Нормандская гора родила мышь. Это ожидалось

Нормандская гора родила мышь. Это ожидалось

На встречу в нормандском формате, состоявшуюся 9 декабря, возлагалось чересчур много надежд. Возможно, на самом деле многочисленные авторы оптимистических заявлений играли в некую игру, или по какому-то заданию пытались создать благоприятный фон, или что-то третье. Преувеличенность ожиданий была налицо задолго до самой встречи. Так как… ну надо быть совершенно слепым и глухим, чтобы не понимать, что как минимум одна из сторон, замешанных в конфликте в Донбассе, просто не в состоянии следовать Минским соглашениям по урегулированию этого самого конфликта. А может, и не одна.

В первую очередь, речь о президенте Украины Владимире Зеленском. Что бы он не говорил, какими благими намерениями не руководствовался, но было очевидно, что руки у него связаны, что слишком сильны настроения в Украины "не уступать москалям". А то, что могло быть в Незалежной расценено как уступки, то это так бы срикошетило по президенту Зеленскому, что мало бы не показалось.

Собственно, в ходе встречи в нормандском формате эта ситуация была отражена – Киев в целом признал неспособность выполнить политические составляющие Минских соглашений. Москва как-то милостиво подыграла Киеву: ну, не можете, так не можете - сделаем то, что можете. А "можется" на сегодня немногое. Например, обмен пленными по принципу "всех на всех". Оно и понятно – для чего украинцам русские пленные, или русским – пленные украинцы. Какие военные тайны выведывать друг у друга при не столь давней глубокой военной интеграции при том, что пленными или заложниками стороны массово и не обменялись. И это, на минуточку... двадцать первый век на дворе, из космоса автомобильные номера заснять можно или за жизнью соседа по площадке понаблюдать с точностью до 24 часов в сутки.

Впрочем, даже с обменом пленными стопроцентной уверенности все-таки нет, ибо по этой части в документе выражено стремление совершить этот процесс до Нового года. Но одно дело – стремиться выполнить, и совсем другое – выполнить.

Стороны зафиксировали и другое стремление – в течение нескольких месяцев развести украинские войска и подразделения самопровозглашенных донбасских на трех участках границы. Опять же, между стремлением и выполнением – пропасть. В данном случае усугубленная неопределенностью срока – "несколько месяцев": двадцать четыре, например, месяца – это тоже не один, а несколько месяцев, а точнее - целых два года. Стоит надеяться, что подписавшие документ к указанной расплывчатости отнесутся с большей ответственностью и серьезностью, чем допускает теория.

Еще одно стремление касается имплементации "формулы Штайнмайера" – это проведение местных выборов в Луганской и Донецкой областях, особый статус этих самопровозглашенных республик Донбасса. Данное стремление – и не стремление вовсе, а так – словесная шелуха. Ибо Владимир Зеленский сразу после переговоров объявил, что Конституция Украины изменена не будет и федерализации ожидать нечего. Это при том, что в "формуле Штайнмайера" заложена идея больше конфедерализации, чем федерализации.

А вишенкой на торте стремлений стало отсутствие стремления к экономической деблокации Донбасса со стороны Киева. В случае прогресса по этой линии Зеленского в Киеве ожидали все те же тяжелые обвинения в предательстве национальных интересов. Потому тут – без стремлений.

Суммирование приведенных выше обстоятельств, порождает вопрос – для чего нужны были переговоры при очевидной нехватке ресурсов Зеленского для выполнения возможных договоренностей. Ну, не мог же президент Украины вдруг вообразить, что все пойдет как по маслу чисто по украинскому сценарию?! Не мог, конечно. Пока вырисовывается одно – переговоры в нормандском формате помогли Зеленскому укрепить зашатавшийся рейтинг. Для своих националистов - он не прогнулся. Для тех, кто считает добрые отношения с Россией необходимыми для Украины, он сделал шаг и провел переговоры. Для прагматиков, озабоченных проблемой территориальной целостности Украины, – работает над ее сохранением, участвуя в многосторонних переговорах. В общем, все можно вывернуть в одни плюсы.

В таком случае встречный вопрос – для чего это понадобилось Москве, осознавшей, кажется, что с приходом в президентский кабинет Зеленского, никаких разворотов на восток от Киева ждать не стоит?! Кажется, дело в том, что нормандский формат и Минские договоренности – все еще единственный путь снижения напряженности на Донбассе, прекращения стрельбы, и интеграции уже успокоившегося региона. Не по крымскому сценарию – ресурсов, оснований, даже необходимости нет. Особенно с учетом проблем, которые может это принести. А по образцу непризнанной Приднестровской республики с лояльным Москве режимом - вполне. Другое объяснение не просматривается.

Для чего все это посредникам? У них роль такая – посредников. Поэтому переговоры нужны. Им посредникам – Франции и Германии – нужно спокойствие в Украине, в частности, и в Европе – в целом. И кажется, им, как и другим, все равно, что будет на Донбассе. Главное, чтоб не стреляли. Этот подход европейцев, кстати, проявлялся, и в других конфликтах на постсоветском пространстве. Поэтому его проявление на Донбассе не ново под Луной. Под ней ничто не ново.

4355 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!