Вестник Кавказа

Российские бомбардировщики в Иране - символ, а не стратегия

National Interest, Марк Н. Кац, профессор в Школе политики и государства Shar при Университете Джорджа Мейсона, научный сотрудник Института арабских стран Персидского залива в Вашингтоне

В августе дальние бомбардировщики Ту-22М3 и фронтовые бомбардировщики Су-34, наносили удары по ДАИШ в Сирии, взлетая с иранской авиабазы Хамадан. Истребительно-авиационное прикрытие бомбардировщиков осуществляли самолеты Су-30см и Су-35с, базирующиеся на аэродроме Хмеймим. Вчера бомбардировщики, которые временно базировались на иранском аэродроме, покинули его и вернулись на российские аэродромы. Как заявили в Минобороы РФ, дальнейшее использование российской авиацией авиабазы Хамадан будет осуществляться на основе взаимных договоренностей по борьбе с терроризмом и в зависимости от складывающейся обстановки в Сирии. «Вестнику Кавказа» предлагает читателям ознакомиться с мнением Марка Н. Каца, профессора в Школе политики и государства Shar при  Университете Джорджа Мейсона,  научного сотрудника Института арабских стран Персидского залива в Вашингтоне, по поводу того, зачем  России нужна была авиабаза Хамадан.

В СМИ опубликовано огромное количество материалов, освещающих тему миссии российских бомбардировщиков с иранской базы. Но что именно изменилось? Для Сирии, куда летят бомбардировщики, нет разницы, летят они из Ирана или с далекого юга России. Это не меняет саму суть бомбардировок. Неубедительным также представляется и то, что операции, осуществляемые с территории Ирана (несмотря на то, что бомбардировщики преодолевают более короткое расстояние, а это  позволяет им переносить меньше топлива и больше бомб), более эффективны в совместных усилиях Москвы и Тегерана против оппозиции в Сирии, чем операции, проводимые с территории России.  Во многих других конфликтах было отмечено, что одних только бомбардировок недостаточно, чтобы нанести поражение повстанцам. Сирия не является исключением. Как и в других странах, потребуется гораздо больше времени и крайне затратная наземная операция для того, чтобы победить силы оппозиции. И нет никакой гарантии, что это сработает.

Путин ясно дал понять, что не собирается посылать крупные российские наземные силы для борьбы в Сирии. Иранские отряды, наряду с Хезболлой и другими шиитскими ополченцами, уже воюют в Сирии. России, Ирану и их союзникам удается поддерживать режим Асада, но они не в силах одолеть многочисленных противников сирийского правительства. Не удивительно, что Тегеран расстроен этим фактом, а также тем, что Россия не разделяет бремя наземной войны в Сирии с Ираном. Российские бомбардировщики, совершающие полеты в Сирию из Ирана, в таком случае, скорее, символ российской солидарности с Ираном, чем содержательный военный маневр.

Но если бомбардировщики, совершающие операции в Сирии с территории Ирана, а не с юга России, не могут оказать заметного влияния на конфликт внутри Сирии, их влияние на международные отношения гораздо сильнее. Некоторые монархии Персидского залива надеялись, что попытка расширить экономические связи с Россией может отдалить Москву от Тегерана в сирийском вопросе. Однако российские бомбардировщики, летящие из Ирана, лишил эти надежды оснований.

Президент Турции, который все еще хочет, чтобы Асад ушел в отставку, выразил надежду, что улучшение русско-турецких отношений поможет склонить Москву на сторону Анкары в сирийском вопросе. Однако действия Путина свидетельствуют о том, что Москва в данном случае солидарна с Ираном.

Израильские лидеры, которые следуя линии Москвы верят, что российское присутствие в Сирии приносит пользу Израилю, за счет сдерживания Ирана и Хезболлы от нападения на еврейское государство, беспокоятся из-за усиления российско-иранского военного сотрудничества.

Надеждам Вашингтона на то, что Россия более охотно, чем Иран будет сотрудничать с Соединенными Штатами, чтобы каким-то образом приблизить мироне решение сирийского конфликта, также не суждено сбыться.

Москва понимает, что нет никаких оснований для того, чтобы беспокоиться о западном или региональном недовольстве в связи с расширением сотрудничества с Ираном в области бомбардировок Сирии, особенно в то время, когда многие другие правительства делают шаги навстречу России. Действительно, тот факт, что всем необходимо сотрудничать с Россией по сирийскому урегулированию, крайне привлекателен для Москвы. Единственная проблема заключается в том, что этот аргумент является убедительным лишь в случае, если у России есть возможность повлиять на Иран и режим Асада предпринять необходимые шаги для урегулирования конфликта, которые будут приняты как внешними силами, так и значительной  частью сирийской оппозиции. Но если речь идет о том, что Россия, Тегеран и режим Асада пытаются таким образом победить сирийскую оппозиции, то никаких надежд на возможность сотрудничества с Россией не будет.

Разрушение надежд на «сотрудничество с Россией по Сирии» не будет имеет значения для Кремля, если Москве, Тегерану и Дамаску действительно удастся одержать победу над сирийской оппозицией. Однако им пока не удалось этого сделать. Попытка победить оппозицию без каких-либо перспектив урегулирования, которое были бы приемлемыми для всех, привела к увеличению внутреннего сопротивления Асаду. До тех пор пока это внутреннее сопротивление продолжается, оно будет поддерживаться несколькими внешними силами, такими как Саудовская Аравия и, возможно, Турция. Поэтому ситуация не изменится ни для одной из сторон, неважно, вылетают ли российские бомбардировщики  из Ирана или из какой-либо другой страны.

 

12265 просмотров