Иран в борьбе за региональное лидерство

Иран в борьбе за региональное лидерство

Прошедшие в Исламской Республике Иран президентские выборы завершились уверенной победой действующего президента Хасана Рухани. По сравнению с результатами президентских выборов 2013 года, его электорат заметно расширился: если в 2013 году он набрал чуть более 50% голосов иранских граждан, то сейчас, спустя четыре года деятельности на посту президента, его поддержали уже 57% избирателей.

В объективных условиях последних лет подобный уровень поддержки можно считать серьезным успехом иранского правительства. Ведь иранская экономика, несмотря на достигнутое при Хасане Рухани значительное ослабление режима санкций, оказалась под  серьезной нагрузкой из-за затяжного периода низких цен на энергоносители. В 2016 году на долю минерального сырья (в первую очередь, нефти и газа) пришлось 75% всего дохода государства от экспорта. В период низких нефтяных цен правительство приняло решение о беспрецедентном увеличении добычи нефти, доведя ее до 3,7 млн баррелей в сутки (заявленная цель Ирана – увеличить добычу нефти до 4 млн баррелей в сутки). Сумев в кратчайшие сроки сделать рывок в нефтедобыче, иранцы в значительной степени нивелировали бюджетные убытки от падения мировых цен на энергоносители.

В результате этого, с момента заключения ядерного соглашения иранская экономика демонстрирует уверенный рост: в 2016 году ВВП вырос на 4,6%, а в этом году Всемирный Банк прогнозирует рост на уровне 5,2%. При этом следует отметить, что действующее правительство упрекают в том, что население до сих пор не почувствовало на себе реального улучшения экономического положения, а безработица даже несколько увеличилась. Однако не следует забывать, что крупные международные инвесторы начали активно осваивать иранский рынок после заключения атомной сделки в июле 2015 года – и крупные проекты, которые обеспечат работой иранских граждан, находятся в процессе реализации. Очевидно, что в течение следующих четырех лет Хасан Рухани и его правительство будут продолжать курс на привлечение международных инвестиций, усиление производственных мощностей и технологический трансфер. Планомерное увеличение оборонного бюджета Ирана и повышение обороноспособности страны также является одним из приоритетов правительства Рухани: с момента его вступления в должность в 2013 году иранская "оборонка" увеличилась на 86%. Примечательно, что благодаря усилившейся при Хасане Рухани региональной кооперации, иранская военная продукция начала выходить на новые рынки сбыта. Так, в прошлом году стало известно, что одним из импортеров иранской военной продукции стал даже крупный покупатель израильских вооружений – Азербайджан. Источники в азербайджанских военных кругах утверждали, что иранские ракетные комплексы были с успехом задействованы ВС Азербайджана в ходе столкновений с Арменией в апреле 2016 года.   

Экономическая модернизация и усиление обороноспособности страны являются необходимыми предпосылками для превращения ИРИ в регионального гегемона – наличие подобной цели у Ирана вполне очевидно, учитывая имеющиеся исторические предпосылки, а также гегемонистские амбиции Саудовской Аравии, Турции, а также влияние России и США. Иран обладает серьезным потенциалом для расширения своего военно-политического, экономического и культурно-идеологического присутствия на Ближнем Востоке, в  Центральной Азии и на южном Кавказе, и "мягкая политика" Рухани для достижения этой цели имеет шансы на успех. Вопрос в том, сможет ли ИРИ выстоять в жесткой региональной конкуренции и планомерно обеспечивать собственное региональное лидерство? Второй срок Рухани, как и первый, будет во многом судьбоносным для страны.

Иран продолжает сталкиваться с серьезными рисками в наиболее приоритетном для него ближневосточном регионе, и в этом отношении итог битвы за Сирию будет играть ключевую роль при определении будущей роли ИРИ в регионе. Утрата влияния в Сирии будет означать для Ирана прекращение логистического сообщения с "Хезболлой" в Ливане и неизбежное ослабление последней, что, в свою очередь, существенно облегчит жизнь Израилю, поскольку именно "Хезболла" является наиболее боеспособной группировкой, способной нанести ощутимый урон израильской армии. Фактически, с потерей Сирии и "Хезболлы" Тегеран лишится своих рычагов непосредственного воздействия на Израиль. Более того, в Иране не могут не понимать, что после Сирии региональными противниками будут предприняты попытки по нейтрализации утвердившегося после свержения Саддама Хусейна иранского влияния в Ираке.

Судя по всему, США даже при Трампе не собираются отменять жестко раскритикованную республиканцами атомную сделку с Ираном. Что, впрочем, не мешает американцам помочь (а заодно и хорошо заработать на военных контрактах) Саудовской Аравии и Израилю в борьбе против растущего регионального влияния Тегерана. Ближневосточное турне президента США Дональда Трампа и заключенная в его рамках крупнейшая оружейная сделка между Вашингтоном с Эр-Риядом на сумму 110 млрд долларов, имеет очевидную антииранскую направленность, о чем было открытым текстом сказано в заявлении американского Госдепа: "Новые контракты помогут поддерживать Саудовской Аравии безопасность в регионе Персидского залива перед лицом опасного иранского влияния и связанных с Ираном угроз".

Точно также, Иран находился в центре переговоров Дональда Трампа и израильского премьера Биньямина Нетаньяху – оба лидера настроены крайне жестко в отношении Тегерана и, очевидно, при Трампе американские гарантии безопасности для Израиля лишь укрепятся. Сирийская стратегия и приоритеты нынешней американской администрации в САР еще окончательно не ясны, однако есть основания предполагать, что команда Трампа предпримет усилия для разведения российских и иранских целей в Сирии путем заключения сепаратных договоренностей с Москвой – об этой возможности, как минимум, говорится на уровне информированных экспертов. К большой удаче Ирана для заключения какой-либо сделки с Москвой у Дональда Трампа возможности сейчас весьма ограничены в связи с неутихающими обвинениями в связях членов его администрации с Россией. Однако сама возможность расхождения иранских и российских интересов в Сирии на определенном этапе вполне вероятна: об этом свидетельствует, в том числе, и довольно спокойная реакция Москвы на авианалеты ВВС Израиля на позиции и склады оружия "Хезболлы" в Сирии.  

Как мы видим, дальнейшее развитие ситуации вокруг Сирии (и в этом отношении –  Ирана) зависит от множества переменных. Внутриполитическая ситуация в США, сложно читаемые за постоянно меняющейся риторикой внешнеполитические приоритеты Дональда Трампа, глобальные интересы России и возможности для американо-российского сотрудничества на мировой арене, меняющаяся динамика турецко-российских и турецко-американских отношений, фактор Саудовской Аравии и его региональной борьбы против Ирана от Йемена до Сирии, жесткая и в значительной степени самостоятельная политика Израиля в регионе – эти и многие другие компоненты, а также их воздействие на внутрииранскую политику и экономику, будут играть основную роль в формировании внешнеполитической повестки ИРИ при вновь избранном иранском президенте. Однако уже сейчас можно с уверенностью говорить, что второй президентский срок Хасана Рухани пройдет под знаком острейших геополитических вызовов.  

9900 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!