Евразийская интеграция на пределе

Евразийская интеграция на пределе

Главы государств Евразийского экономического союза (ЕАЭС) не подписали Стратегию развития ЕАЭС до 2025 года. Документ отправили на доработку. Такое решение было принято по итогам заседания Высшего Евразийского экономического совета (ВЕЭС), которое прошло в режиме видеоконференции. Стратегия будет доработана с учетом предложений белорусской и казахстанской сторон.

Белоруссию и Армению не устраивают высокие тарифы на российский газ. Его стоимость  Минск и Ереван называют дискриминационной и разваливающей интеграцию, а в Москве механизм ценообразования называют рыночным. Россия продает природный газ Европе по 65–68 дол., в то время как для Белоруссии — за 127 долларов.  Президент Белоруссии Александр Лукашенко отметил, что документ не имеет срочных к реализации предложений. "Это стратегия, поэтому спешить некуда, за исключением пункта по природному газу. И то, даже если мы примем в такой формулировке по природному газу решение, это не конкретное решение. За ним будут следовать конкретные переговоры", - отметил белорусский лидер. Он предложил вернуться к разговору в ходе следующего заседания ВЕЭС, который планируется провести в октябре - ноябре в Минске.

Аналогичные претензии у Еревана. Премьер-министр Армении Никол Пашинян ранее дважды обсуждал цену на газ с Владимиром Путиным, но в итоге она все-таки поднялась. С 1 января 2019 года — со 150 дол. до 165 дол. за 1 тыс. кубов. В этом году цена составляет 150 дол. за тысячу кубов. Тем не менее российский газ обходится Армении в 2,8 раза дороже, чем Европе, где цены упали. В начале апреля "Газпром Армения" обратился в Комиссию по регулированию общественных услуг с заявкой о пересмотре тарифов на природный газ. Предлагается повысить средний тариф на 11%.

По мнению президента РФ Владимира Путина, единый тариф может быть реализован лишь на едином рынке с единым бюджетом и единой системой налогообложения: "Столь глубокий уровень интеграции пока еще не достигнут. Следовательно, цены на газ должны формировать на основе рыночной конъюнктуры. Это обычная мировая практика".

"Евразийская интеграция как бюрократический процесс забуксовала. Но бюрократический процесс и сама интеграция - не тождественные понятия. Интеграция сверху упирается в противоречие интересов элит, а интеграция снизу еще даже не начиналась. Можно сказать, что здесь почти всe – tabula rasa, а значит, много пространства и свободы для творчества", - считает белорусский политолог Алексей Дзермант. По его мнению, торможение интеграции в ЕАЭС усилит влияние Китая, с которым каждая страна ЕАЭС будет стремиться договориться единолично.

Заседание совета ЕАЭС продемонстрировало наличие противоречий между производственным и энергетическим началом, и в целом, достигнут предел интеграции, считает эксперт Российского совета по международным делам, доцент РГГУ Александр Гущин. Он отметил, что придется преодолеть эти противоречия через "не могу". В противном случае, придется признать, что суверенитеты, разница потенциалов, слабые экономики ряда стран - непреодолимый якорь дальнейшей интеграции. Гущин полагает, что ни о реальной промкооперации и объединении капиталов, пусть даже пока с наиболее сильной в промышленном отношении Белоруссией, ни о реальном усилении наднациональных структур, ни о создании реального регионального эгергорынка речи не идет. То мешают национальные интересы (в том числе национальных топливно-энергетическим комплексов), то политические противоречия, то элиты не готовы отдавать частички суверенитетов, хотя на самом деле до реальной отдачи суверенитетов еще далеко. Видно, что Россия и Казахстан с одной стороны, и Белоруссия с Арменией с другой формируют разные подходы, что тормозит интеграцию. Это наводит на мысль, что перенос интеграционной доминанты с Союзного государства на ЕАЭС не приведет к быстрому решению вопроса, поскольку нерешенные проблемы при сохранении старых подходов сторон просто будут перенесены в многосторонний формат. Тормозится и развитие международной субъектности союза, его привлекательность.

С критикой Стратегии выступил и президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев. По его словам, некоторые предложения документа представляют собой "неуместное забегание вперед". Он высказался против расширения полномочий ЕЭК, отметив, что наделение ее дополнительными компетенциями в вопросах здравоохранения, образования и науки "существенно меняет ее экономическую направленность". Негативной оценке подверглись и идеи участия Комиссии в двусторонних переговорах государств-членов с третьими странами по торгово-экономическим вопросам. "Сфера торговли услугами и инвестиции являются национальной компетенцией", – напомнил Токаев.

По мнению казахстанского политолога Аскара Нурша, В последние годы аппарат ЕЭК сосредоточил усилия на продвижении предложений, во-первых, по расширению своих наднациональных полномочий, и, во-вторых, по включению в комплекс правовых документов ЕАЭС "гуманитарной корзины" через распространение интеграции на сферы здравоохранения, образования и науки. Этого нет в учредительном договоре о создании ЕАЭС. Данные инициативы, продвигаемые российской стороной, до сих пор не поддерживались Казахстаном, что и подтвердил президент Токаев в своем выступлении в ходе онлайн-заседания ВЕЭК:  "Это приведет к отторжению стратегии национальным общественным мнением, поскольку стратегия ограничит суверенные права правительств и парламента".

Критические выпады Токаева в адрес ЕАЭС, как сказал "Вестнику Кавказа" директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев, имеют несколько причин. Во-первых, они отражают общий рост негативного отношения в Казахстане к этому проекту, где "геополитические амбиции России изначально загоняли всех участников ЕАЭС в роль заложников  внешней политики Кремля". Поэтому Токаев озвучил то, о чем уже предупреждали другие в Казахстане. Критика в адрес ЕАЭС была рассчитана и на внутреннюю аудиторию в Казахстане, учитывая то, что Токаев сейчас старается набрать политические очки как защитник национальных интересов Казахстана. К тому же, в отличие от Нурсултана Назарбаева, который рассматривал ЕАЭС как свой личный внешнеполитической проект, призванный закрепить за ним роль главного интегратора постсоветского пространства, у Токаева нет комплекса "великого интегратора", а следовательно эмоциональной связи с ЕАЭС, что позволяет более реалистично смотреть на все проблемы этой структуры.

Во-вторых, не Токаев стал инициатором критических выпадов в адрес ЕАЭС. Задолго до него этим занимался Александр Лукашенко. ЕАЭС с самого начала напоминала коммунальную квартиру, где были постоянные конфликты. И если раньше Минск обвинял Москву в нарушении пунктов договора, касающихся функционирования ЕАЭС, то в последнее время такие же обвинения звучат в адрес Казахстана со стороны Киргизии. Неудивительно, что Узбекистан насмотревшись на эти склоки, решил стать лишь наблюдателем в ЕАЭС, несмотря на все попытки России "заманить" Ташкент туда в качестве полноправного члена.

7225 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!