Почему киргизские избиратели отказались от парламентаризма

Почему киргизские избиратели отказались от парламентаризма

10 января в Киргизии избрали нового президента - Садыра Жапарова, стремительный приход к власти которого был вызван бурными потрясениями в октябре 2020 года. В тот же день избиратели проголосовали во второй раз на референдуме по конституционной реформе, инициированной Жапаровым. Избранный президент добился очередной победы: 84% избирателей одобрили изменения, которые усилят президентскую систему правления, значительно уменьшив власть парламента.

The Diplomat в материале Why Did Kyrgyz Voters Give Up Parliamentarism? напоминает, что десять лет назад киргизские граждане подавляющим большинством проголосовали за план реформ, в результате которого Киргизия превратилась в парламентскую республику. Проведенный 27 июня 2010 года, через две недели после столкновений на юге и через два месяца после свержения президента Курманбека Бакиева, конституционный референдум был призван положить конец непотизму, предотвратить концентрацию власти в администрации президента, дать голос оппозиции и превратить парламент в реальный орган принятия решений в стране.

В то время как 91% киргизских избирателей поддержал парламентский план в 2010 году, его критики внутри и за пределами страны предвидели темные времена. Исполняющий обязанности министра обороны Киргизии Исмаил Исаков в то время утверждал, что парламентская форма правления чужда киргизскому менталитету. Выступая перед журналистами на встрече G20 в Торонто, тогдашний президент России Дмитрий Медведев предупредил о ”цепочке вечных проблем” - парламентских перестановках, конфликтах между элитами и росте экстремизма в Киргизии.

Критики парламентской формы правления были правы, но назвали симптомы, а не источники проблем в политике страны. Отношение киргизского электората к руководству, власти, государственным институтам и общественным приоритетам претерпело минимальные изменения за десятилетие, прошедшее с момента введения парламентской формы правления. Президентство Бакиева, которое ускорило конституционные изменения 2010 года, помимо всего прочего было отмечено противоборством между парламентом и президентом, а также жестоким политическим соревнованием с убийствами, достигшими беспрецедентного уровня в 2005-2006 годах.

Граждане Киргизии одобряют сильную президентскую власть, поскольку она предлагает простой механизм привлечения к ответственности главы государства за счет угрозы насильственного устранения в системе управления, основанной на покровительстве. Проще говоря, легче наказать действующего президента, сняв его с должности в результате восстания, чем иметь дело с парламентом. Бойкот системы разделения власти в парламенте угрожает разрушить сети покровительства, культивируемые правящей элитой, от которых выигрывают многие. Даже будучи недовольными, избиратели обвиняют другие фракции в проблемах страны или опасаются, что изменения дадут новым партиям больше власти над ними.

Большинство политических партий было идеологически пустыми механизмами. Успех в бизнесе был обусловлен связями с государством. Во время президентства Акаева и Бакиева одна из сетей патронажа, связанная с родственниками президента, смогла консолидировать власть в государстве, исключив другие конкурентные сети. В обоих случаях эта стратегия дала обратный эффект, приведя к недовольству внутри элиты, поддержанным демонстрациями, свергнувшими президентов. Усилившая полномочия парламента Конституция Киргизии от 2010 года стала результатом неформального компромисса между представителями нескольких покровительственных сетей, разошедшихся во время президентства Бакиева, и создала основу для более расплывчатой и плюралистической системы патронажа. Хотя эти изменения породили некоторые элементы подлинных политических дебатов и конкуренции на национальном уровне, они еще больше подорвали формальные институты, надлежащее управление и, в конечном итоге, усилили зависимость от сетей патронажа.

На фоне усиленного покровительства президентская власть представляет собой тип ”общественного договора” между гражданами и их президентом, который определяет права и обязанности и позволяет гражданам сместить президента в любой момент во время его пребывания в должности за счет действия системы ”справедливость в отношении электората”, если он не выполняет обещания, данные избирателям.

Задача избранного президента Жапарова - оправдать ожидания граждан и сетей покровительства, которые его поддержали. Не имея значительной политической программы, Жапаров взял на себя обязательство бороться с коррупцией, вывести страну из экономического кризиса, увеличить социальные пособия. Он дал обещания различным элементам своей базы поддержки, большинство которых составляют сельские жители, лишенная прав молодежь и киргизские националисты. Быстрое продвижение Жапарова из тюремной камеры до кресла премьер-министра и должности исполняющего обязанности президента не произошло бы без поддержки влиятельных покровителей. Заставить все эти различные сети и группы работать в его поддержку, а не против него, будет сложной задачей.

Киргизские избиратели неоднократно демонстрировали, что реальная власть в Киргизии принадлежит народу. Однако частая смена руководства снижает уважение людей к верховенству закона и государственной власти. Поэтому трудности в управлении страной и в проведении необходимых экономических и социальных реформ будут усугубляться. Пандемия коронавируса уже подтолкнула Киргизию к пропасти с точки зрения экономики и лишила подушки безопасности, созданной трудовой миграцией, уравновешивавшей хронически высокий уровень безработицы в стране. Эксперты предупреждают, что новые протесты в Киргизии могут начаться уже весной 2021 года.

5160 просмотров




Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!