Баку ужесточает позицию по Карабаху

Баку ужесточает позицию по Карабаху

7 апреля армянские новостные агентства сообщили со ссылкой на Следственный комитет Армении об уничтожении в зоне нагорно-карабахского конфликта 44-летнего армянского прапорщика Айка Кешишогляна. Кешишоглян стал 27-м по счету армянским военнослужащим, убитым азербайджанскими военными с начала года. Таким образом, лишь за первые три месяца 2015 года официально признанные боевые потери армянской армии превысили все ее фронтовые потери за 2014 год, когда было убито 26 солдат. К ним стоит добавить еще раненых военнослужащих Саркиса Габриэляна и Гора Долманяна, которым ампутировали руку и ногу соответственно, в результате чего они не смогут вернуться в строй. Итого, 1 января невосполнимые потери армии составили 29 человек. Эта статистика не может не тревожить военно-политическое руководство Армении, не упускающее случая заявить о беспрецедентном обострении вдоль линии соприкосновения армяно-азербайджанских войск.

Факт активизации боевых действий на фронте налицо. В среднем армянские солдаты на оккупированных территориях Азербайджана с начала года стали гибнуть в четыре раза чаще, чем годом ранее. Полагать, что это простая случайность, было бы наивно. От внимания следящих за конфликтом наблюдателей едва ли ускользнул тот факт, что военная риторика Азербайджана, за которую его часто критиковали, значительно поубавилась. В Баку осознали, что регулярный отстрел оккупационных сил противника куда эффективнее грозных заявлений, за которые его потом критикуют пацифистски настроенные европейцы. Сейчас президент Алиев, комментируя эскалацию насилия на фронте, лишь пожимает плечами и задает риторический вопрос - а что, собственно, делают армянские военнослужащие в Агдаме и Физули? Ведь даже сам президент Армении Серж Саргсян публично признавал: «Агдам – не наша родина». Вполне символично, что осенью прошлого года азербайджанская систем ПВО уничтожила опасно приблизившийся армянский боевой вертолет именно в Агдамском районе. В последствие, министерство обороны Армении начало расследование в связи с тем инцидентом и признало, что машина отклонилась от курса.

Министр обороны Сейран Оганян, видя негативное развитие ситуации, в январе фактически дал карт-бланш командирам нижнего и среднего звена на проведение спецопераций на фронте. Однако тактика явно дает сбой, да и выполнить громкие обещания о десятикратном ответе на убийство каждого армянского солдата ведомство Оганяна оказалось не в силах. С начала года признанные боевые потери азербайджанской армии составили 12 человек. То есть, вместо обещанного результата, когда на одного убитого армянского солдата, по идее, должны приходиться десять азербайджанских, в реальности на одного убитого азербайджанского военнослужащего приходятся 2,3 армянских. Мы намеренно считаем лишь признанные потери каждой из сторон, поскольку все остальные сообщения носят заведомо спекулятивный характер и не поддаются независимой и беспристрастной проверке.

В связи с этим, следует переосмыслить положение, сложившееся в зоне нагорно-карабахского конфликта. Как страны-председатели МГ ОБСЕ, так и Азербайджан, неоднократно заявляли о неприемлемости сложившегося в конфликтной зоне статус-кво. Армения, удерживающая под собственным контролем Нагорный Карабах и семь других районов Азербайджана, с этим статус-кво, по вполне понятным причинам, до сих пор была готова «мириться» еще долго. Однако реальность диктует свои условия, и цена для Еревана растет. Союзник по ОДКБ Россия, несмотря на открыто высказываемое недовольство армянского руководства, продолжает продавать высокотехнологичное оружие Азербайджану - своему платежеспособному и, что немаловажно, политически лояльному клиенту. Более того, при сложившемся уровне тесного взаимодействия между Баку и Москвой, который был заложен после визита Владимира Путина в Баку летом 2013 года, эскалация на фронте не могла не обсуждаться между сторонами. Очевидно, что Кремль отлично осведомлен о происходящем в зоне конфликта, но, по собственным соображениям, не считает необходимым активно вмешиваться в ситуацию.

Между тем, динамика событий на фронте свидетельствует о том, что действие договора о прекращении огня от 1994 года подходит к своему логическому завершению. С момента подписания Бишкекского протокола прошел почти 21 год, и за этот промежуток мирный процесс не принес ровным счетом никаких результатов. Да, стороны, в соответствии с условиями перемирия, не применяют минометы (редкие сообщения о случаях их применения за последний год не нашли подтверждения) и артиллерию. Это "джентльменское соглашение" между сторонами поддерживается не без участия Москвы. Однако снайперская и диверсионная война, вероятно, будет лишь разгораться, а цена пребывания военнослужащих Армении на оккупированных территориях расти. Именно по этой причине армянская сторона в течение многих лет настаивает на отводе снайперов от линии фронта в качестве «меры укрепления доверия», на что раз за разом получает твердый отказ Азербайджана, полагающего, что это – прямой путь не к разрешению, а к окончательному цементированию конфликта. А этому Баку будет всячески препятствовать, исходя из интересов собственной национальной безопасности.

32015 просмотров




Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!