Станет ли Грузия монархией?

Станет ли Грузия монархией?

На днях в храме Светицховели, в древней столице Грузии Мцхета, произошло событие, которое может иметь далеко идущие политические последствия для страны: глава Грузинской православной церкви (ГПЦ) Илья II лично крестил Георгия Багратиони – новорожденного сына Давида Багратион-мухранского и Анны Багратион-грузинской.

Династический брак представителей двух давно разошедшихся ветвей одного и того же царского дома был заключен несколько лет назад. Причем, сразу после того, как патриарх Илья выступил с сенсационным предложением восстановить в стране монархию и вернуть трон Багратионам, правившим с 809-го по 1801 год, то есть почти тысячу лет.

Багратионы - одна из древнейших династий в мире, и грузины с гордостью говорят, что по продолжительности правления она уступает лишь императорской династии Японии. Естественно, Багратионы, овеянные множеством исторических легенд, стали неотъемлемой частью грузинского этно-национального мифа. Но идея восстановить в царствовании одного из них понравилась далеко не всем. Правда, сторонники «восстановления исторической справедливости» ссылаются на то, что речь идет о конституционной монархии по типу европейских стран, где монарх «царствует, но не правит».

Впрочем, уже после исторических крестин главный идеолог монархизма, бизнесмен Леван Васадзе, известный своими консервативными взглядами, уточнил, что «грузинский царь» должен стать не только символической фигурой, но своеобразным «кризис-менеджером», выступающим на политической сцене лишь в период жесткого политического противостояния - для разрешения споров между правительством и парламентом, а также, улаживания разногласий социальных и этнических групп.

В качестве примера приводится роль короля Испании Хуана Карлоса в подавлении путча 1981 года. При этом Леван Васадзе и его единомышленники часто высказывают наивную мысль, что восстановление монархии может сыграть позитивную роль в разрешении грузино-абхазского конфликта, ведь согласно титулатуре Багратионов, они именовались «царями абхазов и грузин». Опять-таки в качестве примера приводится роль, которую царские дома Испании и Великобритании играют в консолидации различных этносов, населяющих эти страны.

Один из соратников Васадзе, кинорежиссер Георгий Хаиндрава (известный своим бунтарским отношением ко всем без исключения президентам Грузии (См. "ВК" "Буревестник") часто повторяет, что грузинский народ «никогда не бунтовал против Багратионов, не смещал их революциями и не рубил им головы». То есть, Багратионы могли бы стать еще и гарантами социальной гармонии в обществе. «Наш народ обладает монархической ментальностью. Он традиционно выбирал не президентов, а царей» - заявил Георгий Хаиндрава, намекая на то, что Звиад Гамсахурдиа, Эдуард Шеварднадзе и Михаил Саакашвили действительно избирались огромным большинством голосов. Правда, избиратели скоро разочаровывались в них, и это приводило к тяжким кризисам, переворотам и революциям.

Согласно проекту Васадзе-Хаиндравы, который поддержан всей мощью непререкаемого авторитета Католикоса-патриарха, страна должна трансформироваться в конституционную монархию не сразу, а лет через 16-18, когда Георгий Багратион достигнет совершеннолетия. Все эти годы он должен воспитывается в лоне ГПЦ и готовится к царствованию.

Однако у красивого проекта есть очень серьезные противники. В первую очередь, бывший президент Саакашвили. Он периодически подшучивал над Давидом Багратиони и рассказывал о нем анекдоты. Отец наследника престола действительно слишком часто попадал в неприятные ситуации. Брак с Анной Багратион-грузинской чуть не распался в связи с его увлечением, о котором много писали в бульварных газетах. Кроме того, Давид Багратион вырос в Испании, приютившей многих представителей царского дома. Он практически не говорит по-грузински и даже не пытается осилить язык великих предков.

Кроме того, пока неизвестно, признают ли Георгия законным наследником трона представители других ветвей царского дома и европейских династий, а ведь без их признания, легитимность монарха будет поставлено под сомнение. Но самое главное препятствие - политическая традиция. В последние годы Грузия худо-бедно развивалась как республика. Через 20 лет республиканскую форму правления уже можно будет считать устоявшейся реальностью, тогда как последний грузинский царь лишился трона в далеком 1801 году.

Сколько бы авторы идеи ни рассказывали красивые сказки о «ментальном монархизме грузин», проект может столкнуться с сопротивлением вовсе не малочисленной части общества, уже заявляющего протест под лозунгом: «Не хотим платить за пустую роскошь». И если этот аргумент можно часто слышать в Великобритании, то что уж говорить о Грузии, где все придется начинать с нуля.

17560 просмотров







Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!