Берлин-Анкара: после «геноцида»

Берлин-Анкара: после «геноцида»

Немецкий парламент признал события 1915-го года в Османской Империи геноцидом. Реакции СМИ, политиков и экспертного сообщества указывают на то, что подобное развитие событий стало для многих неожиданностью. Хотя за несколько дней до голосования по резолюции «Вестник Кавказа» писал о неизбежности  ее принятия – уж слишком много политических факторов говорили не в пользу Турции, слишком вяло и пассивно реагировали турецкие лоббисты в Берлине на готовившуюся резолюцию. Постараемся проанализировать, что же стало причиной фиаско турецкой дипломатии и лоббизма в Германии – стране, где проживает 3,5 миллиона этнических турок. 

На наш взгляд, одной из решающих причин произошедшего признания является абсолютное неприятие Европой и, в частности, Германией эмоциональной и зачастую недосягаемой для европейского понимания внешней и внутренней политики турецкого президента Эрдогана. Аналогичное предположение высказал на днях, к слову, глава МИД РФ Сергей Лавров. Все более ярко выраженные исламистские тренды в ПСР с параллельным поэтапным усилением политической роли Эрдогана в государстве, уход из турецкой политики основных «конструктивных» переговорщиков с Западом создали крайне неблагоприятные условия для ведения диалога по оси Турция-Запад. Возникший из-за событий на Ближнем Востоке миграционный кризис и та роль, которая отводится Турции в его разрешении, хоть и является серьезным козырем Эрдогана, но постоянные публичные угрозы этот самый козырь использовать – далеко не самая эффективная стратегия. Тем более, что публичный «шантаж» вопросом беженцев ставил в непростое положение самих европейских политиков, не пожелавших столь явно унижаться после публичной порки со стороны Турции (достаточно вспомнить недавний жесткий ответ главы Еврокомиссии Юнкера Эрдогану).  Не прибавляли подобные выпады симпатий турецкому лидеру и в глазах простых немцев. Согласно соцопросам, более 90% граждан Германии не считают Турцию партнером, которому следует доверять. Более того, Анкара совершила ошибку, пытаясь разыграть «мигрантскую» карту одновременно в нескольких вопросах (к примеру, в вопросе отмены визового режима, увеличении финансовой подушки), в результате, оставшись ни с чем. К слову, горькую пилюлю Турция, скорее всего, проглотит – прозвучавшие недавно заявления турецкого правительства говорят о том, что «миграционную сделку» там предпочли рассматривать в плоскости диалога с Брюсселем, а не Берлином. Не следует забывать, что Турция в нынешнем своем непростом положении и сама нуждается в обещанных ЕС миллиардах евро.

Активно добивали имидж Эрдогана и, как следствие, руководимой им страны немецкие журналисты. Пишущую братию, с одной стороны, возмущают аресты их коллег в Турции, с другой стороны, симпатии к левоориентированным курдам и РПК традиционно присутствуют  в немецких СМИ, чьи политические и идеологические воззрения также по большей части имеют левый уклон. И сорванный процесс примирения между РПК и турецким правительством также сыграл здесь свою негативную роль. Судебный иск, поданный турецким президентом против сатирика Яна Бомерманна, который, справедливости ради отметим, перешел все мыслимые этические границы и оскорбил Эрдогана в крайне грубой форме, вызвал очередную порцию критики немецких СМИ в адрес Анкары. Подавая в суд на иностранного сатирика, необходимо было также осознавать, что никакая юридическая победа не оправдает информационный удар от неминуемого шквала антитурецких выступлений в ряде европейских СМИ, для которых свобода подразумевает также и свободу оскорблений (вспомним, хотя бы, скандальные карикатуры Charlie Hebdo). 

Наконец, принятому Бундестагом решению способствовали и некоторые внутриполитические предпосылки. Оказавшаяся из-за своей неоднозначной миграционной политики под мощнейшим общественным и внутрипартийным давлением Ангела Меркель не решилась пойти на еще одно непопулярное решение, коим стало бы блокирование резолюции по «геноциду». Тем более, что возглавляемый ею Христианско-демократический союз не может не учитывать слова Папы Римского, обозначившего в прошлом году события 1915-го года «геноцидом». Употребили тогда данный термин и президент Бундестага Норберт Ламмерт, а также президент ФРГ, бывший пастор Йоахим Гаук. И это уже, во многом, является следствием проведенной к 100-летию «геноцида» кампании армянского лобби. Отметим, что карту «геноцида» Германия также могла разыграть против Турции лишь один раз – и сейчас она ее разыграла на невыгодных для себя условиях. Налицо отсутствие реальных внешнеполитических дивидендов для Берлина и фактическая потеря одного из рычагов влияния на Анкару. Принятие резолюции было не в последнюю очередь обусловлено  непростой внутриполитической ситуацией в Германии. Сделанный в резолюции Бундестага акцент на христианский фактор (резолюция носит название «Памятование геноцида армян и других христианских меньшинств в 1915 и 1916 годах») вовсе не случаен и свидетельствует о желании парламентской политической элиты подчеркнуть собственную христианскую идентичность и удержать, тем самым, собственный электорат с учетом усиливающихся антиисламских настроений в обществе. Растущее влияние ультраправой партии AfD, делающей свой политический капитал на антимигрантских и антимусульманских настроениях в немецком обществе, стало еще одним фактором, поспособствовавшим практически единогласному принятию резолюции.  

Будут ли пересмотрены отношения между Анкарой и Берлином из-за данной резолюции? Едва ли. Ведь «армянский вопрос» вспоминают лишь тогда, когда это продиктовано политическими обстоятельствами и интересами, с Арменией и армянским народом, как правило, мало связанными. Так, составитель резолюции, председатель партии «Зеленые» Джем Оздемир еще 15 лет был одним из ярых противников признания, сегодня же стал его инициатором. Госдума РФ признала «геноцид армян» еще в далеком 1995-ом году, однако отношения Анкары и  Москвы переживали с тех пор взлеты и падения, к которым армянские вопросы никакого отношения не имеют. Наконец, аналогичную резолюцию принимал и Европарламент, что, однако, не мешает Турции, пусть и с переменным успехом, продолжать курс на интеграцию с ЕС. Берлин и Анкара нуждаются друг в друге, и неминуемое охлаждение в отношениях, которое сейчас наступит,  будет преодолено в довольно короткий срок. Негативный сценарий, подразумевающий обострение/разрыв, противоречит интересам обеих стран. Несмотря на  эмоциональность некоторых действий турецкого руководства, понимание необходимости восстанавливать отношения с важнейшими партнерами там есть. Зафиксированный прогресс в восстановлении отношений с Израилем, а также все более настойчивые попытки нормализации связей с Россией говорят о том, что Турция желает исправить свои просчеты. 

24000 просмотров




Вестник Кавказа

в Telegram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!