Qalaati Hotel & Spa

Жанар Тулиндинова: "Внешнеполитические приоритеты программы Токаева – Россия и ЕАЭС"

Жанар Тулиндинова: "Внешнеполитические приоритеты программы Токаева – Россия и ЕАЭС"

На этой неделе в Москве состоялся ряд мероприятий, посвященных итогам саммита ЕАЭС и дальнейшим перспективам Евразийского интеграционного проекта. Одна из участниц мероприятия, заместитель директора Центра аналитических исследований "Евразийский мониторинг" Жанар Тулиндинова, посетила студию "Вестника Кавказа" и рассказала о перспективах развития многосторонних экспертных проектов евразийского пространства, а также о президентских выборах в Казахстане.

- В Казахстане состоялись досрочные президентские выборы. Как вы оцениваете их итоги?

- Это было историческое событие. Это шестые выборы в истории независимого Казахстана, но они исторические в том смысле, что впервые в избирательном бюллетене не было Елбасы, первого президента Казахстана Нурсултана Абишевича Назарбаева. Был его, фактически, преемник Касым-Жомарт Кемелевич Токаев. Выборы показали, что казахстанское общество консолидировано вокруг идеи Елбасы и преемственности политики казахстанского лидера. Что очень важно, Касым-Жомарт Токаев получил почти 71% голосов – меньше, чем когда-либо получал на выборах Нурсултан Абишевич Назарбаев (у него минимальный показатель был 81% в 1999 году), и все же это показатель, что казахстанское общество приняло этот транзит. 

Есть мнения, что довольно высокими были показатели протестного голосования. Оппозиционный кандидат Амиржан Косанов набрал 16% голосов, и это тоже хороший замер общественной позиции, потому что показывает наличие ряда социально-экономических проблем у некоторых групп граждан, в первую очередь речь о сельских жителях, мигрантах в больших городах, молодежи. Допустим, людей до 30 лет, пришедших на эти выборы, ситуация транзита власти взбодрила, разбудила их интерес к участию в политических процессах, но неверно истолковывать голосование такой молодежи как протестное – это именно заявка на включение в политическую жизнь, а не протест. Я очень позитивно оцениваю те процессы, которые происходят сегодня в Казахстане, ведь они показывают пробудившееся казахстанское общество и его желание участвовать в общественно-политической деятельности.

Пожалуй, это для меня главное на прошедших выборах: казахстанский народ показал, что готов сплотиться вокруг преемника и поддерживает преемственность курса Елбасы, при этом есть группы населения, которые заявляют о своих общественных позициях.

- Если говорить об электорате Токаева, кто отдал за него голоса?

- Ядерным электоратом Нурсултана Абишевича Назарбаева всегда было большинство населения, то есть люди, придерживающиеся центристских позиций. Почему вокруг Назарбаева в свое время сплотился народ? Потому что это люди, которые приняли либеральные рыночные реформы конца 90-х годов и хорошо понимают, что только в их руках находится их собственное благосостояние и будущее их детей. Это люди, которые работают на благо Казахстана, в том числе и бизнес, ведь политика Елбасы всегда была правоцентристская, направленная на выявление бизнес-инициативы и поддержку предпринимательства. Это и русскоязычная часть населения (как правило, горожане – средний класс, техническая интеллигенция), потому что та модель межнационального мира и взвешенная языковая политика, которую проводит Елбасы, находит поддержку, и не только среди русских, но и среди русскоязычных казахов.

Сейчас же произошла интересная трансформация электората. Многие заметили, что предвыборная программа Касыма-Жомарта Токаева была несколько левого уклона. В ней содержалось множество социал-демократических идей, направленных на поддержку бедных, малоимущих, малообеспеченных и многодетных семей. Впервые поставлен вопрос о неустроенной молодежи, которая, возможно, еще не нашла себя в этой жизни. То есть преемником Назарбаева был предложен очень мощный пласт социальных программ. Можно сказать, что Токаев себя позиционирует в том числе и как президента для бедных, так как его программа в значительной степени многовекторна. При этом неправильно говорить, что она популистская, такие мнения тоже озвучивались – я думаю, она более инклюзивная: государство готово развернуться к тем слоям населения, которые по каким-то причинам раньше были аутсайдерами, оставались вне программ экономического развития, и более активно вовлечь их в социально-экономическое развитие страны. 

В итоге у Токаева была достаточно большая электоральная поддержка. 70% для развитой демократии – это баснословные цифры. И я думаю, что это действительно рейтинг поддержки.

- Какие перспективы открываются у российско-казахстанских отношений после избрания Токаева? 

- Я думаю, мы вступаем в новый, посттранзитный этап на очень высокой ноте. Во-первых, мне бы хотелось отметить (в политике важен символизм), что первой страной, которую посетил Токаев после того, как, будучи спикером Сената, возглавил страну в связи с отставкой президента, была именно Россия. Он приехал сюда по личному приглашению российского лидера Владимира Владимировича Путина, то есть это был жест и со стороны России. Казахстан тем самым показал свои приоритеты: российское и евразийское направления внешнеполитического курса при всем сохранении многовекторности являются приоритетными для Казахстана. Можно сказать, что друг познается в транзите. Те жесты, которые поступили с российской стороны, включая приглашение Назарбаева на Парад Победы в этом году (а он был единственным зарубежным политиком 9 мая на Красной площади) и инициативу Путина на саммите ЕАЭС избрать Нурсултана Абишевича Назарбаева почетным председателем ЕАЭС, показывают, что есть политическая поддержка Казахстана Россией в этот довольно сложный с политической точки зрения период транзита.

Позиция российской стороны в эти дни была абсолютно этичная, с полным признанием права суверенного Казахстана осуществлять процессы транзита и проводить выборы. Эта прозрачность поднимет на новый уровень наши двусторонние отношения. Почетное председательство Назарбаева в ЕАЭС – это очень хороший признак того, что ЕАЭС станет новой, дополнительной площадкой постсоветских стран для поиска моделей транзита. Во внешнеполитическом блоке программы Токаева четко очерчены приоритеты: Россия и ЕАЭС. Также еще в агитационный период подчеркивалось, что приоритетным должно быть изучение казахского и русского языка, это показывает преемственность политики межнационального согласия и взвешенной языковой политики, которую проводил Елбасы. И это поддерживается населением Казахстана.

- Если говорить об экспертном сообществе, какие проблемные вопросы и темы вам кажутся наиболее актуальными? 

- На мой взгляд, в рамках экспертного диалога риторика где-то нуждается в перезагрузке, в том числе и с казахстанской стороны. Речь о той устаревшей риторике, что рассматривает отношения Казахстана и России с позиции некоего доминирования, права сильного подчинять слабого. Необходимо концептуально переосмыслить подходы, в частности, казахстанским экспертам перестать говорить на языке претензий. Приведу простой пример – недавно состоялась дискуссия об информационном взаимодействии России и Казахстана, причем речь шла явно о доминировании российского информационного пространства. Понятно, что в силу больших ресурсов, включая творческие, российские медиа более популярны в Казахстане, чем казахстанские в России – но об этом нельзя говорить на языке претензий. Надо, прежде всего, быть строже к себе, мотивировать себя на конкуренцию, на восприятие себя как равноправного партнера, а не слабого, предъявляющего требования более сильному.

Что касается тем экспертного диалога, то у нас хороший экономический базис в виде ЕАЭС, но есть проседание в культурно-гуманитарной сфере (возможно, эта сфера интерпретируется как более политизированная). В то же время, когда мы говорим о пробуксовывании экономической интеграции, чаще всего речь идет о нехватке потенциала для роста. Толчком для такого роста могут стать сфера образования и сфера молодежного сотрудничества. При этом не надо, к примеру, рассматривать тот факт, что в России учатся 70 тыс казахстанских студентов, как утечку мозгов и утечку инвестиций в образование. 10 тыс грантов выдает российское правительство казахстанским студентам, то есть на деньги российского налогоплательщика осуществляются инвестиции России в человеческий капитал Казахстана. Поэтому такие сферы необходимо рассматривать не с точки зрения конкуренции, а позитивно, с точки зрения общих проектов.

- Каспийский медиафорум пройдет буквально через два месяца – какие проекты намерена предложить казахстанская сторона?

- Я думаю, что тут очень важно не строить некие мегапроекты на центральном уровне, а расставлять точки роста именно в Каспийском регионе. Казахстанские региональные СМИ из Мангистауской и Атырауской областей достаточно сильные, у них хорошая школа. Горизонтальные связи надо выстраивать именно на уровне регионов и уже действующих СМИ, создавать совместные проекты, пусть неинституционализированные, но альянсы и ассоциации. Этот процесс взаимодействия на уровне творческих коллективов редакций и экспертов уже идет, важно его продолжить и интенсифицировать. Нам нужны почвенные, приземленные проекты на региональном уровне.

- Каковы могут быть полномочия Нурсултана Абишевича Назарбаева в должности почетного председателя ЕАЭС?

- Назарбаев относится к категории тех политиков, которые способны в любой проект внести сильное лидерское начало, не зря он признан лидером нации. На саммите ЕАЭС в Астане лидер Белоруссии Александр Лукашенко очень интересно отметил, что видит в Назарбаеве стратега ЕАЭС, то есть от него ждут идеи стратегического развития союза. Кстати, именно в этом Нурсултан Абишевич очень силен. Казахстан был первой страной на постсоветском пространстве, которая написала свою стратегию, это произошло еще в 1997 году.

Кроме того, он может заняться кадровым наполнением структур ЕАЭС. Евразийская экономическая комиссия, очевидно, нуждается в кадровом усилении, в росте ее политического веса и авторитета. Также он очень талантливый модератор конфликтов. Никакая интеграция не обходится без противоречий, много их и на двустороннем уровне – Казахстан и Кыргызстан, Россия и Белоруссия, Россия и Армения, и так далее. Часто такому конфликтному диалогу не хватает сильного модератора с политическим весом и авторитетом для того, чтобы снимать противоречия и выводить стороны на конструктивный уровень контактов. Возможно, и в этом тоже будет его роль. Думаю, Нурсултан Абишевич Назарбаев в должности почетного председателя придаст новый импульс развитию Евразийского экономического союза.

8060 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!