Вестник Кавказа

Американский шериф рассказал правду о нападении на азербайджанцев в Лос-Анджелесе

Американский шериф рассказал правду о нападении на азербайджанцев в Лос-Анджелесе

Американский шериф, член азербайджанской диаспоры в США Фахри Мирзагулиев рассказал на канале Next TV о том, как выглядели глазами непосредственного участника событий нападения радикального крыла армянских националистов на азербайджанцев 21 июля в Лос-Анджелесе, когда около 50 митинговавших у генконсульства Азербайджана против оккупационной политики Армении оказались окруженными 3-тысячной толпой сторонников оккупации Карабаха.

«[Когда] я приехал на митинг, уже было людей пятьдесят с нашей стороны, а с той стороны было, наверное, тысячи две-три. В новостях сказали - три тысячи, так оно и было. … У меня не было ни флагов, ни транспарантов, я приехал просто помочь нашим, убедиться, что все пройдет нормально, сделать все, что могу. Приехал, и, как только увидел толпу, сразу понял, что это хорошо не кончится. Пошел к полиции, говорю: «Вас тут недостаточно, может быть, дорогу перекрыть, может, вас позвать побольше?» Они сказали: «Мы с капитаном разговаривали, капитан нас … не стал слушать»», - поведал он о самом начале ситуации.

Фахри Мирзагулиев подчеркнул, что представители азербайджанской диаспоры мирно проводили митинг. «Кто-то говорил: «Карабах наш». Кто-то говорил: «Прекратите армянскую агрессию». Мирно стояли», - сказал он, добавив, что через дорогу расположились пришедшие на провокацию.

«У них был грузовик, автобусы, колонки, они там танцевали… Плакаты у них были не очень адекватные, но сама толпа была более-менее, то есть они занимались своим делом, особо ни во что не лезли. Мы стояли на этой стороне маленьким углом, мимо проезжали машины, и практически каждая машина была провокационная, из них вылезали какие-то девочки по 14-15 лет по пояс, ругали всех матом, кричали: «Мы тут всех переубиваем, не знаю что сделаем». Я был в шоке, потому что я такого не видел. … Какая бы ты злая ни была, если в тебе этого нет, то оно и не выйдет, даже если ты злишься. Я не знаю таких девочек, которые в 14 лет такие слова знают. Эти машины никак не останавливались – я с полицией разговаривал, они говорят «мы ничего сделать не можем»», - сообщил американский шериф, находившийся в тот день не при исполнении.

В какой-то момент из 3-тысячной толпы выделилась группа провокаторов. «Была такая маленькая улица, метров десять, и с ее стороны стали подходить люди, там не было уже женщин, никто ничего не танцевал, у них не было никаких плакатов. … Их было человек 200-300, стоял сплошной мат на всех языках, включая азербайджанский; не знаю, откуда они столько азербайджанских слов знают. Дед какой-то стоял, показывал непристойности нашим девочкам. У нас среди 50 человек были пожилые люди, были женщины, были девочки молоденькие. Я был немножко в шоке. Потому что я кавказец, я вырос на Кавказе, сюда приехал лет в 20. … Я не видел, чтобы кавказцы так себя вели с женщинами или чтобы девочки такие были», - признался Фахри Мирзагулиев.

Шериф следил за тем, чтобы митинговавшие не отвечали на провокации, чтобы не началось насилие. «У нас … были ребята, которые отвечали на их провокации, если кто-то что-то кричал, кто-то мог выкрикнуть [в ответ]. Я со всеми поговорил, объяснил, что этого не нужно делать, потому что эта толпа, было видно заранее, пришла не митинговать, а как на охоту. Они там стоят и хотят только тебя убить, избить, я не знаю что [еще]. Им неважно, что ты говоришь, они не пытаются свою позицию донести, они просто стоят и ждут момента. И там были только мужчины (были, может, пара девочек). … Провоцировали-провоцировали, наши как-то держались, более-менее было нормально», - обратил внимание он.

Стало ясно, что насилия избежать будет очень трудно, тогда, когда провокаторов стало слишком много и полиция поняла, что точно не сможет обеспечить правопорядок. «Их набралось уже столько, что сама полиция пришла ко мне и говорит: «Вам надо уже потихоньку двигаться отсюда, потому что мы не можем гарантировать вашу безопасность». … Какой-то парень вышел и говорит: «У нас две машины. Там пару кварталов надо пройти, мы туда пойдем, девочки в эти машины сядут». Мы же запаркованы были вообще везде, паркинга не было, кто-то тут запарковался, кто-то там. Не вариант был, чтобы каждый пошел к своей машине – мы бы просто не дошли. План был никакой, на самом деле, было видно сразу, что ничего хорошего из этого не выйдет. Я прихожу к полиции и говорю: «Вы можете гарантировать, что мы безопасно дойдем до машин?» Они говорят: «Да, до машин, мы гарантируем, что дойдете». Мы собрались и пошли», - сказал Фахри Мирзагулиев.

К машинам двинулась группа из 25 представителей азербайджанской диаспоры. «Как только мы тронулись, вся эта толпа [провокаторов] в 300 человек. … сразу стала бросать какие-то предметы, бутыли со льдом. Девочке нашей попало, еще кому-то. Они прямо стали атаковать. Полиция, как живой заслон, встала между нами и ними, и шла с нами. Когда мы дошли до первой улицы, там был поворот направо (а нам надо было дальше идти), полиция подбежала и кричит: «Давайте сюда, потому что мы их уже сдерживать не можем». Я им говорю: «Как мы пойдем туда? Это проходная улица. Ты тут стоишь между ними и нами – а с той стороны никого нет»», - передал он диалог с полицией, пояснив, что провокаторы легко могли объехать квартал и встретить своих жертв с другого конца улицы, где полицейского кордона не было.

Полиция в ответ призналась, что ничего не может сейчас сделать, чтобы защитить их. «Я на наших пытался кричать, пытался направлять, потому что понял, что митинг давно закончился. Это был уже не митинг, а охота – а наши не все это понимали, потому что кто-то еще флагом пытался махать, транспарант держать, что-то кому-то говорить. Я ребятам кричал, что этой толпе… неважно ничего, они просто хотят нас убить, избить и не будут останавливаться, если тут девочка или кто-то постарше, они просто всех сметут. Я им говорил, что не надо поддаваться на провокации, потому что потом на нашей совести будет, что наших девчонок забили», - поведал шериф.

В итоге им все-таки пришлось зайти в боковую проходную улицу, и там все произошло именно так, как опасался Мирзагулиев, – один из провокаторов заехал с другого конца и заблокировал улицу. «Он вышел из машины, стал кричать. Наши к нему пошли, я их быстро остановил. … Чтобы никто его не трогал, чтобы никто не реагировал на его провокационные ругательства, я его подхватил (он что-то кричит, я говорю «да-да-да») и [повел] к его толпе. … Когда мы уже дошли и он был у своих, я вдруг смотрю, что эта толпа просто на меня бежит, … потом смотрю, что они мимо меня бегут, поворачиваюсь и вижу, что в конце улицы, там, где нас никто не защищал… напали на наших, драка. … 200-300 человек ринулись туда, смели полицию – а полиции было 10-15 человек с маленькими газовыми баллончиками, они приехали без экипировки для митингов, без вещей, которые должны в принципе быть. Толпа пробегает … туда бить наших, я за ними», - рассказал он.

Фахри Мирзагулиев отметил, что на месте драки он даже не мог просто найти соотечественников – настолько было больше напавших на них националистов. Он принялся выводить жертв нападения из этой агрессивной толпы, помогло ему то, что провокаторы, по всей видимости, принимали его за полицейского в гражданской одежде. В итоге удалось выйти из окружения и вновь направиться к машинам. «Мы вниз идем, они нас преследуют, уже не такой большой толпой, как в самом начале, но все равно их очень много, намного больше наших, тем более учитывая, что половина наших избиты уже. … Большая их часть осталась в том месте, где была большая драка. [Там же], я потом по новостям видел, они жгли флаги, что отобрали, издевались над фотографией генерала, который погиб на фронте», - сообщил шериф.

«Они нас преследуют, опять обстановка накаленная. Я подхожу к одному, что-то говорю, он спрашивает: «А ты что, с ними?» Я говорю: «Да». И они меня обступили, а этот [стал заявлять], что «Армении много лет», «Армения от моря до моря», «Это все наше», «Лос-Анджелес наш». Я его слушаю, говорю «Да-да-да», а про себя думаю: «Пускай наши идут, этот пусть разговаривает». … Наши дошли до светофора… сели в эти две машины … мне места не хватило. Я дверь закрыл, и они уехали», - так закончилась история атаки на азербайджанцев в Лос-Анджелесе 21 июля. Сам Фахри Мирзагулиев после этого просто ушел, так как провокаторы не рискнули на него напасть.

«Потом оказалось, что они нашу девочку били ногами целой толпой, отобрали телефон. Я как человек, который вырос на Кавказе, такого не видел. Я много видел по работе и по жизни драк, но такого не видел, чтобы избить девочку, которая уходила [с митинга]. Все уходили домой, уже митинга не было, … никто не провоцировал с нашей стороны. То есть это была просто охота – людей, девочек, которые идут домой, забить ногами», - подчеркнул он, добавив, что несколько нападавших были все-таки арестованы прямо на месте преступления.

Подводя итог, Фахри Мирзагулиев призвал к миру и неприменению насилия на национальной почве по всему миру. «Я не считаю, что нам надо выслеживать армян в Москве или в Питере, или в Киеве, или еще где-то. Мы все живем в разных местах, и везде кого-то больше, а кого-то меньше, то есть если ты тут кого-то изобьешь, то там кого-то изобьют в ответ. Война этим не выигрывается, и ничего этим доказать нельзя. Не думаю, что те три тысячи, что напали на нас, теперь думают, что они сильнее азербайджанцев или они что-то доказали. Это был позор. Я не считаю, что нужно делать то же самое и самим позориться … я против всего этого. Вопросы должны решаться на фронте, воевать надо с армией. … Враждовать надо уметь, надо иметь гордость, достоинство, быть человеком, в первую очередь», - призвал шериф.

Он добавил, что сейчас готовятся обращения в суд и против полиции Лос-Анджелеса, которая недостаточно защищала американских граждан от погромщиков, и против самих агрессоров. «[Нападавших] будут судить по криминальному делу, и еще мы их будем судить в гражданском суде, потому что люди, которые бьют девочку ногами вдесятером, должны ответить настолько, насколько можно по закону. … Надо понимать еще, что не каждый человек встанет перед трехтысячной толпой и выскажет свое мнение, и я горжусь каждым человеком, который там был. Все будет у нас хорошо», - резюмировал Фахри Мирзагулиев.

Отметим, что благодаря профессионализму самого Фахри Мирзагулиева, организовавшего выход митинговавших из агрессивной толпы и сделавшего все для снижения числа столкновений, многих жертв удалось избежать.

47035 просмотров

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ