Может ли Европа позволить себе игнорировать опасность распространения неонацистского вируса

Может ли Европа позволить себе игнорировать опасность распространения неонацистского вируса

Вчера на встрече в Париже главы МИД "нормандской четверки" подтвердили необходимость как можно скорее заняться практическим рассмотрением других вопросов, упомянутых в минских документах от 12 февраля. "Прежде всего, это политический процесс: подготовка выборов, рассмотрение задач конституционной реформы. В качестве особого приоритета мы подчеркнули необходимость налаживания диалога по вопросам восстановления социально-экономических связей, предоставления банковских услуг населению территорий, которые сейчас находятся под контролем ополченцев, - заявил глава МИД РФ Сергей Лавров. - Рассчитываю, что после завершения отвода тяжелых вооружений никаких отговорок по поводу того, что нужно подождать с решением политических вопросов, поставленных в заявлениях 12 февраля, не останется".

Однако расхождения в подходах Москвы и европейских стран к происходящему на Украине все же остаются. В начале февраля на Мюнхенской конференции по безопасности Сергей Лавров сетовал на то, что "западные коллеги склонны закрывать глаза на всё, что говорится и делается киевскими властями, включая разжигание ксенофобских настроений… Не думаю, что сегодняшняя Европа может позволить себе игнорировать опасность распространения неонацистского вируса".

Объясняя феномен того, как "граждане Украины вдруг неожиданно стали приверженцами идеологии радикального украинского национализма", замдиректора Центра украинистики и белорусистики МГУ, председатель правления ФНКА "Украинцы России" Богдан Безпалько заявил, что этому способствовало несколько факторов.

По мнению эксперта, "Украина была создана впервые даже не в 1917-ом году, а в 1922-ом, когда был создан Советский Союз, когда была создана территория Украины в нынешнем ее виде, когда туда были включены те самые территории, на которых сейчас идет война - промышленные регионы Донбасса, юго-восток, Новороссия, северное Причерноморье. И когда была взята доктрина строительства национальных республик.
В 1920-1930-е годы проводилась политика украинизации. Эта политика проводилась во всех регионах Советского Союза, и ее задачей было создание национальной интеллигенции, национального сознания. В советское время существовала украинская нация, но в таком советском, "полузамороженном" виде".

Именно этим, по мнению Богдана Безпалько, объясняется доктрина двух братских народов, которая по инерции иногда транслируется как с украинской стороны, так и с российской. "На самом деле мы не два разных народа, мы один народ, который обладает просто достаточно большим разнообразием. Если взять диалектные говоры севера России, где-нибудь в Архангельске и сравнить их с тем, как говорят в Нижегородской области, мы увидим массу различий. На основании этих различий уже можно искусственно создавать новые национальные группы, придать им этнические черты, создать и корректировать язык и так далее. Вот примерно все это было создано на Украине", - полагает эксперт.

Когда в 1991 году высшие представители Советского Союза сами разрушили его, граждане Украины оказались перед выбором – поскольку коммунистическая идеология, которая скрепляла две разные нации, два разных этноса, рухнула, то единственной более-менее близкой идеологией оказался украинский национализм. Бывший идеолог компартии Украины Леонид Кравчук и взял на вооружение эту идеологию. Все президенты Украины ее развивали, в той или иной степени ее радикальности, в той или иной степени ее русофобии.
«Всем известна книга Леонида Леонидовича Кучмы "Украина не Россия". На самом деле, это, конечно же, мягко выраженная идея украинского национализма, которая состоит в том, что Украина - это не просто не Россия, но еще и антиРоссия. За 23 года новое поколение выросло на новых школьных учебниках, в новой геополитической реальности, с новыми символами, уже при новом давлении новых средств массовой информации, которые всем твердили о том, что сбылась извечная мечта украинского народа о самостоятельности и независимости. То есть, создали ряд мифов, которыми напитали население, и при этом часть населения вполне закономерно эти мифы развило до радикального такого накала», - полагает Безпалько.

По мнению социологов, 10 % активного меньшинства могут увлечь за собой остальное большинство, «промыть» ему сознание. «Не надо недооценивать роль средств массовой информации. Мне приходилось лично общаться с уже немолодыми людьми, которые благодаря телевидению, благодаря радио транслировали эти русофобские националистические мифы в гораздо большей степени жесткости, чем это позволяли себе молодые люди.
Для многих представителей молодежи основными были развлечения, поездки за границу и идеология потребления, а для представителей старшего поколения оказалось очень просто поменять одну идеологию на другую. Активное население, которое разделяло в той или иной степени либо идеи националистических убеждений, либо же было напитано какими-то идеями социального протеста, удалось мобилизовать в определенный момент, организовать логистику, профинансировать, создать группы из боевиков и осуществить госпереворот, который мы все видели осенью 2013-го - зимой 2014 года», - утверждает замдиректора Центра украинистики и белорусистики.

7680 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!