Вестник Кавказа

День, когда Армения спустила курок нагорно-карабахского конфликта

Утверждение Верховным Советом Армянской ССР 15 июня 1988 года итогов незаконного референдума Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР о переходе из АзССР в АрмССР при полнейшем попустительстве со стороны Политбюро стало тем спусковым крючком, который запустил эскалацию тлевшего долгие годы конфликта вокруг Карабаха, в скором времени переросшего в войну между республиками. Так "Вестнику Кавказа" прокомментировали значение даты 15 июня 1988 года для нагорно-карабахского конфликта политический аналитик, кандидат исторических наук Олег Кузнецов и ведущий эксперт Политологического центра "Север-Юг" Александр Караваев.

По мнению Олега Кузнецова, этот исторический документ, принятый Верховным Советом АрмССР, послужил водоразделом между двумя этапами развития нагорно-карабахского конфликта. "Прежде всего, следует сказать, что националистические тенденции и в Карабахе, и в Армении начались гораздо раньше: так, 8 января 1977 года армянские националисты взорвали московское метро. На тот момент, по документам советских спецслужб, для высшего политического руководства Советского Союза не было секретом, что национализм в Армении превосходит все разумные пределы: в течение года после теракта за год было выявлено и привлечено к уголовно-административной ответственности за национализм 2,5 тыс человек, ликвидировано более трех десятков организованных националистических групп. Так что события 1988 года – закономерное следствие политики советского времени", - указал он.

 "Объективно создавались необходимые условия для объединения всех армян вокруг единого центра, изначально – вокруг ЦК КП АрмССР. По этой причине появление документа о вхождении НКАО АзССР в состав АрмССР, вернее, об утверждении результатов февральского референдума и, на его основании, принятии данного субъекта советского Азербайджана в состав Армении, было закономерным политическим актом. При этом он противоречил конституционному законодательству СССР, согласно которому возможность выхода союзной республики из состава Советского Союза была, а вот передачи автономной области из состава одной советской республики в состав другой не было. Это, безусловно, вызвало серьезную правовую коллизию, которая в рамках существовавшего советского законодательства разрешена быть не могла", - обратил внимание на юридическую сторону дела Олег Кузнецов.

"В итоге ситуация вышла из-под государственно-правового контроля на уровень общественных движений. В Армении общественной идеологией был национализм, а не пролетарский интернационализм, так что юридическая коллизия межгосударственных отношений переросла в вооруженный конфликт, ведь иного механизма достижения обозначенных целей армянская общественность для себя не видела: только массовые беспорядки и захват территории Нагорного Карабаха и близлежащих к нему районов вооруженным путем. Заметьте, на тот момент объектом агрессии был не Азербайджан, а Советский Союз в целом – достаточно сказать, что последний Герой Советского Союза, павший в бою, был офицером Софринской бригады спецназа внутренних войск МВД Советского Союза, и он был убит в бою с армянскими сепаратистами", - поведал историк.

"Мы должны понимать, что этот юридический документ законодательного органа советской Армении от 15 мая 1988 года стал спусковым механизмом возникновения нагорно-карабахского конфликта", - заключил он.

По его оценке, на тот момент объективный  потенциал мирного урегулирования конфликта далеко не был исчерпан. "Проблема была в другом: представители советской Армении не хотели идти на какие-либо компромиссы как с советским Азербайджаном, так и с Советским Союзом в целом, по крайней мере, с партийно-политическим руководством СССР, эгоистически требуя однозначного признания за собой своих чаяний и интересов, не считаясь с недостатками законодательства, не давая центральной власти возможности исправить пробелы в законодательстве. Это, конечно, стало основной причиной нагорно-карабахского конфликта, так что в его возникновении есть существенная доля объективных причин, а процент закономерности высок", - добавил Олег Кузнецов.

Александр Караваев согласился  с тем, что решением Верховного совета АрмССР дало мощный импульс сепаратистскому движению в Карабахе. "Конфликт к тому моменту уже существовал, его основы были заложены еще несколько десятилетий тому назад, в связи с переселением армянского населения на территорию Нагорного Карабаха в ранний советский период и после Великой Отечественной войны", - напомнил он.

Попустительство центра привело к тому, что этот импульс не был подавлен. "О чем мы можем сегодня говорить основательно – это то, что власть в Москве не смогла сконцентрироваться должным образом на решении этого конфликта. Москва предприняла много важных действий и технических шагов для того, чтобы сгладить ситуацию, но команда Горбачева не смогла прагматически заглянуть в будущее и увидеть, к чему может привести конфликт – к распаду СССР. Они занимались конфликтом бессистемно, от случая к случаю, в зависимости от вспышек на местах: цельной политики по тому, чтобы погасить этот конфликт сочетанием деловых, экономических, социальных мер не было. Все делалось постфактум и с опозданием, итог – разрастание конфликта", - подчеркнул политолог.

"Накануне этого решения армянского Верховного Совета необходимо было, наверное, проводить более интенсивную работу с Ереваном, а сразу после предпринимать более решительные меры, чем просто отправка делегации в Баку дабы смягчить восприятие этого решения для Азербайджанской Республики – кроме этого было нужно выполнить целый набор действий. Безусловно, если бы Гейдар Алиев не был отстранен от руководства в Москве, он бы, конечно, не допустил такого развития событий, как в дальнейшем, в 1989 и 1990 годах. При Гейдаре Алиеве в Москве мы бы не получили армяно-азербайджанской войны", - выразил уверенность ведущий эксперт Политологического центра "Север-Юг".

26295 просмотров

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ