Зачем Индии возобновление иранского ядерного соглашения

Зачем Индии возобновление иранского ядерного соглашения

Нью-Дели и Тегеран перезагружают стратегические отношения, ускоряют возможности транзитной торговли и опираются на общие интересы. Индия взяла инициативу на себя и сделала первые шаги навстречу Ирану, очевидно предчувствуя неизбежность возобновления ядерной сделки 2015 года, пишет Al-Monitor.

На прошлой неделе секретарь министерства иностранных дел Индии по Ирану, Пакистану и Афганистану Дж. П. Сингх съездил в Тегеран, где провел политические консультации с высшими должностными лицами и получил информацию о ситуации в Оманском заливе, где Нью-Дели финансирует проект по развитию порта Чабахар. Основная цель визита заключалась в том, чтобы вернуть Индии утраченную точку опоры в проекте иранского порта.

Сингх также встретился с заместителем министра иностранных дел Ирана Аббасом Аракчи, одним из главных переговорщиков, вовлеченных в дискуссию о возобновлении ядерной сделки. Нью-Дели, похоже, ожидает снятия санкций с ИРИ, прежде чем начинать какие-либо крупномасштабные проекты и развивать деловую активность в Иране.

Со стороны Вашингтона в этом направлении были сделаны некоторые шаги. Обнадеживает тот факт, что Роберт Мэлли, один из главных участников переговоров по сделке 2015 года, был назначен администрацией Байдена посланником в Иране. Назначение Венди Шерман заместителем госсекретаря также указывает на возможное сближение США и Ирана, поскольку она возглавляла команду, которая заключила сделку.

Поэтому Нью-Дели готовится официально возобновить участие в развитии порта Чабахар. Хотя Индия была освобождена от санкций США в порту, она приостановила закупку оборудования и замедлила поставки, а финансовые договоренности по оплате инфраструктурных проектов оставались нерешенными.

Через некоторое время Тегеран исключил Индию из нескольких проектов, но ситуация меняется очень быстро. Пока индийская делегация во главе с Сингхом передала правительству Ирана два 140-тонных крана. Поставленные из Италии, краны были переданы в соответствии с предыдущим двусторонним контрактом между двумя странами на оборудование и ввод в эксплуатацию порта. Вся партия оборудования состоит из шести мобильных портовых кранов стоимостью $25 млн.

По данным Министерства судоходства и портов Индии, предоставление этих кранов свидетельствует о ”приверженности Индии стратегической важности проекта порта Чабахар, который обеспечит доступ к рынкам в Центральной Азии”. 

Сообщив в Твиттере о том, что ”недавние международные и региональные события придают особое значение новому раунду общего политического диалога”, представитель министерства иностранных дел Ирана Расул Мусави также признал своевременность последних переговоров. Через два дня индийские делегаты посетили порт, где обсудили стратегии его развития. Речь идет о том, чтобы превратить порт в ключевые для Нью-Дели ворота в Афганистан и Центральную Азию.

Недавно Индия и Иран провели первые трехсторонние переговоры с Узбекистаном, на которых обсудили способы совместного использования порта для торговли. Индия хочет включить Узбекистан в проект международного транспортного коридора ”Север-Юг” для перевозки грузов между Индией, Ираном, Афганистаном, Арменией, Азербайджаном, Россией, Центральной Азией и Европой.

МИД Индии в ближайшее время проведет четырехстороннюю встречу в Нью-Дели, куда пригласит представителей внешнеполитических ведомств Ирана, Афганистана и Узбекистана. На встрече будут обсуждаться планы по ”ускорению региональной интеграции”, возможности транзитной торговли и создание совместного механизма для работы в Чабахаре. Вероятно, другие страны Центральной Азии будут участвовать в качестве наблюдателей.

Сразу после возвращения Сингха из Тегерана Нью-Дели принял министра обороны Ирана, бригадного генерала Амира Хатами. Во время своего первого визита в столицу Индии Хатами провел переговоры со своим коллегой Раджнатхом Сингхом, а затем направился в Бангалор, где участвовал в выставке Aero-India 2021 и встретился с главнокомандующим индийской армией.

Оптимистично оценивая индо-иранские отношения, Хатами сказал: ”У Тегерана и Нью-Дели общие культурные и исторические ценности, общие подходы ко многим региональным и международным проблемам и серьезные географические возможности, особенно в Индийском океане”. По его словам, для расширения связей есть большой потенциал, ”особенно в оборонном и военном секторах”. Присутствуя на первом собрании министров обороны в регионе Индийского океана, Хатами также отметил, что Иран имеет важное стратегическое положение, в то время как у Индии протяженная береговая линия, и обе страны являются крупными государствами в регионе, которым удалось сохранить стабильные связи.

По словам Хатами, ”связь между Индийским океаном и коридором ”Север-Юг”, а также отношения с государствами Центральной Азии и Кавказом могут стать основой, на которой можно развивать более широкие связи. Эти возможности могут сыграть значительную роль в укреплении сотрудничества двух стран, особенно в оборонной и военной сферах”.

Между странами уже существует соглашение о сотрудничестве в области обороны с 2002 года, и новая поездка Хатами может придать дополнительный импульс индо-иранским стратегическим отношениям.

Поскольку любое изменение курса Ирана обязательно окажет влияние на регион, ниже перечислены несколько из возможных вариантов развития событий:

Во-первых, если ядерная сделка будет сохранена, высока вероятность того, что Иран перестанет ”ориентироваться на Восток” и, возможно, даже пересмотрит свою позицию по Китаю. Государство попытается восстановить бизнес с западными странами, как это было в 2015 году, когда впервые был реализован СВПД.

Во-вторых, поскольку Иран и Индия уже заключили оборонный пакт, усиление стратегической роли может оказать негативное влияние на китайско-пакистанские проекты в регионе. С тех пор, как Китай и Пакистан объявили о проекте экономического коридора ”Китай-Пакистан”, Индия оказалась в окружении. Проект в Чабахаре может стать идеальной возможностью для Нью-Дели, чтобы следить за развитием событий в порту Гвадар и на побережье Пакистана.

В-третьих, пытаясь сломить влияние Китая в регионе, Индия хотела бы перенаправить Афганистан и Центральную Азию по своим собственным маршрутам. Порт Чабахар играет ключевую роль в реализации амбиций Нью-Дели.

Если Иран действительно продолжит широко обсуждаемое 25-летнее стратегическое партнерство с Китаем, ситуация осложнится, поскольку предполагаемая сделка с Пекином на $400 млрд включает доступ ко всем портам Ирана. В недавнем телеинтервью министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф сказал, что 25-летняя сделка с Китаем будет завершена в ближайшее время и что две страны близки к достижению соглашения.

Судя по всему, Иран по-прежнему рассматривает все варианты, касающиеся региональных союзов. За несколько лет разногласия между Индией и Китаем стали обычным явлением на их общей границе в Гималаях. По мере сближения Индии и Ирана напряженность в отношениях между Пекином и Нью-Дели приведет к очередной конфронтации.

Из-за постоянной морской конкуренции между региональными державами  Индийский океан стал ”ключевым геостратегическим пространством”, поскольку он соединяет богатый нефтью Ближний Восток с экономическими рынками в Азии. Расширение связей с Тегераном может быть весьма полезным для Нью-Дели, поскольку Иран является одним из крупнейших государств в регионе с обширным присутствием в северной части Индийского океана.

Однако успех региональной стратегии Индии будет зависеть от возобновления СВПД, поскольку реинтеграция Ирана в мировую экономику возможна только отмены американских санкций.

8625 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!