Темная сторона "красного туризма" в Китае

Темная сторона "красного туризма" в Китае

Хотя понятие "красный туризм" существует уже несколько десятилетий, оно не было официально включено в национальный туристический план страны до 2004 года. Некоторые аналитики говорят, что его задача - презентовать выверенную версию истории. Другие называют это "промыванием мозгов". По данным CNN, лидер Китая Си Цзиньпин с момента прихода к власти в конце 2012 года неуклонно продвигал "красный туризм", способствуя быстрому росту этого сегмента.

В последние годы по стране значительно выросло число "красных мест", в список которых вошли как памятники коммунистической революции, так и деревья, посаженных коммунистическими лидерами.

Пандемия подтолкнула "красный туризм"

Поскольку мировой туристический рынок ограничен пандемией, и китайские туристы вынуждены оставаться в своей стране, внутренние путешествия дали толчок развитию индустрии "красного туризма". "В 2020 году количество "красных" туристов превысило 100 миллионов и составило 11% всех внутренних путешествий", - говорит заявила Мими Ли, доцент Гонконгского политехнического университета и эксперт по китайской туристической политике.

Сейчас самое лучшее время для игроков туристической индустрии, надеющихся извлечь выгоду из этого растущего сегмента, поскольку страна готовится к празднованию 100-летия основания Коммунистической партии в июле. Почти еженедельно появляются новые инициативы "красного туризма" - как в государственном, так и в частном секторах.

Ctrip, крупнейшая в Китае платформа для бронирования путешествий, в начале этого года запустила 100 уникальных маршрутов для "красных паломников". По прогнозам, в 2021 году кампания привлечет 50 миллионов путешественников. "Большинство исследователей классифицируют "красный туризм" как подвид культурного туризма.

Корреспондент CNN недавно посетил Яньань в северной провинции Шэньси, где увидел толпу посетителей, некоторые из которых облачились в революционную одежду. Они столпились в бывших резиденциях коммунистических лидеров, залах прошлых партийных съездов и бесчисленных выставочных залах. Неудивительно, что чиновники Яньаня стремятся продвигать самый крупный коммерческий проект своего города с помощью смелых инвестиций. Блестящий аэропорт, множество новых отелей и даже рекламный щит, рекламирующий предстоящее открытие Starbucks, наполняют бывшее экономическое захолустье.

Эти усилия окупились еще до пандемии. В 2019 году более 73 миллионов посетителей приехали в город с населением чуть более двух миллионов человек, что почти вдвое больше, чем всего тремя годами ранее. По словам местных властей, поскольку вирус Covid-19 по большей части сдержан в Китае, туризм в Яньане восстановился во время недельных майских праздников в этом году, при этом туристические расходы уже превысили расходы за тот же период до пандемии.

Меняющаяся демография

Ли, профессор из Гонконга, говорит, что когда началась первая волна "красного туризма", она в основном затронула государственные органы образовательную сферу - этот вид туризма был обязательным для государственных чиновников и студентов. Но рынок изменился. Все больше молодых туристов посещает эти места по собственному желанию. Согласно данным туристической платформы Tongcheng-Elong, на путешественников в возрасте от 21 до 30 лет пришлось 40% бронирований и поисковых запросов, связанных с сегментом "красного туризма", во время недавних майских праздников. 

Улучшение условий и услуг, творческие сувениры и использование новых технологий помогли сделать "красные площадки" более привлекательными для молодого поколения. Но некоторые убеждены, что основной движущей силой стало повышенное внимание к национальной гордости и самобытности. Сегодня молодые более уверенные в себе и сильнее отождествляют себя с нацией и страной. Они хотят узнать, как Китай превратился из бедной страны в экономического гиганта"

Чен Шуна, студентка Пекинского университета экономики и бизнеса, посетила городской Музей войны сопротивления китайского народа японской агрессии со своими друзьями в ноябре 2020 года. Она рассказывает CNN, что больше всего на нее произвело впечатление изображение Нанкинской резни.

Темная сторона "красного туризма"

Хотя изучение собственной национальной истории стало магнитом для туристов во всем мире, разница в том, что "красные достопримечательности" почти всегда сопровождаются односторонним повествованием. Критики говорят, что в подобных местах рассказывается только об исключительности коммунистических лидеров и их славных победах, игнорируя их катастрофические неудачи и даже искажая исторические факты.

"Китайскией власти хотят продвигать "красный туризм" как в коммерческих, так и в идеологических целях. Это часть патриотического воспитания. Насколько это эффективно - другой вопрос", - заявил Саймон Шен, политический обозреватель из Гонконга и основатель компании Glocal Learning Offices, занимающейся международными отношениями.

В Музее сопротивления китайского народа японской агрессии в Пекине, например, акцент делается на жертвах, принесенных Коммунистической партией во время китайско-японской войны в 1930-1940-х годах, и на то, как молодая партия стала опорой, которая привела страну к победе.

В разделе "история" на своем официальном сайте музей утверждает, что Гоминьдан - доминирующая правящая партия Китая с 1928 по 1949 год - продемонстрировал отсутствие готовности противостоять японскому вторжению, назвав свое "пассивное сопротивление" военными усилиями.

Это утверждение отвергают многие исследователи за пределами материкового Китая. Чжан Юй, генеральный секретарь PEN Center, сказал в интервью Voice of America, что "красный туризм" используется как инструмент для того, чтобы заставить посетителей поверить в коммунистическую версию истины с помощью "тщательной идеологической обработки."

"Самая эффективная составляющая "красного туризма) заключается в том, что не все из представленного является подделкой или выдумкой, - говорит Чжан. - Цель - заставить людей поверить, что без Коммунистической партии этой страны не было бы".

Майк Робинсон, директор расположенного в Великобритании Международного института культурного наследия Айронбридж, провел обширное исследование исторического туризма в Китае. "Есть определенные сложности и аномалии в "красном туризме" или любой форме туризма, которая так тесно связана только с идеологией", - сказал исследователь.

Ц Китая, в отличие от Северной Кореи, есть экономические средства для продвижения своей версии истории в глобальном масштабе. В результате некоторые туристы, посещающие эти места, могут стать частью пропагандистской машины КПК, если они не могут получить должную информацию заранее или сразу после посещения.

10255 просмотров




Вестник Кавказа

в Telegram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!