В Гонконге повторится Тяньаньмэнь?

В Гонконге повторится Тяньаньмэнь?

Обстановка в Гонконге далека от нормализации. В выходные акции протеста пройдут в различных районах Гонконга, а самая крупная, очевидно, состоится в воскресенье на одноименном острове. По прикидкам правоохранительных органов, организация "Гражданский фронт за права человека", инициирующая и координирующая акции, намерена вывести на улицу почти полмиллиона человек.

Ситуация тем тревожнее, что, по сообщению правоохранителей, одна из заявок демонстрантов на шествие по соображениям безопасности властями отклонена. При этом об отказе оппозиции именно от этой части своей акции пока ничего не известно. А раз так, то расклад приобретает вдвойне взрывоопасный характер.

Таким образом, призывы властей и умеренных политиков воздержаться от действий, ведущих к эскалации напряженности, оппозиция "не услышала". Равно как "не прочитала" воззвание крупнейшего и богатейшего гонконгского бизнесмена Ли Цзячена. Его призыв "Любите Китай, Гонконг и самих себя!" был опубликован на первых страницах всех ведущих гонконгских газет. Ли Цзячен, состояние которого "Форбс" оценивает более чем в 30 млрд дол., напоминая, что "благими намерениями выстлана дорога в ад", подчеркивает, что "правительство услышало голоса протестующих, прозвучавшие громко и ясно, и теперь усердно ломает голову над решением проблем", а потому пора "сменить гнев на любовь" и "прекратить насилие". Но не прошло.

Оппозиция, добившись уступок властей, решила продолжить давление. Аппетит приходит во время еды? Или это большая подпитка оппозиции с целью опосредствованного давления на Пекин, который пока держится в стороне от событий в Гонконге? Для чего? Чтобы Пекину не казалась слишком сладкой жизнь, которая для него действительно сладковата, тогда как другие мировые игроки никак не вылезут из полосы экономической турбулентности? Возможно. Особенно если помнить о давнем перманентном раздражении Вашингтона китайскими успехами вплоть до официального выражения им обеспокоенности растущим влиянием Поднебесной. Заметны и внешние признаки сходства событий в Гонконге с "цветными революциями", в которых в той или иной степени сказывалось американское вмешательство, - власти идут на требуемые оппозицией уступки, но оппозиция, словно не видя этого, только ужесточает и расширяет требования. В гонконгском случае протесты начались в первой половине июня из-за планировавшегося принятия поправок в закон об экстрадиции, которые разрешают выдачу подозреваемых в совершении преступлений в материковую часть Китая. Под давлением улицы власти отказались от этой идеи, но теперь участники акций протеста требуют отставки главы администрации Гонконга Кэрри Лэм, а также реагирования властей на превышение полицией полномочий во время столкновений с митингующими. Если Пекин окажется основательно втянутым в гонконгские процессы, то прогнозировать последствия не рискнет никто. Хотя бы потому, что велика опасность переброски протестных настроений из успешного Гонконга в менее благополучные регионы Китая.

В первую очередь речь об активизации сепаратистских группировок в Тибете и Синьцзяне. Пекин в целом успешно решал проблему сепаратизма не только упредительными зачастую действиями по изолированию таких групп и придавливанию сепаратистских настроений, но и огромными финансовыми вливаниями в эти экономически проблемные регионы. Но теперь подобные действия могут потерять в эффективности.

Вмешательство Пекина в события в Гонконге также плохо для Пекина, как и невмешательство. Гонконг – не Синьцзянь. Здесь финансовые вливания бессмысленны: куда их и для чего? Но что-то делать, вероятно, придется. Сидеть и делать вид, что ничего не происходит, с каждым днем труднее – во взбунтовавшемся городе уже появился лозунг "Гонконг – это не Китай", и он звучит все громче. Помочь местной администрации силой? Тоже бессмысленно – сил у местной администрации, кажется, достаточно. Ждать, пока демонстранты выдохнутся, - тоже не бог весть какая затея, ибо долготерпение китайцев в достижении той или иной цели стало притчей во языцех. То есть нынешняя дестабилизация может затянуться, а это уже чревато упоминавшимся обострением положения в проблемных регионах, которые могут воодушевиться примером бунта в Гонконге. Идти на уступки оппозиции опасно по той же причине. И какие гарантии, что, получив отставку Кэрри Лэм и "головы" проштрафившихся полицейских, "Гражданский фронт за права человека" не придумает чего-то нового. Но и времени на "бесконечное ожидание" в надежде, что оппозиция устанет и обстановка сама собой устаканится, у Пекина нет. Точнее, времени для этого - всего полтора месяца.

1 октября – 70-летие образования Китайской Народной Республики. Пекин рассчитывал на мощнейший самопиар, демонстрацию своих потрясающих успехов всему миру, продвижение своих глобальных суперпроектов. Бурлящий Гонконг перечеркивает все эти бравурные планы и ставит множество вопросов. А главный из них – насколько все-таки жизненна идея или формула "Одна страна – две системы", подразумевающая отношения Китая с Гонконгом. И не только с ним, но и с Макао. На данный момент оказалось, что противоречия между "двумя системами" весьма глубоки. Настолько, что вызывают сомнения в обоснованности первой части формулы – гармонично соединиться две системы, в которых различное представление о свободах, не в состоянии. А это уже крах политики Пекина в направлении "одной страны – двух систем".

Трудно представить, что для выравнивания степеней свобод власти решатся на введение ограничений на волеизъявление, свободу слова или даже интернета в Гонконге до уровня остального Китая, в котором чуть ли не 80% мировых ресурсов сети доступны только чересчур "хитроумными" действиями. Любые намеки на жесткость, несомненно, обернутся взрывом в Гонконге, его отчуждением и такой головной болью, что в Пекине впору будет думать о спасительных свойствах гильотины.

В сфере свобод возможно только одно направление движения – доведение степени свобод в Китае до гонконговских. И каково? Трудно ведь представить последствия раскрутки гаек в Поднебесной. Еще и при беспрецедентном давлении США. И в любом случае процесс этот долгий. Уж точно в оставшиеся до юбилейных торжеств полтора месяца никак не уместится.

Однако Пекин ни за что не признает фактическое идеологическое поражение к 70-летнему государственному юбилею. Он сделает все, чтобы Гонконг к октябрю замолчал хоть на какое-то время. Это зависит от договороспособности лидеров протестного движения. Возможно, сама она находится в прямой зависимости от силы влияния внешних игроков. В таком случае – при чрезмерности этой зависимости – может повториться Тяньаньмэнь. С последующими обвинениями и санкциями Запада. Хотя сегодняшний Китай экономически несравнимо мощнее Китая 30-летней давности, трагическое дежавю – наименее желательный для Пекина сценарий. Тем более в преддверии 70-летнего юбилея КНР.

7665 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!