Какой месседж Путин через Лаврова направил в Тегеран?

Камран Гасанов, специально для "Вестника Кавказа"
Какой месседж Путин через Лаврова направил в Тегеран?

Накануне в Москве состоялась встреча глав МИД России и Ирана Сергея Лаврова и Хоссейна Амира Абдоллахияна, на которой Тегеран получил, выражаясь дипломатически, неполную поддержку его видения будущего Южного Кавказа: Лавров после переговоров обратил внимание на те проблемы, которые создает сегодня региону сам Иран.

Напомним, иранский министр на переговорах с российским коллегой продолжил гнуть бескомпромиссную линию Тегерана по Закавказью, оправдывая военные учения у границ с Азербайджаном. В частности, Хоссейн Амир Абдоллахиян заявил: "Мы не потерпим геополитического изменения карты на Кавказе. И у нас есть серьезная обеспокоенность по поводу присутствия террористов и сионистов в этом регионе". 

Изменение геополитики в регионе Иран устраивало бы, если бы эта трансформация привела к его усилению. Скажем, через ослабление Турции, России, Азербайджана и укрепление союзника ИРИ Армении. Однако происходит все ровно наоборот: РФ вводит миротворцев в Карабах, Турция стоит рядом в Агдаме и проводит учения вместе с Пакистаном, а проигравшая войну Армения "предательски" не закрывает небо для Азербайджана вслед за Ираном и пропускает лайнеры AZAL из Баку в Нахчыван.

Абдоллахиян, отталкиваясь от совместных интересов Ирана и России в Сирии и поддержки Москвы по "ядерной сделке", наверняка, рассчитывал на какое-то понимание в отношении военных учений ИРИ у границы Азербайджана. Но такого понимания он так и не дождался. 

"Мы против того, чтобы наращивать здесь военную активность, против того, чтобы какие-либо учения носили провокационный характер. Есть и озабоченности, которые высказывает, скажем, Азербайджан в связи с недавними учениями наших иранских друзей, которые были проведены недалеко от границы", - сказал Лавров.

Конечно, Лавров, указав на "военную активность", мог иметь ввиду, в том числе, Турцию с Пакистаном. Чрезмерное усиление Анкары и Исламабада в сфере интересов Москвы ее едва ли устроит. Однако это не отменяет факта нескрываемого недовольства Москвы "игрой мускулами" самого Ирана.

Россия четко обозначила место Ирана в регионе. Силовой путь или метод принуждения со стороны ИРИ вплоть до угрозы ввода вооруженных сил на территорию Азербайджана – а такие угрозы поступали от КСИР – неприемлемы для Кремля. Азербайджан – важнейший торговый партнер в Закавказье и клиент "Рособоронэкспорта". С президентом Ильхамом Алиевым у Владимира Путина давние и дружеские отношения. Не будем забывать, что в Карабахе остаются российские миротворцы, и их дальнейшее пребывание зависит, в том числе, от сохранения высокого уровня диалога Путина и Алиева. А нового лидера Ирана Эбрахима Раиси еще предстоит изучить, прежде чем наладить с ним доверие.

Азербайджан – еще одно направление продвижения русского языка и применения российской "мягкой силы" наряду с другими постсоветскими странами. Почти три миллиона азербайджанцев – граждане России. Много ли иранцев говорят по-русски или трудятся во благо России? Мало кого можно вспомнить, кроме нападающего "Зенита" Сердара Азмуна.

Конечно, не будем сбрасывать со счетов общие интересы Москвы и Тегерана в вопросах ближневосточных. В Сирии иранские ополченцы плечом к плечу с российскими пилотами бились против террористов ИГИЛ (запрещена в России) и помогали официальному Дамаску восстанавливать свою территориальную целостность. Москва заинтересована в реанимации "ядерной сделки", без которой полноценно российско-иранский бизнес работать не может из-за постоянной угрозы санкций США. 

В то же время геополитический конкурент Ирана – Турция – хотя и поддерживает противников Башара Асада, но остается ключевым торгово-инвестиционным партнером России. Для сравнения годовой товарооборот России и Турции лежит в районе $22-25 млрд. Иран с Россией торгует столько же, сколько и Азербайджан – около $2 млрд в год. С Турцией Россия продолжает крупные проекты – С-400, АЭС "Аккую" и продажу газа по "Турецкому потоку". Российские туристы массово едут не в Иран, а в Турцию. Москва-сити отстраивают турецкие бизнесмены, а не иранские. С Анкарой есть договоренности по Карабаху и Сирии – в обоих конфликтах мир держится на консенсусе Путина и турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана.

Так что у России есть двойной аргумент для сдерживания Ирана – тесные партнерские связи с Азербайджаном и с Турцией. И это не говоря о заинтересованности не допускать дестабилизации региона, который испокон веков был источником проблем для российских правителей. Поэтому весьма логично, что Лавров попытался направить иранскую пассионарность в экономическое русло и напомнил Абдоллахияну о формате "шестерки" в составе России, Ирана, Турции и трех закавказских республик. Лавров считает, что разблокировка транспортных коридоров, которой почему-то сопротивляется Иран, пойдет на пользу всем, в том числе и иранцам.

10955 просмотров
Поделиться:
Распечатать: