Истоки сепаратизма, разъевшего СССР, ищите в Карабахе -6

Истоки сепаратизма, разъевшего СССР, ищите в Карабахе -6

Постоянный автор "Вестника Кавказа" Пётр Люкимсон до 1991 года жил в Баку, где в конце 1980-х – начале 1990-х работал журналистом и был свидетелем как событий, предшествующих конфликту вокруг Нагорного Карабаха, так и происходящего в Сумгаите, Ходжалы…
Очерк "Нагорный Карабах: хроника конфликта. Записки бакинского еврея" был написан в 1992 году, вскоре после переезда автора в Израиль и тогда же опубликован в израильской русскоязычной газете "Курьер".
Это было время, когда тон в культурной и общественной жизни русскоязычной общины Израиля задавали представители московской и питерской еврейской интеллигенции, и они же во многом определяли отношение израильского общества в целом к событиям, происходящим на территории бывшего СССР. На начальном этапе конфликта многие имели не полную, а чаще искаженную информацию о причинах конфликта, что было искусственно создано силами, заинтересованными в ослаблении и распаде СССР. При этом, как выяснилось, большинство израильтян не имели никакого представления ни о предыстории конфликта, ни о подлинном ходе его развития. Позиция еврейской интеллигенции в этом вопросе формировалась на основе исключительно публикаций в центральной советской и, отчасти, западной прессе, а они, увы, далеко не всегда были объективны.

Окончание. Начало см.

"Истоки сепаратизма, разъевшего СССР, ищите в Карабахе -1"

"Истоки сепаратизма, разъевшего СССР, ищите в Карабахе -2"

"Истоки сепаратизма, разъевшего СССР, ищите в Карабахе -3"

"Истоки сепаратизма, разъевшего СССР, ищите в Карабахе -4"

"Истоки сепаратизма, разъевшего СССР, ищите в Карабахе -5"

...Практически все страны расценили ввод войск в Баку как меру необходимую и своевременную, так что бакинская трагедия никак не отразилась на авторитете Горбачева. Исключение составили только Турция, Иран и Израиль, заявившие о том, что применение армии в Баку — акт варварский и противозаконный и поспешившие направить в город самолеты с медикаментами. Так что, несмотря на антисионистские плакаты, вывешенные у иранского консульства, отношение азербайджанцев к евреям в те дни стало даже теплее, чем обычно.

22 января начались похороны погибших. Медленно, через весь центр Баку, люди несли десятки гробов к самой высокой точке города, Нагорному парку. Здесь была заложена “Аллея жертв”, здесь были рядом похоронены азербайджанцы и евреи, русские и лезгины, дети и взрослые, молодожены и старики. Здесь же было названо приблизительное число жертв — 170 погибших, свыше 400 раненых... Прошло немало времени, прежде чем Баку стал возвращаться к нормальной жизни — заработало телевидение, начали регулярно, но под самой строгой военной цензурой, выходить газеты. А на улицах часто можно было встретить солдат-стройбатовцев, которые усердно замазывали выведенные почти на каждом доме надписи: “КПСС партия фашистов!”, “Горбачев — наследник Гитлера!”, “Оккупанты — вон из города!”... Что ж, это было куда легче, чем стереть все происшедшее из народной памяти.

В это время новый парламент Армении заявил о своем стремлении к полной независимости республики. Только теперь в Москве стали понимать, что в Карабахе надо говорить не об отдельных “отрядах армянских боевиков”, а о хорошо организованной армии, вооруженной ракетами земля — земля”, израильским и немецким стрелковым оружием, поступившим через Ливан, артиллерией, и, наконец, огромный опыт боев и терактов...

По азербайджанскому телевидению стали демонстрировать взятых в плен “бородачей”, пришедших в Азербайджан из Армении для совершения терактов. Армянская сторона немедленно заявила о том, что никаких “армянских боевиков” не было и не могло быть, все пленники являются “армянскими милиционерами”. И самое удивительное — в это опять поверили... Ни у кого даже не возникло вопроса о том, чем занимались “милиционеры” на территории другой республики и почему вооружены были гранатометами...Тем временем Армения продолжала вооружаться. Крупные партии захваченного или приобретенного оружия постоянно поступали в Карабах.
Все же настоящая война началась только в 1991 году, когда руководство Армении приняло решение пробить “коридор” между НКАО и Арменией. В некоторых селах мужчин брали в заложники, а все женское население насиловалось, в одном селении женщины и дети были заживо сожжены в сарае.
Азербайджанская пресса потом опубликовала снимок обугленного трупа беременной женщины-азербайджанки с лопнувшим животом, из которого тянулись ручонки почти созревшего плода...

Используя благоприятную ситуацию, Армения перешла к крупномасштабным военным операциям в Карабахе и прилетающих к нему районах. При этом действовавшие на территории другого государства армянские войска почему-то по-прежнему назывались “силами самообороны”...
В конце 1991 — начале 1992 года Армения заявила о том, что она никогда не имела территориальных претензий к Азербайджану и речь идет о защите прав человека в Карабахе. Все это снова было принято “мировым общественным мнением” за чистую монету, и Армения из агрессора превратилась в страну, борющуюся за соблюдение прав человека. А в Нагорном Карабахе был проведен референдум, после которого появилась на свет “Нагорно-Карабахская республика”.
Все это позволило Еревану окончательно отстраниться “де-юре” от того, что творилось в НКАО. Наконец, самым мудрым ходом Тер-Петросяна стал официальный отказ от создания собственной армии... Сделано это было, видимо, потому, что армянская армия фактически была создана...
В конце зимы “несуществующая” армянская армия перешла в наступление как в Карабахе, так и в других районах Азербайджана. Азербайджанская армия была вынуждена отступить, оставив ряд населенных пунктов, в том числе Ходжалы. Боевики отпраздновали свой успех в полном соответствии со своими представлениями о христианском милосердии — сотни жителей были вырезаны в течение суток, отрезанные женские груди служили в качестве трофеев...

Уцелевшие свидетели рассказывали, что на глазах четырехлетней азербайджанской девочки были изнасилованы и расстреляны ее мать и сестры, а потом победители встали в очередь, чтобы надругаться и над ней. Когда все закончилось, девочку тоже пристрелили.
Никто даже не потрудился закопать трупы ходжалинцев, чтобы скрыть это чудовищное преступление, — их тела были просто разбросаны по горам, и с высоты птичьего полета взору журналистов открылась страшная, поистине сюрреалистическая картина... Армяне же поспешили заявить, что все эти тела — “продукт” (замечательное слово, не правда ли?) обмена мертвыми между двумя противоборствующими сторонами.

Вскоре ходжалинская трагедия повторилась и в других районах Азербайджана. Сегодня мировое сообщество тщетно пытается найти выход из этого страшного конфликта, грозящего принять международный размах.

Ну а пока... Пока в Карабахе льется кровь азербайджанцев и армян, а в Баку все чаще объявляется национальный траур, вспоминаются строки из старой-старой песни Ашуга Алескера, написанной в 1918 году, когда дашнакские отряды громили азербайджанские села:
Где мужчины — краса этих мест и гроза?
Где же женщины с гордой усмешкой в глазах?
Я б не плакал — сама набегает слеза...
Сколько горя в себя вы вмещаете, горы!
Все мужчины ушли и деревни пусты.
Там где были деревья — остались кусты,
И на щедрой земле нет былой доброты...
Отчего ваши взоры потуплены, горы?
И красавицы больше не сходят к воде,
Мусульман и армян подчиняясь вражде;
Даже путников бедных не встретишь нигде
Перерезано горло дорог наших, горы!..

16025 просмотров




Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!