интересах Пекина”, - сказал Пшибышевский. Он добавил, что Китай окажет политическую поддержку железной дороге СТИ, поскольку она дополняет ”Один пояс - один путь”. Но Пекин рассчитывает, что Иран, Пакистан и Турция будут нести расходы и разделят риски, если хотят извлечь выгоду из торговых и инвестиционных дивидендов от железной дороги Стамбул – Тегеран - Исламабад.

24810 просмотров




Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!