Вестник Кавказа

Пока Кочарян и Саргсян командуют армянской армией, мир невозможен

Согласно официальным заявлениям руководства Армении, у Еревана есть желание разблокировать коммуникации с Азербайджаном и Турцией, делимитировать армяно-азербайджанскую границу и подписать с Баку мирный договор. С каждым днем таких заявлений все больше, в частности, накануне премьер-министр Никол Пашинян заявил, что сам предлагает властям Азербайджана подписать мирный договор, а сегодня он же рассказал о приемлемости плана определения рубежей двух стран, разработанного Минобороны РФ по советским картам.

При этом на практике со стороны Армении вместо конструктивных шагов идут исключительно военные провокации, теракты и другие попытки остановить процессы послевоенного урегулирования. Ведется накачка зоны ответственности российских миротворцев оружием, на границе армянские военные пытаются занять стратегические высоты, что никак не сочетается с миролюбивыми заявлениями Еревана. К примеру, если Пашинян принимает делимитацию по российскому проекту, зачем ему захватывать высоты в Азербайджане? Они же во время демаркации границы все равно будут по азербайджанскую сторону.

Нет ли здесь некоего скрытого параметра, который детерминировал бы нынешнюю неопределенность поведения Армении? Такой параметр действительно есть, и его легко заметить, если не приравнивать армянское политическое поле к одной лишь правящей партии "Гражданский договор" Никола Пашиняна, хоть у нее и большинство в Национальном собрании. Парламентское большинство позволяет пашиняновскому режиму принимать какие угодно законы, но не гарантировать их исполнение, ведь на земле "революционеры" до сих пор не контролируют Армению полностью.

Хотя в дни "бархатной революции" 2018 года карабахский клан был принужден согласиться на отставку одного из его лидеров Сержа Саргсяна с должности премьер-министра, он не исчез из властных кругов Армении. Да, Саргсян ушел в тень, а второй лидер клана, идеолог современной нжде-балаяновской версии армянского национализма Роберт Кочарян оказался за решеткой, но их люди остались на своих местах. "Революция" одолела верхушку айсберга, но его невидимая подводная часть никуда не делась. Потому 2,5 года до Отечественной войны Азербайджана Никол Пашинян занимался на внутриполитическом поле всего одним делом – очищал его от саргсяно-кочаряновских креатур.

Надо понимать, что речь идет не о двух десятках человек и даже не о сотне – Роберт Кочарян сажал своих людей на должности с 1997 года, когда стал премьер-министром Армении. Это огромная система кадров, из которых, фактически, целиком состоял государственный аппарат Армении ко дню отставки Сержа Саргсяна – за 21 год безраздельного властвования карабахского клана в республике иного и не могло произойти. Таким образом, перед Пашиняном, получившим власть, встала задача уволить буквально всех и заменить всех уволенных своими соратниками.

Разумеется, уволить всех было невозможно. И потому, что у команды Пашиняна не имелось столько людей на замену, и потому, что победившая оппозиция состояла по большей части из политиков, никогда не работавших в госуправлении. Народ доверил "революционерам" власть, но эффективно распорядиться ею они не могли, по крайней мере, сразу. Поэтому задача борьбы с карабахским кланом была поначалу сужена до громких отставок наиболее влиятельных фигур – летом 2018 года были арестованы, к примеру, лидер "Еркрапа" Манвел Григорян и генеральный секретарь ОДКБ Юрий Хачатуров, и тихой зачистки министерств от рядовых ставленников Саргсяна и Кочаряна.

Поэтому в последние годы на принципиально важных должностях в армянском государстве находилось много чиновников, явно работавших против основного курса пашиняновского режима. Особенно ярко это проявлялось в том, что делали МИД Армении и силовой блок. Если говорить о МИДе, то профессиональных дипломатов у "революционеров" не было вовсе, все профессионалы были сторонниками карабахского клана, тут Пашиняну попросту не из кого было выбирать. Понятно, что новые власти как-то договаривались со старыми МИДовцами о лояльности, но и Зограб Мнацаканян, и Ара Айвазян не разрывали прежние связи и рано или поздно начинали реставрировать внешнюю политику времен Саргсяна и Кочаряна. В итоге теперь министром иностранных дел Армении работает "правая рука" Никола Пашиняна Арарат Мирзоян, потому что лучше свой человек, чем очередной агент карабахского клана.

С силовым блоком ситуация еще сложнее. Службы безопасности и армия – это уже не чиновничьи госорганы, а жизненно важные для власти структуры, и если политики не могут добиться их лояльности, то де-факто в стране возникает двоевластие или безвластие. Со всей очевидностью, и СНБ, и Минобороны, и командование ВС Армении в 2018 году на 100% состояли из членов карабахского клана, более того, из военных преступников, непосредственно осуществлявших оккупацию территорий Азербайджана и изгнание местного населения из Зангезура и Карабаха. Армия и оборонное ведомство были средоточием людей Кочаряна и Саргсяна, ведь те пришли к власти благодаря Карабахской войне, причем с военной же целью – обеспечить продолжение оккупации азербайджанской земли.

В связи с этим изначально было ясно, что в 2018-2019 годах при всем желании Никол Пашинян не мог мирно урегулировать армяно-азербайджанский конфликт, так как оккупационная армия отказалась бы подчиняться его приказам, и никакие отставки не помогли бы – на место одного уволенного саргсяно-кочаряновского генерала тут же пришел бы другой. Более того, существовала реальная угроза, что в случае каких угодно конструктивных движений со стороны премьер-министра он будет физически устранен, поскольку перейдет красную линию, негласно установленную карабахским кланом. Отставки, разумеется, происходили, но медленно: спецслужбы и армия – это очень закрытые организации, где недостаточно просто сменить руководителя, чтобы повлиять на работу всех уровней структуры. Принцип "новая метла по-новому метет" работает, но в случае силового блока выметать нелояльных людей приходится крайне долго и осторожно.

СНБ, насколько можно судить, в настоящее время подчиняется Николу Пашиняну по большей части, однако армия в значительной степени все еще остается подконтрольной Кочаряну и Саргсяну. Ситуацию частично исправила Отечественная война Азербайджана, поскольку многие члены карабахского клана погибли в боях, а ВС Армении были в целом разгромлены, однако в армейском руководстве все еще много радикальных противников армяно-азербайджанского мира. Да, им нечем воевать из-за катастрофических потерь прошлого года в живой силе и технике, но сдаваться они не намерены, пока не сдаются их лидеры – экс-президенты, зачинщики нагорно-карабахского конфликта Роберт Кочарян и Серж Саргсян, провозгласившие реванш своей единственной целью.

Кочарян и Саргсян не смогли вернуть власть легитимным путем, несмотря на послевоенную слабость позиций Пашиняна – суммарно за их избирательные блоки отдали голоса всего 26,27% пришедших на внеочередные выборы граждан, в парламенте они занимают ничего не значащие 36 мест. Но это не значит, что они более не являются угрозой для властей и бессильны противостоять мирным процессам в регионе. Нет, они просто немного ушли в тень, а силы у них есть, причем самые реальные – вооруженные силы Армении, готовые не подчиняться приказам правительства. Новоназначенный министр обороны Сурен Папикян, человек гражданский, тут ничего изменить не может, а на то, чтобы выковать лояльную армию, у Никола Пашиняна уйдет много лет.

Поэтому на сегодняшний день необходимо констатировать, что, хотя команда Никола Пашиняна и может желать стабилизации мира с Азербайджаном, включая разблокирование коммуникаций, делимитацию границы и подписание полноценного мирного договора, у нее нет возможности выполнить свои обязательства до конца. В Армении действует вторая сила, которая ни под какими документами не подписывалась, ни с кем ни о чем не договаривалась и стремится только к новой войне против Азербайджана. Пока Роберт Кочарян и Серж Саргсян командуют армянской армией, военные угрозы устранить не удастся.

Как отметил в беседе с корреспондентом "Вестника Кавказа" кандидат политических наук, доцент кафедры политологии и социологии РЭУ им. Плеханова Александр Перенджиев, наличие в Армении реваншистских сил негативно сказывается на переговорном процессе. "Никол Пашинян находится как бы между молотом и наковальней. С одной стороны, он понимает необходимость идти по пути переговоров в рамках механизмов, намеченных в трехсторонних российско-азербайджано-армянских договоренностях от ноября 2020 года и января 2021 года. С другой стороны, на него оказывают серьезное давление реваншистские силы, которые прекрасно понимают, что подписание договора о границе полностью закрывает какие-либо надежды на реванш. Ведь тогда Армения признает суверенитет Азербайджана на всех его землях и события начнут развиваться в рамках не только политики, но и экономики, которая начнет диктовать свои условия", - пояснил он.

"Когда границы будут открыты и возникнут экономические связи, возврат к конфликтной ситуации станет невозможным. Реваншисты понимают это и всячески пытаются затянуть процесс. Внутри страны они, конечно, видят причину в действиях Никола Пашиняна, хотя надо понимать, что любой другой политик в Армении, если он получит власть легальным путем, не будет откровенным реваншистом, а скорее договорной фигурой. Этот политик также окажется между молотом и наковальней, потому что мирные процессы должны продолжаться, несмотря на весь шум и крик со стороны реваншистов. Люди в Армении все-таки понимают, на чем строится национальная безопасность их республики, видят, что отсутствие договора о границе с Азербайджаном наносит очень серьезный ущерб именно национальной безопасности Армении, а реваншисты хотят рубить сук, на котором сидят", - указал Александр Перенджиев.

Эксперт допустил, что для борьбы с противниками мира команда Никола Пашиняна может пойти на реставрацию прежнего государственного строя. "Пашинян не полностью контролирует армию. Я думаю, он и его окружение со временем придут к мысли, что надо возвратиться к президентской республике, чтобы президент был верховным главнокомандующим, а правительство ему подчинялось. Парламентская республика не отвечает задаче обеспечения национальной безопасности Армении в полной мере, такой государственный строй республике не подходит. Понятно, что сделано это было в угоду Европе, но страна еще не готова к такому, из-за чего все время идет дестабилизация. В конечном счет нестабильность в Армении может привести к новой войне, при том что воевать республике нечем. Это никому не нужно, включая Россию – России нужен мир на Южном Кавказе, а также четкие границы между странами, чтобы было ясно, где Армения, которую мы обязались защищать, а где – Азербайджан", - сообщил он.

Политолог Ровшан Ибрагимов также подчеркнул, что Кочарян и Саргсян непосредственно влияют на послевоенное урегулирование, блокируя его всеми способами. "Хотя Пашинян у власти с 2018 года, он все еще не полностью контролирует ситуацию в Армении и госструктурах, особенно это касается Министерства обороны и Министерства иностранных дел, где ситуация тяжелая. Мы наблюдаем чистку Пашиняном прежних кадров, буквально на прошлой неделе были назначены новые послы, а в Минобороны на этой неделе руководителем ведомства стал соратник премьер-министра, причем впервые это человек, не имеющий связей с военным делом. Проблемы с управлением государством сейчас таковы, что для Пашиняна важен не профессионализм отдельных чиновников, а лояльность и приверженность новой власти", - обратил внимание эксперт.

Военные провокации Армении на границе – это проявления реваншистской активности карабахского клана. "События на границе укладываются в это положение дел в армянском государстве. Они стали возможными, во-первых, потому что прежние власти ищут возможности для дестабилизации ситуации, обвиняя в ней нынешнее правительство Пашиняна. Во-вторых, нужно также отметить желание отдельных военных отметиться своим "геройством". Думаю, что очаг напряжения был организован при прежнем министре обороны Аршаке Карапетяне, который допустил эскалацию напряженности в Карабахе, вплоть до субботнего теракта, а также организовал отправку армянских войск, фактически, на бойню, прямо в скопление азербайджанских войск на границе, пусть бои и начались уже после его увольнения", - рассказал Ровшан Ибрагимов.

Политолог подчеркнул, что Никол Пашинян заинтересован в мире и стабильности. "Стабильность крайне необходима Армении. Любая дестабилизация ведет к тому, что Азербайджан предотвращает агрессию действенными методами, а это негативно сказывается на позиции нынешних властей. То есть это вопрос прагматичности. Но он должен открыто объяснить своему обществу, как дальше будут развиваться события, будет ли реализована делимитация границы и какова судьба открытия коммуникаций, ведь от этого напрямую зависит будущее Армении. Важно, что общество все-таки дало ему карт-бланш, позволив создать однопартийное правительство, у него есть возможности для маневрирования. Ему нужно опереться на ту часть населения, что устали от войны и борьбы за власть в республике. Конечно, оппозиция останется дестабилизирующим фактором и будет всячески препятствовать нормализации отношений, поскольку дестабилизация и есть основа их политической игры. Однако, если правительство проявит маневренность и своевременную реакцию, оно сможет защититься от реваншистов и добиться выгодных для Армении перемен, в частности, открытия коммуникаций", - заключил Ровшан Ибрагимов.

19875 просмотров

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ