Вестник Кавказа

15 лет мировому финансовому кризису: жадность по-прежнему рулит

15 лет мировому финансовому кризису: жадность по-прежнему рулит
На смену респектабельным банкирам пришли молодые хипстеры, с энтузиазмом разрабатывающие рынки новых финансовых инструментов. Банкротства криптовалютных компаний уносят миллиарды средств вкладчиков, а регуляторы не имеют пока эффективных средств контроля над этой сферой.

Ранее "Вестник Кавказа" писал о том, что в этом году миру может грозить крупнейший в истории кризис, а энергетический кризис уже разворачивается.

В марте исполнится 15 лет первой ласточке мирового финансового кризиса: продажа пятого по величине инвестиционного банка Bear Stearns по бросовой цене запустила цепную реакцию стремительного падения всей бизнес-модели, основанной на сложных финансовых инструментах, двойной бухгалтерии и слепой вере в бесконечный рост ипотечных облигаций.

Падение Lehman

Мировые рынки к концу 2008 года всего за несколько месяцев оказались в состоянии, близкому к полному краху. Апофеозом "идеального шторма" стало банкротство одного из старейших и самых авторитетных инвестиционных банков США – Lehman. Несмотря на отчаянные попытки получить государственную поддержку и удержаться на плаву, привлечь дополнительные средства на корейском, британском или китайском рынках, глава Lehman Ричард Фулд был вынужден поставить точку в истории фирмы, подав на банкротство.

Падение Lehman мгновенно обвалило рынки и подорвало доверие к оставшимся гигантам инвестиционного бизнеса Уолл-стрит – Goldman Sachs, Merrill Lynch, Morgan Stanley. Ситуация усугублялась огромными дырами в балансах структур, управляющих процессами ипотечного кредитования  - Fannie Mae и Freddie Mac. Чуть позднее на бок стал валиться гигант страхового бизнеса – AIG. За три дня после банкротства Lehman мировые фондовые рынки потеряли 2,85 триллиона долларов капитализации.

Идеальный шторм 

Шторм был действительно идеальным, поскольку финансовым регуляторам приходилось решать одновременно несколько стратегических проблем, а не за горами были президентские выборы в США, причем всем было понятно, что победа Барака Обамы и уход республиканской администрации практически предрешен. Секретарь Федерального казначейства Генри Полсон долгое время пытался решить проблемы рынка без прямого участия государства в спасении "заевшихся банкиров", но фактически только один инвестиционных банк остался без господдержки, и этим неудачником оказался как раз Lehman. 

15 лет спустя так и нет ответа на вопрос, почему именно банк Ричарда Фулда остался в аутсайдерах, а остальные акулы Уолл-стрита в рамках "плана Полсона" получили миллиардные вливания в виде покупки казначейством привилегированных акций банков.

После утверждения Конгрессом комплекса мер по стабилизации финансового сектора семь ведущих банков США получили от 10 до 25 млрд долларов. Бездарно управлявшийся AIG в рамках господдержки получил 80 млрд, а через год эта сумма возросла более чем в два раза. До конца 2014 года Федеральный резерв влил в экономику США больше трех триллионов долларов.

Да, фактически это были деньги налогоплательщиков. И, да – те руководители банковских учреждений, которые уходили в отставку, в основном, сохранили свои "золотые парашюты" - компенсационные выплаты прописанные в контрактах.

Из постсоветских стран наибольшие проблемы в период мирового кризиса возникли у Украины, Казахстана и России.

Казахстан

Казахстан исполнил роль "шахтерской канарейки" - первым из стран СНГ ощутил негативное воздействие на экономику еще в середине 2007 года. Местные банки активно вкладывались в ипотечные бумаги США, наращивали внешние заимствования. Регуляторы знали о серьезных проблемах с ликвидностью, но, с учетом тесной связи каждого банка второго уровня с авторитетными людьми из большой политики, все эти наблюдения оставляли при себе. Уже в конце 2007 года долг банков перед иностранными кредиторами составлял порядка $12 миллиардов, а внешний долг страны 96 миллиардов долларов.

Россия

В России высокий уровень долговых обязательств банков и компаний (но не государства!) сочетался с резким падением цен на нефть и усугублялся волатильностью курса акций российских компаний на мировых рынках в связи с событиями вокруг Южной Осетии. По данным ЦБР и расчетам газеты "Коммерсантъ", на ноябрь 2008 года совокупный убыток банковской системы России в октябре составил 39,3 млрд рублей. Убытки Внешэкономбанка превысили 46 млрд рублей.

Господдержка экономики

Россия и Казахстан пережили девальвацию национальных валют, падение курса рубля и тенге по отношению к доллару. Крупные российские нефтегазовые компании (ЛУКОЙЛ, "Роснефть", ТНК-ВР и "Газпром") обратились к правительству с просьбой выделить им кредиты для погашения задолженности по внешним займам. Это произошло в условиях катастрофического падения цен на нефть, которые еще в марте 2008 года достигали исторического максимума в 143 дол. за баррель, а теперь снизились в несколько раз. Кремль и Акорда были вынуждены пойти на массированную господдержку ключевых секторов экономики. Но даже при наличии экстраординарных мер по итогам первого полугодия 2009 года ВВП России снизился на 10%, промпроизводство на 15%, инвестиции - на 18%. И только в 2010-11 гг. ситуация начала выравниваться.

Причины кризиса

Пятнадцать лет спустя причины кризиса 2008 года кажутся простыми и очевидными: дерегулирование банковского сектора (4 ноября 1999 года Конгресс США принял закон о финансовой модернизации, отменивший запрет коммерческим банкам активно работать на рынках ценных бумаг), крайне либеральные условия предоставления ипотеки, низкие процентные ставки, рискованные вложения в ипотечные облигации и новые финансовые инструменты, суть которых не могли толком объяснить сами банкиры. Токсичность жилищного пузыря на рынках США отравила экономики тех стран, банковский сектор которых активно играл на ипотечных бумагах.

15 лет спустя

С тех пор прошло немало совещаний представителей ведущих финансовых институтов мира, выработаны общие принципы международного контроля в финансово-банковской системе. Но жадность все еще остается главным мотивирующим фактором в деятельности многих финансовых институтов.

Как отметил американский журналист Эндрю Соркин,

целью Уолл-стрит стало стремление генерировать прибыль для себя, а не для клиентов.

Этот принцип остается неизменным. Просто на смену респектабельным банкирам пришли молодые хипстеры, с энтузиазмом разрабатывающие рынки новых финансовых инструментов. Банкротства криптовалютных компаний уносят миллиарды средств вкладчиков, а регуляторы не имеют пока эффективных средств контроля над этой сферой. Жадность и самоуверенность, опережающие в своих негативных последствиях попытки правительств загнать рынок в некие идеальные правила, все еще "рулят" глобальным финансовым миром.

27450 просмотров

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ