Вестник Кавказа

Михаил Ремизов: "Качество Госдумы выросло"

Основной итог выборов в Госдуму седьмого созыва: "Единая Россия" получила парламентское большинство благодаря 54% голосов по партийным спискам и 203 победам в одномандатных округах, обеспечив себе рекордные 343 места. Второе-третье место практически поделили КПРФ и ЛДПР (коммунисты потеряли 8 мест, либерал-демократы набрали 17 мест), "Справедливая Россия" снизила свое присутствие в Госдуме почти вдвое, партии "Родина" и "Гражданская платформа" получили по одному месту в парламенте благодаря одномандатникам. Итоги выборов для "Вестника Кавказа" прокомментировал президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов.

- По вашей оценке, что показали выборы по федеральным спискам?

- По части партийных предпочтений населения они показали ситуацию некоторой безысходности с точки зрения списка ключевых партийных игроков и лидеров. Люди голосовали за ЛДПР, КПРФ и "Справедливую Россию" не в связи с высоким уровнем поддержки этих партий и их лидеров, в основном, а из-за отсутствия иной более-менее весомой системной оппозиции. Высокая поддержка "Единой России" также связана не столько с оценкой действий партии, сколько с тем, что в последний период предвыборной кампании партия "прислонилась" к рейтингу президента, а президент поддержал партию напрямую – хотя до этого преобладала концепция, в соответствии с которой "Единая Россия" должна опираться преимущественно на собственный репутационный ресурс.

- Насколько от выборов по партийным спискам отличались выборы по одномандатным округам?

- На низовом уровне мы увидели повышение качестве работы, прежде всего, самих "единороссов". Многие одномандатники провели сильные и активные кампании по встрече с избирателями – и здесь улучшение системы обратной связи, коммуникации с избирателем можно отметить, не кривя душой. На уровне "одномандатник – избиратель" эта связь сегодня есть, в отличие от уровня партийных брендов, чья структура уже не отвечает, по большому счету, состоянию общества.

- Какие проблемы партийной системы показали эти выборы?

- К примеру, такая партия, как ЛДПР, не выражает сегодня никакой идеологии, и даже личный артистизм Владимира Жириновского – это конечный ресурс, связанный с его биологическими возможностями как человека, которые, как мы понимаем, далеко не безграничны. Если говорить о КПРФ, то для Геннадия Зюганова уже давно приоритетом является не конкуренция с другими партиями, а предотвращение появления внутри его собственной партии лидеров, которые могли бы составить ему альтернативу. Это программирует стратегию КПРФ и лишает ее потенциала как действительно мощной и полноценной не только оппозиции, но и альтернативы. "Справедливая Россия" вообще не имеет собственного устойчивого электората – и в кампании 2011 года, и в кампании 2007 года она была скорее партией ситуативного голосования или партией второго выбора. Ее политическое лицо очень аморфно и неопределенно. На мой взгляд, партийно-политический спектр сегодня идеологически не отражает достаточно сложное состояние современного общества, даже его разнородного большинства, связанного с крымским консенсусом. И это будет программировать системно недоверие к существующей партийно-политической модели.

- Почему, на ваш взгляд, непарламентским партиям за прошедшие с 2011 года пять лет не удалось добиться популярности у населения и пройти в новую Думу?

- Мы не увидели там хороших и сильных лидерских команд. Не было внятной, последовательной идеологической работы на протяжении всего межвыборного периода. В целом, причин много, но, наверное, главная из них – именно нехватка лидеров, адекватных текущим задачам. Недостаточность лидерства как в количественном, так и в качественном списке сказалась на провале непарламентской оппозиции на этих выборах.

- В целом, какую Думу мы получили по итогам этих выборов?

- Мы получили Думу с конституционным большинством "Единой России". Необходимо отметить, что это большинство более качественное, чем то, которое было в 2007 году, так как оно образовано за счет существенного числа одномандатников, людей, которые больше привязаны к своим избирателям и в большей мере будут дорожить политической репутацией. Для власти они будут пусть и младшими, но политическими партнерами, а не просто солдатами, которые по любому поводу берут под козырек. Одномандатники – тот политический класс, который сможет осуществлять посредничество между высшей властью и избирателем. В этом смысле есть рост качества Госдумы. С точки зрения партийного расклада роста качества нет: осталась та же самая системная оппозиция, те же самые лидеры, только постаревшие и уставшие, с которыми уже не связывают никаких надежд на выработку альтернативы, так что по представленности оппозиции эта Дума будет слабее предыдущей.

19620 просмотров