Екатерина Сокирянская: напряжение в Дагестане очень сильно растёт

Екатерина Сокирянская: напряжение в Дагестане очень сильно растёт

Накануне в Москве состоялся "круглый стол" с экспертами по Северному Кавказу, на котором обсуждалась новая политика Дагестана, фактически, подводились итоги и анализировалась полугодовая деятельность назначенного в январе врио главы РД Рамазана Абдулатипова. Одна из участников "круглого стола", глава представительства Международной кризисной группы в России, член Совета ПЦ "Мемориал" Екатерина Сокирянская рассказала "Вестнику Кавказа" о том, каковы, на её взгляд, достижения и провалы в работе властей Дагестана за 2013 год.

В первую очередь она отметила активность работы нового главы республики. "Рамазан Гаджимурадович очень активно взялся за работу. Он очень много ездит по республике, по районам, инспектирует работу муниципальных образований, учреждений, предприятий, критикует происходящее в республике, выносит очень жёсткие диагнозы, распекает чиновников, иногда открыто обвиняя их в воровстве и неэффективности", - сказала Сокирянская, добавив, что его диагнозы обоснованы и не преувеличены.

"Действительно в последнее время те, кто следит за событиями в Дагестане, отмечают, что институты государственной власти и система государственного управления там разлагаются и, фактически, приватизированы, что уровень коррупции беспрецедентен даже по сравнению с другими регионами Северного Кавказа", - пояснила она, отметив, что Абдулатипову уже удалось сделать ряд серьёзных шагов, в частности, в области республиканского бюджета.

Одно из основных направлений, в котором сейчас фокусируется работа нового дагестанского лидера, по мнению эксперта, - работа с муниципальными образованиями. "Перед главами муниципальных образований поставлена задача сокращения аппаратов муниципалитетов, а также повышения собираемости налогов и доходной части бюджета. Более того, Абдулатипов пригрозил, что те главы муниципальных образований, которые не смогут повысить собираемость налогов хотя бы до 10%, будут уволены", - рассказала Сокирянская, подчеркнув, что такая работа важна из-за чрезвычайной "затенённости" дагестанской экономики.

"Это не только приусадебные хозяйства, которые едва кормят своих владельцев и дают им возможность продать излишки. Это достаточно крупные предприятия, которые не платят налоги и не в полном объёме. Обеление дагестанской экономики – это очень важная работа", - сообщила глава представительства Международной кризисной группы в России, но добавила, что возлагать её только на плечи муниципалитетов неверно: "С муниципальных образований нужно требовать, но и помогать нужно, потому что это очень сложный и небезопасный процесс, и, в общем, достаточно криминализованный в республике"

Много времени Абдулатипов уделяет и развитию систем образования, здравоохранения, много говорит об этих проблемах, продолжила эксперт. "Критикует врачей, говорит о том, что они работают плохо. Он признаёт, что зарплаты маленькие, но говорит, что как работают, так и платят. Всё это важно, и важно посылать правильные сигналы обществу, правильные сигналы государственным чиновникам и сотрудникам социальной сферы. Но опять-таки в сфере образования, в сфере здравоохранения существует очень много системных проблем, которым требуются системные решения. Мы надеемся, что они будут намечены, и руководство Дагестана будет двигаться в направлении их решения", - выразила надежду экспертного сообщества Сокирянская.

Пожалуй, ключевым направлением, претерпевшим наибольшие изменения, является противодействие экстремизмы и борьба с терроризмом, причём, по мнению эксперта, это связано с планом руководства России по изменению ситуации в Дагестане. "Я думаю, что Абдулатипов сменил Магомедова на посту главы республики в том числе в связи с изменением вектора политики в отношении религиозных общин и в отношении борьбы с вооружённым подпольем", - заметила она.

В качестве примера изменений она привела смену практики возвращения боевиков в мирную жизнь. "Все меры по противодействию экстремизму, которые тестировались при прежнем президенте, свёрнуты. Ликвидирована комиссия по адаптации боевиков – это был, по сути, единственный мирный механизм, который существовал в Дагестане, механизм по мирной реинтеграции и возвращению, выведению людей из "леса". Эту комиссию очень критиковали, и часто правильно, однако механизм работал, и его можно было совершенствовать", - сказала Сокирянская, отметив, что у пришедшей ей на смену новой комиссии с более широкими полномочиями есть свои плюсу и минусы. "Мандат этой комиссии не очень понятен, пока не очень прозрачен её состав. Непонятно, входят туда силовики или нет, на каком уровне, кто из общественников будет принимать в ней участие", - перечислила эксперт настораживающие моменты.

Громаднейший плюс новой комиссии в том, что (Абдулатипов настаивает на этом) процесс адаптации будет проходить анонимно, а не публично. "С одной стороны, понятно, потому что тот излишний пиар, за который критиковали предыдущую комиссию, отвращал многих от желания в эту комиссию обратиться, людям просто не хотелось переживать публичный суд над ними, судилище такое, публично раскаиваться. Кроме того, это было опасно просто для некоторых, потому что понятно, что, когда человек сдаётся, особенно если ещё выдают какую-то оперативную информацию, по отношению к нему могут быть совершены акты возмездия", - пояснила она, добавив, что, с другой стороны, совершенно непрозрачной сделать её невозможно - начнутся злоупотребления.

"Мы уже сейчас, к сожалению, получаем сигналы из населённых пунктов о том, что местные начальники некоторых населённых пунктов могут вести работу по принуждению людей к сдаче, в общем, злоупотреблять этими возможностями и прозрачностью", - сообщила Сокирянская.

Скорее как недостаток член Совета ПЦ "Мемориал" оценила работу на религиозном поле, охарактеризовав её как "зачистку". "Если при Магомедсаламе режим в отношении умеренных салафитов был значительно либерализован, они могли участвовать в общественной жизни, они наладили большую работу по просвещению, образованию, какие-то неправительственные организации были открыты, там даже футбольная лига существовала, вовлекали молодёжь в легальную активную религиозную жизнь, сейчас почти все эти инициативы перестали функционировать и существовать в большинстве своём – и курсы, и центр по шариатской медиации, и медресе салафитские были закрыты, по сути все, кроме одной", - рассказала о положении салафитов в республике Сокирянская.

"Многие лидеры подвергаются слежке, репрессиям, давлению. Часть значительная была вынуждена уехать. Кто-то находится на полулегальном положении. Безусловно, это ведёт к тому, что умеренная часть салафитского сообщества уйдёт на полулегальное, полуподпольное положение, даже если не возьмёт в руки оружие. Лишь небольшое меньшинство салафитской общины берёт в руки оружие. Но, тем не менее, при отсутствии возможности свободных действий, а также в условиях репрессий, которые прокатились по многим сёлам Дагестана, можно ожидать, к сожалению, радикализации этой общины и ухудшения ситуации с безопасностью", - озвучила свой прогноз эксперт.

"Я упомянула репрессии; действительно, мы проехали по некоторым сёлам – Гимры, Хаджалмахи. Мы были в городе Буйнакск, в Хасавюрте, много общались с людьми в Махачкале, в Юждаге. Сейчас совершенно очевидно, что взят курс на зачистку очень жёсткую, зачистку религиозного поля. Проходят задержания с грубыми нарушениями уголовно-процессуального законодательства. Применяются пытки, внесудебные казни. Кроме того, в ряде случаев людей задерживают после того, как у них в доме обнаруживают оружие, и есть основания полагать, когда более пристально изучаешь материалы дела, говоришь со свидетелями, что это оружие могло бы быть подброшено. Дальше фабрикуются уголовные дела, адвокатов не допускают, у людей в дальнейшем обнаруживаются следы избиений и пыток. Это всё попадает в Интернет, это всё очень активно обсуждается, и обстановка очень сильно накаляется", - объяснила актуальное положение дел в Дагестане Сокирянская.

"Я не была в Дагестане несколько месяцев, и поездка, из которой мы только вернулись, оставила, честно говоря, очень тяжёлое впечатление. Потому что действительно напряжение очень сильно растёт. Как нам сказали в одном из сёл, где мы были после того, как в этом селе в мечети очень грубо силовики задержали молодого человека и избили, многие определились, как нам сказали. Часть, у кого были деньги, уехали за границу, у кого были родственники – уехали в Россию, а у кого не было ни того, ни другого – "выселились", как говорят в Дагестане, то есть ушли в "лес". Безусловно, такие репрессивные меры толкают людей в подполье, и это очень тревожно", - подчеркнула в завершение своей речи эксперт.

11825 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!