Вестник Кавказа

Вильфрид Фурман: "Берлин задает верный вектор в поиске решения карабахского конфликта"

Орхан Саттаров, руководитель европейского бюро "Вестника Кавказа"

Ответы правительства ФРГ на запрос фракции Die Linke о процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта, о которых эксклюзивно сообщил "Вестник Кавказа", вызвали серьезный резонанс в СМИ Азербайджана и Армении. Профессор Вильфрид Фурман из Потсдама поделился с "ВК" собственным, довольно критическим взглядом на реакцию официального Берлина.

- Господин Фурман, как бы вы, в целом, прокомментировали ответы правительства Германии на запрос фракции "Левых", касающийся разных аспектов нагорно-карабахского урегулирования?

- Ответы на запрос фракции "Левых", состоящий из 41 одного вопроса, сформулированы, естественно, дипломатично. Однако эти ответы лишь усиливают общее ощущение разочарования текущим балансом работы Минской группы ОБСЕ. Так называемая Минская группа существует в качестве неформального органа без собственного бюджета и офиса, начиная с момента ее основания в 1992 году. Встречи трех равноправных сопредседателей МГ ОБСЕ с главами Армении и Азербайджана являются закрытыми для общественности, и национальные интересы посредников могут отражаться на их посреднической миссии. Германия, будучи рядовым членом Минской группы, даже не полностью информирована о ходе переговорного процесса, и не обозначает собственных интересов, принципов и оценок.

- Что особенно привлекло ваше внимание в ответах официального Берлина?

- В ответах немецкого правительства фактически приравнивается то, что Азербайджан подчеркивает принцип территориальной целостности государств, в то время, как Армения делает акцент на праве наций на самоопределение. Но может ли ФРГ ставить на одну чашу весов эти два принципа, тогда как сама Германия сегодня постоянно публично подчеркивает приоритет принципа территориальной целостности над самоопределением, а также требует проведения референдумов в действующих конституционных рамках и без параллельного применения силы? Оправдывает ли право на возвращение (спустя 25 лет!) в места изначального проживания осуществленную армянами политику геноцида и изгнание из родных очагов порядка миллиона азербайджанцев? Релевантно ли в таких условиях право на самоопределение для "победителя"? В "мадридских принципах", на основании которых ведется переговорный процесс, оговаривается гарантия для самоопределения, но ничего не говорится о гарантиях сохранения территориальной целостности. Точно также в принципах говорится о гарантиях безопасности, но не упоминается необходимость вывода регулярных войск Армении (8 тысяч солдат) и призывников из Армении, которые и составляют подавляющую часть так называемых "карабахских сил самообороны".

- Немецкое правительство отмечает в одном из пунктов, что беженцы и вынужденные переселенцы из Армении и оккупированных азербайджанских территорий сталкиваются с проблемой интеграции в общество. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Приравнивание сторон конфликта кажется еще более примечательным в контексте ответа немецкого правительства на вопрос номер 29, где говорится о том, что Азербайджан вынужден поддерживать, создавать приемлемые жизненные условия и обеспечивать социальную интеграцию для примерно миллиона вынужденных переселенцев и беженцев. Ведь это гигантский вызов для развивающейся страны. При этом, далее со ссылкой на UNHCR говорится о том, что расселение Азербайджаном изгнанных из зоны конфликта людей в соответствии с изначальной структурой их расселения (то есть, до изгнания), препятствует их дальнейшей интеграции. Но здесь необходимо учитывать, что лишь таким образом спустя десятилетия может быть практически реализован мадридский принцип, предусматривающий "возвращение всех вынужденных переселенцев и беженцев".

- А как вы бы прокомментировали ответы федерального правительства, в которых речь идет об армянских беженцах?

- В случае с Арменией правительство Германии отмечает, что из первоначальных 360 тысяч человек в данный момент лишь 1599 зарегистрированы в качестве беженцев из Азербайджана. Таким образом, порядка 359 тысяч беженцев перебрались, в первую очередь, в Россию, а также были расселены в оккупированных территориях. Из оставшихся в Армении беженцев 952 семьи живут во временных жилищных условиях. Показательно, как Армения и армянская диаспора обходится с этими беженцами. Они все еще живут в тяжелых временных условиях, в то время как страна официально выделяет 15% своего бюджета на военные расходы.
Касаясь заселения армянских беженцев (в том числе, из Сирии) в оккупированные районы Азербайджана правительство ФРГ утверждает, что оно "не окажет эффекта". Но с какой целью, иначе, это заселение осуществляется? И как при этом обойдутся с государственной и частной собственностью азербайджанских владельцев, оставшейся на этих территориях?

- Правительство ФРГ затронуло также вопрос открытия Ходжалинского аэропорта…

- Да, по мнению германского правительства, открытие аэропорта в Ходжалы "окажет эффект". Азербайджан считает это недопустимым. Но сопредседатели МГ ОБСЕ лишь заявляют, что запуск аэропорта не может повлиять на изменение статуса Нагорного Карабаха и тем самым фактически поддерживают непризнанную "НКР". (Отметим, что сопредседатели также призвали стороны отказаться от шагов, которые могут поставить под угрозу мирный процесс. Открытие аэрпорта в Ходжалы рассматривается именно в этом контексте – прим. ред.). Правительство ФРГ, в свою очередь, добавляет, что этот аэропорт уже в течение нескольких лет используется для снабжения и эвакуации, чему Азербайджан не препятствовал. Но подобное заявление фактически является ободряющим для Армении! Армяне из-за рубежа уже сейчас вкладывают значительные инвестиции в Шушу и Степанакерт, которые должны быть связаны авиасообщением.
Правительство ФРГ, очевидно, исходит из фактического бессилия Азербайджана в этом вопросе. Официальный Берлин по праву отмечает сильную приверженность Азербайджана мирному пути разрешения конфликта на основании международного права.
И тут Азербайджан фактически оказался связан по рукам. Постоянно подчеркиваемые федеральным правительством принципы отказа от применения силы и дипломатического урегулирования конфликта, по идее, фактически запрещают любому честному посреднику оказывать какие-либо поблажки и компромиссы Армении в течение посреднической миссии. Но ответственный подход Азербайджана, заключающейся в неиспользовании военный силы (в то время, как Нагорный Карабах не находится под военной защитой России), оценивается как проявление бессилия и используется посредниками как фактическая уступка Азербайджана. Использование военной опции Азербайджаном будет истолковано как нарушение собственного обязательства и неоправданное использование силы, что приведет к потере международной репутации и поддержке позиции Армении. С течением времени Азербайджан оказался в невыгодном и сложном положении.
Возникает вопрос: если, как утверждает правительство ФРГ, снабжение и эвакуация через Ходжалинский аэропорт молчаливо допускаются Азербайджаном, то почему Армения также молчаливо не допускает проведения работ по заботе об азербайджанских кладбищах, памятниках культурного наследия и национальной идентификации? Не с этого ли должна начаться реализация "мер по восстановлению доверия" между сторонами конфликта, о которых говорит федеральное правительство в ответе на вопрос номер 4?

- И все же, какой ключевой сигнал вы уловили в ответах немецкого правительства по карабахскому вопросу?

- Правительство Германии считает, что необходимой мерой по восстановлению доверия является возвращение под контроль Азербайджана, хотя бы части азербайджанских земель, оккупация которых Арменией однозначно противоречит нормам международного права. И без возвращения этих территорий не предвидится ни реализация мадридских принципов, ни поэтапный план, ни дальнейшее мирное соглашение. Это заявление официального Берлина крайне примечательно, поскольку оно задает, пусть и осторожно, верный вектор в поиске решения конфликта.
Может ли это стать еще одной надеждой в деле урегулирования конфликта, наряду с недавней инициативой российского президента Путина в Сочи? К сожалению, серьезных заявлений со стороны Армении, свидетельствующих о ее готовности освободить азербайджанские территории, да и к любому другому шагу, до сих пор неизвестны. В том числе, и федеральному правительству Германии.

 

18915 просмотров