Хаджимурат Гаджиев: "Сейчас дагестанская молодежь ведет себя в других городах России не так, как несколько лет назад"

Хаджимурат Гаджиев: "Сейчас дагестанская молодежь ведет себя в других городах России не так, как несколько лет назад"

Отношения между жителями крупных российских городов и уроженцами Северного Кавказа часто считают непростыми, далекими от взаимопонимания. Например, северокавказцев обвиняют в двойной морали: дома они, по мнению других россиян, ведут себя более пристойно, чем в других регионах страны. Председатель общественного совета постпредства Дагестана в Москве Хаджимурат Гаджиев в беседе с "Вестником Кавказа" оспорил такой подход к землякам и объяснил, почему их поведение воспринимают как вызывающее.

- Хаджимурат, известно ли вам, сколько проживает в Москве и в ближайшем Подмосковье молодых дагестанцев?

- Точной статистики нет, но несколько лет назад я слышал цифру – 100 тысяч. Хотя, думаю, что на самом деле больше. Причем более половины из них - до 35 лет. Молодежь более мобильна, а в Дагестане высокий уровень безработицы, поэтому молодые ищут самореализацию на стороне, в том числе в столице. Зайдите в любую московскую больницу и сразу увидите медиков–дагестанцев, и среди них молодых. Мы располагаем более точной цифрой в отношении студентов – почти 5 тысяч дагестанцев учится в вузах Москвы. Постпредство внимательно следит за их жизнью, часто организует встречи.

- Есть ли у дагестанцев в столичном регионе какая-то специализация или они работают во многих сферах?

- Поскольку нас здесь много, то и сфер, в которых мы трудимся, много. Можно выделить торговлю в сетевых магазинах и строительство. В Московском регионе приезжим очень важно занять свою нишу на рынке труда. Допустим, продовольственные рынки хорошо освоены представителями других народов нашей бывшей страны еще 30–40 лет назад, хотя и на рынках можно отыскать торговцев-дагестанцев. А сетевая торговля стала складываться лет 20 назад, вот в таких магазинах уже стали работать дагестанцы, в том числе охранниками.

Дагестанцев всегда тянуло на государственную службу, особенно на военную. Отмечу, что еще лет десять назад призыв дагестанской молодежи в силовые структуры был ограничен в силу разных причин. Мы даже письма отправляли в министерство обороны с просьбой его увеличить – желающие-то были! Сейчас такие возможности для дагестанских ребят все больше открываются. Перед Новым годом мы посетили несколько воинских частей в Подмосковье, там в залах собиралось от 200 до 300 наших земляков. Мы в постпредстве разбираемся с эксцессами и даже с преступлениями в воинских частях, в которых замешены дагестанцы. С радостью отмечаю, что эксцессов и преступлений стало гораздо меньше, чем еще несколько лет назад.

- Как вы и ваши коллеги по постпредству реагировали на нашумевшие инциденты со стрельбой на свадьбах земляков?

- Тогда мы оперативно выехали на место инцидента. Были заведены административные дела в отношении стрелявших, не уголовные. Наша комиссия оказывала юридическую помощь, вела с ребятами разъяснительные беседы. Напомню, что это было много лет назад, и сейчас такое поведение среди северокавказцев считается дурным тоном. Они уже понимают, что это не тот обычай, который следует брать из прошлого в настоящее и будущее.

Проблема в том, что горячих голов среди нас, кавказцев, еще немало. Даже в Дагестане, когда готовим кортеж жениха на свадьбе, всех инструктируем: едем строго в колоне, не обгоняем друг друга, на встречную полосу не выезжаем… Все соглашаются, но в пути какая-то горячая голова вдруг возьмет и вырвется вперед, задавая кураж остальным, и начинаются уже молодежная удаль с лихачеством! Приходится опять останавливать кортеж, опять приводить ребят в порядок. Так было с травматическим пистолетом на одной из свадеб, когда невесту забирали из ее дома – кто-то выхватил, собирался пальнуть, а мы, старшие, тут же его вразумили. Подействовало! Но и полиция тут же словно из земли выросла, к счастью, пистолет был зарегистрирован. Представьте какой резонанс вызвал бы этот случай в Москве! Стрельба на свадьбе в 2012 году получила широкую огласку благодаря прессе, что, конечно, правильно, но не обошлось без преувеличения.

Хаджимурат Гаджиев с дагестанской молодежью в Москве

- Многие россияне имеют возможность наблюдать поведение северокавказской молодежи в разных регионах, и ведут себя наши земляки здесь зачастую далеко не кротко. Почему?

- Давайте разберем ситуацию на внутреннем примере Дагестана, не трогая другие российские города. Сельский парень приезжает жить, допустим, в Махачкалу или Кизляр. В городах другой стиль жизни, другие возможности, они пытаются вписаться по-своему, покорить город, действуют, как умеют. И вот этот процесс покорения местным жителям часто не нравится, потому что есть разница в поведении горожан и уроженцев сел. Особенно эта разница проявляется в Москве и в других крупных городах. Но часто жители Северного Кавказа ведут себя на выезде так, как им позволяет общественная среда. Мои слова подтверждает ситуация в Москве: сейчас здесь уже не забалуешь, как несколько лет назад, когда можно было почудить и остаться безнаказанным! Это не только к северокавказцам относится. И это безусловно правильно.

- Жизненные трудности в период экономических сложностей, санкций, пандемии напрягают всю постсоветскую молодежь, но проявляются по-разному: у уроженцев Северного Кавказа мы видим, возможно, более резкое поведение, чем у тех, кого трудности загоняют в депрессию, одиночество, зависимость от алкоголя и курения. Вот эта разница и бросается в глаза, пугает многих.  Вы так не считаете?

- Согласен. Возьмите ту же Европу: как экспрессивно ведет себя молодежь южных стран на средиземноморском побережье, и как сдержаны их сверстники в странах, например, балтийского побережья! Так и у нас. Северокавказская молодежь отличается от более северных сверстников своим культурным кодом, традициями, манерой выражения эмоций. Учитывание этих особенностей и есть национальная политика государства. Но религия здесь, напротив, может только помешать. Об этом предпочитают не говорить, но обсуждать эту тему надо.

У многих религий есть общие ценности, но хватает и различий – в воспитании, в обрядах, в отношении к браку, женщинам и т.д. Это разделяет людей. Даже в Дагестане, не говоря о большой России. Наша религиозная молодежь сильно отличается от светской. Религиозная молодежь требуют устроить молельные комнаты в вузах, ребята носят бороды. В силу религиозных убеждений они часто идут напролом, против общепринятых правил, доходит иной раз до исключения таких парней из вузов. Другие, особенно чиновники, демонстративно ходят в храм. Все это растаскивает наше общество, а надо стремиться к общекультурным платформам. Религия – это душа, интимный внутренний процесс, не надо ее выпячивать. Иначе она не окажется полезной, мягко говоря.

26885 просмотров




Вестник Кавказа

в YouTube

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!