COVID-19 не мешает Азербайджану с оптимизмом смотреть в будущее

COVID-19 не мешает Азербайджану с оптимизмом смотреть в будущее

Устойчивое положение Азербайджана накануне вспышки коронавируса как государства, занимающегося энергетикой и реформированием, дает основания для оптимизма в отношении того, что страна сможет быстро вернуться к нормальной жизни, пишет член правления Центра анализа международных отношений (AIR Center) в Баку Эсмира Джафарова в материале COVID-19 doesn’t prevent Azerbaijan from looking at future with optimism для Euractiv.

За 25 лет Азербайджан стал сильным государством, не только экспортером нефти, но и гарантом энергетической безопасности. Баку вместе с партнерами выстроил успешную модель сотрудничества путем строительства нефтегазопроводов ”Баку-Тбилиси-Джейхан” и ”Баку-Тбилиси-Эрзурум”, которые транспортируют углеводороды Каспийского моря на международные рынки.

Азербайджан сумел стать самодостаточным государством, несмотря на факт оккупации Нагорного Карабаха и социально-экономическое бремя из-за беженцев и вынужденных переселенцев, ставших жертвами армяно-азербайджанского конфликта. Углеводороды оказались естественным решением для самых разнообразных задач.

В последнее время Азербайджан работает над созданием международного партнерства по разведке газовых ресурсов страны, которые оцениваются примерно в 2,6 трлн кубометров. Существующего газопровода ”Баку-Тбилиси-Эрзурум” не хватает для разведки этих месторождений и транспортировки больших объемов добычи. Поэтому был инициирован стратегический проект ”Южный газотранспортный коридор” (ЮГК), создание которого началось в 2013 году. Газопровод частично был открыт в мае 2018 года, став важным звеном энергетической безопасности, экономического развития и глобального партнерства.

Коридор состоит из четырех интегральных частей: ”Шахдениз-2”, Южнокавказского трубопровода, Трансанатолийского трубопровода (TANAP) и Трансадриатического трубопровода (TAP). Работы по всем четырем направлениям выполняются успешно. Это первый мегапроект в Европе, который объединяет все компоненты энергетической безопасности. Работа над проектом предполагает тесное сотрудничество семи стран - Азербайджана, Грузии, Турции, Греции, Болгарии, Албании и Италии; участие международных нефтегазовых компаний, а также поддержку крупных финансовых институтов, таких как ЕБРР, ЕИБ и АБР. Турция получает газ с момента официального открытия ЮГК, а после завершения проекта этой осенью Европа также начнет получать 10 млрд кубометров газа в год. Ожидается, что по состоянию на июнь 2020 года Турция получит 6 млрд кубометров газа.

TAP почти завершен (93,5% по состоянию на март 2020 года), о чем было сообщено на последнем, шестов заседании Консультативного совета по ЮГК, который прошел 28 февраля в Баку. Завершение TAP позволит экспортировать около 8,8 млрд кубометров азербайджанского газа в Италию.

Таким образом, Азербайджан внесет вклад в энергетическую безопасность Италии, а также стран Юго-Восточной Европы, обеспечит диверсификацию источников и маршрутов, а также поможет в усилиях по декарбонизации континента.

У ЮГК есть потенциал для расширения на Балканы, в Центральную и Западную Европу, а также для привлечения новых стран-поставщиков, транзитеров и потребителей. Проект БРВА (Болгария-Румыния-Венгрия-Автрия), Интерконнектор Греция-Болгария (ИГБ) и Ионическо-Адриатический трубопровод (IAP) являются потенциальными соединительными трубопроводами, которые могут доставлять газ с месторождения ”Шахдениз” в различные пункты назначения через ЮГК.

Потенциал Южнокавказского трубопровода и TANAP составляет 31 млрд кубометров, а объемы, экспортируемые по TAP, возможно удвоить до 20 млрд кубометров. Однако эти планы могут не осуществиться в связи с тем, что энергетическая политика ЕС способна измениться в долгосрочной перспективе с принятием ”Зеленой сделки”, которая подготовит почву для нейтрализации выбросов углерода к 2050 году.

Поскольку ЕБРР становится ”климатическим банком” и в основном занимается государственными и частными ”зелеными” инвестициями, следовательно, банк не будет инвестировать в какие-либо будущие проекты в области ископаемого топлива, включая газ, начиная с 2022 года.

Тем не менее ситуация с уже начатыми проектами, такими как ЮГК неоднозначна. Как заявили чиновники ЕС, на самом деле снижение выбросов углерода не означает, что блок больше не будет нуждаться в природном газе. Природный газ будет важным резервом возобновляемых источников энергии в течение некоторого времени.

Вот почему до начала пандемии COVID-19 прогнозы по экономике Азербайджана были довольно позитивными. В стране также проводились комплексные реформы, которые уже принесли ряд ощутимых изменений в государственное управление.

В октябре 2019 года министр экономики Шахин Мустафаев заявил, что ”в 2020 году реальный рост ВВП Азербайджана составит 3% - 1,6% для нефтяного сектора и 3,8% для ненефтяного сектора. Рост ненефтяной промышленности прогнозируется на уровне 8,8%, а сельского хозяйства до 4,8%”. Позднее новый министр экономики Микаил Джаббаров подтвердил эту цель и пообещал добиться большего. Уровень безработицы в Азербайджане снизился с 5,02% в 2018 году до 4,99% в 2019 году, и прогнозировалось его дальнейшее снижение.

Азербайджан также стремится увеличить долю возобновляемых источников энергии в общем балансе энергопотребления страны на 30% до 2030 года, в то время как в настоящее время эта цифра составляет 18-19%, включая гидроэлектростанции.

В январе 2020 года было подписано соглашение о реализации пилотных проектов в области возобновляемых источников энергии с двумя ведущими компаниями Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов, ACWA Power и Masdar, соответственно, и в будущем может появиться больше подобных проектов.

Несмотря на позитивную картину, когда глобальная пандемия приобрела более серьезные масштабы, Азербайджан также оказался подвержен заряжению. Известие о первом случае заболевания появилось 28 февраля, и правительство незамедлительно отправило страну на карантин, а затем усилило его, как того требовала ситуация. 19 марта 2020 года указом президента был создан специальный президентский фонд для борьбы с коронавирусом, и правительство подготовило девять программ на 2,5 млрд манатов (3% ВВП) для поддержки экономики и расширения социальных выплат.

Идея состоит в том, чтобы как можно скорее восстановить экономику и пережить шторм COVID-19 с минимальными потерями. Конечно, резкое падение цен на нефть в результате снижения спроса оказало серьезное влияние на экономику, которая до этого была на подъеме.

Бюджет Азербайджана на 2020 год предусматривает стоимость нефти в $55 за баррель. Доходы государственного бюджета увеличились, поскольку цены на нефть в первые два месяца года составляли более $60, расходы оказались меньше на 400 млн манатов только за январь, плюс доходы от налоговых и таможенных услуг.

Стратегические валютные резервы Азербайджана оцениваются более чем в $50 млрд, что обеспечивает дополнительную финансовую безопасность и позволяет компенсировать понесенные убытки. Кроме того, в рамках недавней сделки ОПЕК+ страны обязались сократить производство на 20 млн баррелей в сутки, что потенциально может помочь стабилизировать рынок.

Эффекты сделки еще предстоит увидеть, но ранние рыночные реакции показали некоторую положительную динамику.

Дискуссия о последствиях COVID-19 и его влиянии на мировую экономику продолжается. Однако ясно, что не будет ни победителей, ни побежденных в этом глобальном бедствии, поскольку все пострадают, в том числе и Азербайджан. Тем не менее устойчивое положение Азербайджана перед вспышкой в качестве энергетического и реформаторского государства и быстрые меры по сдерживанию вируса, а также введение в действие механизмов государственной поддержки вселяют оптимизм в отношении того, что страна быстро вернется к нормальной жизни и продолжит прерванную работу с еще большим рвением. Политическая воля к этому есть, и скоро все препятствия будут преодолены.

12070 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!