Зарина Дадабаева: "Вступление в ЕАЭС поможет решить ряд существенных для Таджикистана проблем"

Зарина Дадабаева: "Вступление в ЕАЭС поможет решить ряд существенных для Таджикистана проблем"

Состоявшийся 24 ноября официальный визит в Москву спикера верхней палаты парламента Таджикистана Рустама Эмомали вновь актуализировал в информационном пространстве тему возможного вступления республики в Евразийский экономический союз. О том, насколько реальны подобные перспективы, рассказала ведущий научный сотрудник Института экономики РАН, профессор РГГУ, доктор политических наук Зарина Дадабаева.

- Зарина, как формулируется актуальная позиция Республики Таджикистан в отношении взаимодействия с ЕАЭС? Изменилась ли она в последнее время в сторону возможного ускорения и углубления процесса?

- Позиция Таджикистана в этом вопросе, на мой взгляд, прежняя. Она не менялась с 2015 года, когда начал полноценно функционировать Евразийский экономический союз. Президент Таджикистана Эмомали Рахмон неоднократно заявлял: республику и страны ЕАЭС связывают тесные дружеские отношения, между ними эффективно развиваются многоплановые связи в рамках интеграционных объединений на евразийском пространстве (речь в первую очередь об СНГ и ОДКБ), но приоритетно – в двустороннем формате.

В мае 2019 года Эмомали Рахмон принял участие в заседании Высшего евразийского экономического совета в Нур-Султане. Анализ его выступления и выступлений официальных лиц Таджикистана свидетельствует о достаточно доброжелательном тоне в обсуждении перспектив экономического и политического взаимодействия со странами-членами ЕАЭС. Но, еще раз подчеркну, именно на двустороннем уровне.

При этом однозначную официальную позицию по вопросам многостороннего сотрудничества и возможного вступления РТ в ЕАЭС выделить трудно. Заявлено, что в республике создана специальная межведомственная комиссия по изучению рисков и выгод такой интеграции, но информацию о выводах этой комиссии найти крайне сложно.

Что касается простых граждан, то проводимые опросы свидетельствуют: большинство населения Таджикистана высказывается за вступление в Союз. И главную роль здесь играет, конечно, перспектива улучшения положения трудовых мигрантов Таджикистана, которые в этом случае обретут равные права с гражданами других государств-участников объединения на общем рынке ЕАЭС.

Но, на мой взгляд, Таджикистан достаточно комфортно чувствует себя и в нынешнем статусе, когда взаимодействие со странами ЕАЭС формируется в основном за счет развития двусторонних торгово-экономических связей и, главным образом, с двумя партнерами – Россией и Казахстаном.

Структура торговли республики в большой степени основана на импорте той продукции, без которой сложно осуществить заявленный в Национальной стратегии развития Республики Таджикистан на период до 2030 года курс на индустриализацию экономики. Но доля стран ЕАЭС во внешнеторговом обороте республики неравномерна. Например, в 2019 году основные экспортно-импортные операции Таджикистан осуществлял в основном с Россией (примерно 23,3% от общего внешнего товарооборота) и с Казахстаном (21,2%). Киргизия в этом рейтинге на 10 месте с 1,4%, Армения и Белоруссия во внешнеторговом обороте республики представлены минимально.

Поэтому считаю, что о перспективах ускорения интеграции говорить преждевременно. Движения в сторону Союза в целом в республике не наблюдается.

Возможно, официальный визит Рустама Эмомали в Россию можно было бы рассматривать как предварительное "зондирование почвы", но в реальности этот вопрос не был включен в повестку. Более того, обсуждение отдельным пунктом на переговорах с российскими официальными лицами положения таджикских трудовых мигрантов наводит на мысль о том, что таджикские власти предполагают решить эту проблему без вступления в ЕАЭС.

Да, состоявшийся визит возобновил обсуждение данного вопроса в экспертной среде и в СМИ. Но не более того. Таджикистан, как и некоторые соседи по региону, не спешит с заявкой на вступление в ЕАЭС. Даже факт обретения статуса наблюдателя в организации Узбекистаном – ближайшим соседом и с недавних пор дружественным партнером РТ – не повлиял на принятие аналогичного решения Таджикистаном.

- Тем не менее с объективных позиций выгодно ли полноправное членство Таджикистана в ЕАЭС для самой республики и для Союза?

- Объективно для Таджикистана вступление в ЕАЭС выгодно. Это поможет решить ряд существенных для небольшой и экономически слабой страны проблем, будет способствовать более эффективному использованию богатых запасов сырьевых ресурсов и тем самым обеспечит экономическую стабильность республики.

Здесь я бы выделила несколько направлений.

Первое, понятно, миграция. А именно – укрепление статуса в странах-реципиентах и создание более благоприятных условий для трудовых мигрантов в плане их социальной защиты, пенсионного обеспечения. Это снизит давление на национальную экономику, будет способствовать сокращению безработицы, снижению уровня бедности и решению демографических проблем. Ведь значительная часть экономически активного населения Таджикистана не только выезжает на заработки в Россию, Казахстан и Белоруссию, но и выступает ощутимым ресурсом поступлений в бюджет Таджикистана за счет денежных переводов, доля которых в некоторые периоды доходила до 48% ВВП.  И именно денежные переводы, являясь основным источником доходов для многих семей, подстегивают внутренний спрос на товары, производимые в самом Таджикистане.

Позитивный пример – преференциальное отношение к киргизским трудовым мигрантам, число которых в государствах ЕАЭС кратно увеличилось после вступления Киргизии в Союз.

Второе направление – развитие кадрового потенциала и образование – тесно связано с первым. Те же трудовые мигранты обретают на рынке ЕАЭС востребованные навыки и квалификацию, а их дети получают доступ к качественному образованию. В совокупности, в случае их возвращения на родину, это может привести к улучшению экономического состояния Таджикистана через вливание более квалифицированных кадров в экономику страны.

Немаловажен и аспект доступа к новым технологиям в разных областях деятельности, от аграрной – до индустриальных. В современных условиях малым странам необходима помощь в переходе на цифровые платформы, в развитии современных средств коммуникации, в обеспечении передовыми методами добычи полезных ископаемых в сложных горных условиях, характерных для Таджикистана. Это очень актуально для республики, и такие технологии есть в России и в Казахстане.

Следующее направление – инвестиции. Привлечение в страну надежных региональных инвесторов, в первую очередь российских и казахстанских, нацеленных на развитие реального сектора экономики, приведет к росту производства и увеличению экспорта товаров. Таких инвесторов, которые не потребуют отдать за долги часть территорий, не будут выдвигать условий, при которых часть инвестиций странным образом окажется на счетах компаний из этих же стран.

Помимо этого, вступление в ЕАЭС предоставит возможность Таджикистану свободного импорта товаров из России, Казахстана и Белоруссии, устранит существующие таможенные барьеры при экспорте таджикской сельскохозяйственной продукции, которая сейчас проходит через три границы. Но как раз этот аспект вызывает неоднозначные мнения со стороны таджикских экспертов, которые, с одной стороны, хотят иметь выход на большой евразийский рынок, с другой – не хотят терять таможенную прибыль.

Потенциально для Таджикистана большой плюс от более тесного взаимодействия с государствами ЕАЭС наличествует в энергетической отрасли. Развитие ее потенциала при грамотном управлении позволит обеспечить дешевой и чистой электроэнергией внутриконтинентальную и южную часть Евразии. Из всех постсоветских стран Центральной Азии Таджикистан наряду с Киргизией обладает значительным гидроэнергетическим потенциалом.

Что касается бонусов ЕАЭС, то расширение организации за счет не очень сильной экономики с множеством нерешенных социальных и экономических проблем в краткосрочной перспективе не принесет Союзу какого-то ощутимого позитивного эффекта. Это может повлечь за собой существенные финансовые издержки для действующих членов, в большей степени – для России и Казахстана как локомотивов организации.

К плюсам в этом контексте можно отнести возможности диверсификации логистических путей к Юго-Восточной Азии, выход на Афганистан. Таджикистан уже продает в ИРА электроэнергию, возможно, к этому могла бы подключиться Киргизия, потенциально интересна также разработка здесь полезных ископаемых, в частности урана и лития.  

- Какие имеются еще сдерживающие обстоятельства к полноправному членству Таджикистана в ЕАЭС?

- Целесообразность быстрого расширения ЕАЭС за счет большего числа членов вызывает много вопросов и у российских, и у таджикских экспертов. Официальные власти республики не готовы открыто и откровенно обсуждать этот вопрос. Риторика по нему по-восточному расплывчатая.

В Таджикистане понимают: наряду с плюсами интеграции будут и минусы. К минусам я бы отнесла возможное сокращение реэкспорта китайских и турецких товаров, которые являются источником дохода мелких предпринимателей, возможный рост цен на многие группы товаров и сокращение объемов торговли на внутреннем рынке из-за низкой конкурентоспособности местных производителей. Как результат – уменьшение доходов.

В этом контексте можно привести простой пример: по факту улучшения отношений с Узбекистаном увеличился товарооборот РТ с узбекскими производителями. В итоге узбекские куриные яйца поставлялись по более низкой цене, что снизило спрос на местную продукцию. Поэтому власти вынуждены были ввести запрет на ввоз этой продукции из Узбекистана.

Еще один риск – возможные потери от взимания таможенных пошлин, еще одного значимого источника пополнения государственной казны.

Введение единых тарифных ставок может повлечь за собой увеличение потерь потребителей. Так как рынок страны насыщен в основном импортными товарами, население будет вынуждено платить за них больше.

И наконец, вступление в ЕАЭС может стать "болевой точкой" в заметном сокращении донорской помощи от международных организаций и инвестиций из "третьих стран", особенно со стороны Китая.

В 2019 году из общего объема в 346 млн долларов иностранных инвестиций, полученных Таджикистаном, китайские вложения составили 263 млн. По вложенным средствам на протяжении нескольких последних лет он находился на втором месте после России, а в 2019 году вышел на первое место. В том же году российские инвестиции составили лишь 33,1 млн долларов. Но здесь есть свои проблемы: инвестиционная среда, которая сложилась в Таджикистане, не очень благоприятна для российских инвесторов, и, к сожалению, они постепенно уходят из республики.

К сдерживающим факторам я бы отнесла и деликатные политические моменты. Как уже было сказано, Таджикистан, небольшая и экономически слабая страна, для которой крайне важна поддержка мирового сообщества. Понятно, что эту поддержку республика опасается потерять в случае вступления в ЕАЭС. В условиях проводимой Таджикистаном так называемой "многовекторной политики" республика очень дорожит политической дружбой и экономической помощью со стороны ЕС и США, которым могут "не понравиться" шаги в сторону тесной интеграции со странами ЕАЭС.

Все это подтверждает: пока Таджикистан не готов к вступлению в интеграционную организацию. Республика видит больше преимуществ в своем нынешнем статусе, который обеспечивает более свободное ведение внешней политики с учетом положения страны в Центральной Азии, больше возможностей самостоятельно формировать внешнеэкономическую, внешнеторговую политику без ограничений со стороны, в частности – без общих таможенных правил.

22420 просмотров




Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!