Хайко Лангнер: "В новой реальности Южного Кавказа действует формат 2+2: Азербайджан, Армения, Россия и Турция"

Хайко Лангнер: "В новой реальности Южного Кавказа действует формат 2+2: Азербайджан, Армения, Россия и Турция"

На прошлой неделе, спустя месяц после подписания Азербайджаном, Арменией и Россией трехстороннего Заявления о завершении Карабахской войны, произошли первые случаи нарушения армянской стороной условий мирного соглашения: 8 и 11 декабря остатки оккупационных сил в Ходжавендском районе Азербайджана, пользуясь тем, что находятся вне пределов контроля российской миротворческой миссии, совершили нападения на азербайджанских солдат недалеко от поселка Гадрут. Азербайджанская СГБ для пресечения подобных терактов на освобожденных землях республики провела контртеррористическую операцию, в ходе которой боевики были выбиты из сел Кехне Таглар и Чайлаггала. Россия зафиксировала этот первый конфликтный инцидент послевоенного времени, признав нарушение режима прекращения огня армянской стороной.

О том, каким видятся сегодня итоги Карабахской войны и перспективы стабилизации мира на Южном Кавказе,"Вестник Кавказа" побеседовал с берлинским политологом Хайко Лангнером.

- Прежде всего, как вы оцениваете итоги Второй Карабахской войны?

- С точки зрения уровня ведения войны Азербайджан превосходил Армению с самого начала боевых действий. Азербайджанская армия в первую очередь нейтрализовала системы ПВО Армении с помощью боевых беспилотников и перекрыла пути военного снабжения. В то время как в основном военно-стратегические позиции были укреплены на северном участке фронта, основной удар наземного наступления Азербайджана был нанесен на южном фланге, чтобы вернуть территории на границе с Ираном, захваченные армянскими войсками, под свой контроль.

Вторая Карабахская война стала первой современной высокотехнологичной войной. Мы увидели, что у такой войны продолжительность значительно короче, а жертв среди гражданского населения было гораздо меньше, чем во время войны в 1990-е годы. При этом она же показала, что идея управляемой или даже "чистой" войны остается опасной иллюзией – к сожалению, были убиты не причастные к боям мирные жители, в том числе малолетние дети. По официальным данным, с азербайджанской стороны погибло 2783 солдата, а Армения признает гибель 2660 солдат, чье число наверняка увеличится, поскольку многие солдаты все еще числятся пропавшими без вести и не все погибшие найдены.

- Можно ли было, на ваш взгляд, избежать военного решения нагорно-карабахского конфликта?

- Хотя военное поражение очень болезненно для Армении, в данном многолетнем конфликте она вовсе не является "безгрешной" стороной. Армянская сторона всегда только тянула время, чтобы отложить разрешение политического конфликта на как можно более долгий срок. Изгнание сотен тысяч азербайджанцев из Нагорного Карабаха и других оккупированных территорий в начале 1990-х годов было преступлением. Упорно отказывая дать перемещенным лицам какие-либо серьезные надежды на возвращение на свою родину, Армения способствовала эскалации конфликта, в результате которой она и потерпела поражение.

Не в последнюю очередь по этой причине, вопреки ожиданиям Еревана, Россия вела себя политически нейтрально и быстро дала понять, что ее контрактные обязательства по оказанию военной помощи касаются только защиты международно признанной государственной территории Армении. Как самый важный посредник в Минской группе ОБСЕ Москва всегда поддерживала формулу конфликта "мир в обмен на землю", то есть возвращение оккупированных территорий Азербайджану. У Азербайджана, напротив, в этот раз было значительно больше активных сторонников, чем раньше, особенно Турция, Израиль и Пакистан. Оружейные технологии этих государств, в конечном итоге, сыграли одну из решающих ролей в ходе войны.

- Каким вы видите будущее ситуации на Южном Кавказе?

- Любое политическое решение на основе переговоров в рамках Минской группы ОБСЕ было бы значительно более выгодным для Армении, чем продиктованные военными условия прекращения огня, однако теперь ей нужно жить в тех условиях, в которые она сама себя завела. Азербайджан, в свою очередь, в основном достиг своих целей, военная оккупация его территорий закончилась.

В то же время на геополитической карте Южного Кавказа происходят перестановки. Главные победители среди внешних игроков – Россия и Турция. Россия усилила роль регулирующей державы на Южном Кавказе, поскольку она гарантирует безопасность армянского населения с помощью 1960 миротворцев в части Нагорного Карабаха и, фактически, берет на себя исключительную ответственность за более широкое урегулирование. Турция, со своей стороны, укрепила свое присутствие в регионе. Теперь речь идет об организации устойчивого мирного процесса в течение следующих пяти лет, который позволит устранить корень проблемы.

Необходимо, наконец, преодолеть взаимные образы врагов, с тем чтобы практическое сосуществование армянского и азербайджанского населения могло быть успешным. Экономическое восстановление на освобожденных территориях Азербайджана предлагает хорошие возможности, и армянское население может извлечь из этого выгоду, например, в виде трудоустройства в азербайджанских компаниях и трудового дохода. Если обе группы населения узнают, что мирный процесс положительно влияет на их условия жизни и увеличивает их собственное благосостояние, вопрос о политическом статусе Нагорного Карабаха может постепенно потерять свое значение.

После военного поражения Армении мечта о независимом армянском микрогосударстве в Нагорном Карабахе, вероятно, рухнет. Культурная автономия армянского населения в Нагорном Карабахе, безусловно, возможна в перспективе, возможна также некоторая форма политического самоуправления в пределах Азербайджана. Долгое время это было предложение азербайджанского правительства на мирных переговорах, получившее одобрение международных посредников в конфликте, но никогда не удовлетворявшее армянский режим в Нагорном Карабахе.

- Каковы, в таком случае, перспективы Минской группы ОБСЕ?

- 44-дневная война явно свидетельствует о провале мирных усилий Минской группы ОБСЕ. Недостаточно было просто заморозить существовавший конфликт, требовалось также приложить активные усилия для его разрешения. В 2007 году Армения и Азербайджан согласились с так называемыми "Мадридскими основными принципами" в качестве краеугольных камней всеобъемлющего мирного соглашения, но на практике ничего из этого документа не было реализовано. Политическое давление на Армению было необходимым для фактической деоккупации территорий Азербайджана вокруг Нагорного Карабаха, как это и предусматривалось в "Мадридских принципах". Даже федеральное правительство Германии в свое время четко заявило в ответе на парламентский запрос, что нежелание армянской стороны выводить войска является основным препятствием на пути прогресса в переговорах. Однако практических выводов из этого сделано не было.

В итоге сейчас, после заключения нового соглашения о прекращении огня возникла новая реальность, фактически, установлен новый формат переговоров 2+2, то есть Армения-Азербайджан + Россия-Турция. Поэтому уже неизвестно, нужна ли по-прежнему Минская группа ОБСЕ и в какой степени. Кроме того Франция нанесла ущерб своему сопредседательству в МГ ОБСЕ односторонней проармянской позицией. Конечно, граждане более слабой в военном отношении Армении счастливы, когда Франция принимает их сторону и французский Сенат требует дипломатического признания Нагорного Карабаха. Но это губительно для доверия к посреднику в конфликте, потому что необходимо поддерживать, по крайней мере, минимум политического нейтралитета по отношению к конфликтующим сторонам.

25740 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!