Михаэль Лотем: «Три года, проведенные в Азербайджане, были самыми волнующими и интересными в моей жизни»

Михаэль Лотем: «Три года, проведенные в Азербайджане, были самыми волнующими и интересными в моей жизни»
Израильский дипломат Михаэль Лотем недавно закончил свою каденцию на посту посла Израиля в Азербайджане и вернулся на родину. Какие впечатления он увез с собой из Азербайджана, в чем видит основу для развития сотрудничества между двумя странами, каковы их перспективы?.. На эти и другие вопросы Михаэль Лотем отвечает в эксклюзивном интервью «Вестнику Кавказа».

- Господин Лотем, как вы в свое время восприняли назначение в Азербайджан? Как «почетную ссылку»?

- Безусловно, нет. Еще в период своей работы в Вене, в начале 2000-х, я заинтересовался Азербайджаном и продолжал в той или иной степени интересоваться этой страной, когда работал в Восточной Европе и в странах СНГ. То есть, когда я получил назначение на пост посла Израиля в Азербайджане, я лично считал, что прекрасно знаю, куда я еду. И все же я не ожидал, что это будет так волнующе и интересно. Три года, проведенные в Азербайджане, вне сомнения, были самыми волнующими и интересными годами моей жизни. Если я о чем-то и жалею – так это о том, что мне не удалось там задержаться еще на год или два.

- Что стало для вас самым большим сюрпризом по приезде в Азербайджан?

- Как я уже сказал, я успел поработать и в Западной, и в Восточной Европе. До приезда в Азербайджан я побывал в Казахстане, Киргизии, Узбекистане. И все же Баку с его уникальной архитектурой на стыке Запада и Востока поверг меня в шок. Такого я не ожидал. Это действительно один из самых красивых городов мира, живущий необычайно интенсивной культурной жизнью. Скажу честно: далеко не в каждую страну приезжают музыканты и артисты того уровня, которые приезжают в Азербайджан. Никогда не забуду, как вскоре после приезда я пришел в Бакинскую филармонию на концерт Израильского симфонического оркестра под управлением Зубина Меты. Зал был полон, и достаточно было беглого взгляда, чтобы понять, какая взыскательная и интеллигентная публика в нем собралась.
Другим сюрпризом стал для меня необычайно широкий круг вопросов, которым пришлось заниматься в качестве посла. Обычно в зависимости от характера отношений между странами осол сосредотачивается на определенном и довольно узком круге вопросов. Где-то это вопросы политических взаимоотношений, где-то – проблемы пропаганды, донесения до политического руководства страны позиции правительства; где-то вопросы культурного обмена… В Баку мне пришлось заниматься всем сразу - культурными связями, экономикой, вопросами безопасности, общегосударственными и политическими вопросами  – поскольку связи между нашими странами очень интенсивно развиваются по всем направлениям. Разумеется, это было нелегко, но безумно интересно.

- Как я понимаю, наиболее интенсивно эти связи стали развиваться именно в период вашей каденции?


- Нет, это не совсем так. Поворотным в израильско-азербайджанских отношениях считается визит в Азербайджан президента Шимона Переса, а это произошло примерно за два месяца до моего вступления в должность. Но нет никакого сомнения, что в последние годы связи между нашими странами активизировались, и в значительной степени это связано с теми позитивными переменами, которые внес во внешнюю политику Израиля нынешний глава МИДа Авигдор Либерман. Именно он понял важность развития отношений со странами Восточной Европы и СНГ и странами Северного Кавказа и Средней Азии в частности. Одновременно это был значительный шаг вперед в развитии отношений Израиля с мусульманским миром.

- Мне часто доводилось слышать, что мусульманской страной Азербайджан можно называть очень условно.

- Я с этим не согласен. Безусловно, Азербайджан – это исламское государство. Но это – одно из тех исламских государств, которые самим своим существованием опровергают все еще бытующее у некоторых израильтян представления, что все мусульмане, будь они шииты или сунниты, только и думают, как схватить нож и зарезать еврея. Скорее наоборот: большинство мусульман как раз так не считает. Существование Азербайджана доказывает, что бывает, когда религию превращают в орудие для политики, и что происходит, когда она занимает свое естественное, полагающееся ей место в обществе. Азербайджан – исламская страна, жители которой чтут свои религиозные традиции. К примеру, там трудно найти ресторан и даже магазин, где продавали бы свинину. Там празднуют все религиозные праздники. Влияние ислама на повседневные области жизни и общественные установки там, на мой взгляд, чувствуется куда сильнее, чем, скажем, в Казахстане. И вместе с тем в Азербайджане не видят в религии политическое орудие и на корню пресекают попытки превратить ее в такое орудие. Этот уникальный исторический опыт, безусловно, заслуживает всяческого уважения.

- Вы встречались с кем-то из религиозных лидеров Азербайджана?

- Нет, но у меня сложились дружеские отношения с доктором Рафиком Алиевым, который в течение многих лет возглавлял комиссию по делам религий. Блестящий знаток ислама, знакомый, разумеется, и с шейхом, и с другими видными исламскими деятелями Азербайджана, он помог мне лучше понять эту религию и поверить, что в исламе есть лидеры, диалог с которыми возможен и даже необходим.

- За эти три года вам наверняка довелось встречаться и с простыми азербайджанцами и с политическими деятелями. Какой образ азербайджанского народа сложился в вашем сознании? Каковы, на ваш взгляд, типичные черты азербайджанского национального характера?


- Знаете, когда вы спросили, что больше всего меня поразило в Азербайджане, я, видимо, поспешил с ответом. Все же самым поразительным в Азербайджане являются, безусловно, люди. С одной стороны, ты встречаешься с представителями азербайджанской интеллигенции, получившими образование еще в годы существования СССР и многого довившимися до его развала – и ты не можешь не оценить энциклопедичность их знаний, глубину суждений, широту взгляда на мир. Это, что называется, старая интеллигенция, которая, тем не менее, сумела воспринять новые веяния и сегодня именно она во многом определяет движение Азербайджана вперед. Некоторые утверждают, что Азербайджан движется в сторону Запада, но, на мой взгляд, это не так. Азербайджан разрабатывает собственную модель общества, он хочет занять (и по ряду позиций уже занимает) свое, особое и очень достойное место в мире. С другой стороны, в Азербайджане появилась блестящая, получившая образование на Западе молодежь, которая готова принять эстафету у этого поколения.

- Вы говорите о новом поколении азербайджанских политиков и дипломатов?

- Не только. Сейчас в Азербайджане поднимается новое поколение бизнесменов – опять-таки прекрасно образованных, рассчитывающих на перспективу, а не на то, как сорвать куш только с одной сделки. Что касается азербайджанских политиков, то я действительно встречался со многими из них. И в ходе этих бесед почти каждый раз понимал, что передо мной сидит не просто человек, занимающий ту или иную должность, а личность. Не хочу сейчас называть имена, чтобы кого-то не забыть и не обидеть, в современной азербайджанской политике действительно немало ярких фигур, и я не раз убеждался, что многие из них по праву занимают то или иное высокое кресло и отлично разбираются в своем деле.

- Вы встречались с президентом Ильхамом Алиевым?

- Да, конечно. Это большой друг нашего народа. Может быть, один из самых больших наших друзей.

- В последнее время немало израильских министров нанесло визиты в Баку, и вы отвечали за их организацию. Были какие-то накладки во время этих визитов?

- Действительно, в других странах организация визита – немалая головная боль для посла, который должен утрясти кучу вопросов, связанных с приемом высокого представителя своей страны. Но в Баку почти все эти вопросы брала на себя азербайджанская сторона и сказать, что она принимала гостей из Израиля на самом высоком уровне – значит, ничего не сказать. Зачастую это было что-то фантастическое. Помните, в апреле Азербайджан посетила наша министр сельского хозяйства Орит Нукед? В тот момент в Баку находились с визитом еще несколько министров сельского хозяйства других стран, но было видно, что глава министерства сельского хозяйства Азербайджана оказывает госпоже Нукед особенное, личное внимание. Кстати, вот такое же теплое отношение, готовность помочь со стороны членов азербайджанского правительства было и по отношению ко мне, когда я обращался в министерства с тем или иным вопросом. Разумеется, это было отражением их отношения к Израилю.

- А вы не задумывались, с чем связано подобное отношение? Возможно, в первую очередь с тем, что Азербайджан сейчас крайне заинтересован в закупках современного израильского оружия?

- Знаете, всегда при желании можно дать подобное объяснение; выдвинуть ту иную «теорию заговора», свести все к какому-то одному фактору. Разумеется, у каждой из сторон есть свои конкретные интересы, так как без подобных интересов между странами вообще не бывает отношений. Но в то же время нет сомнений, что столь интенсивное сближение наших стран является следствием целого комплекса факторов. И все же самое главное – это я говорил в Баку и все время говорю здесь – заключается в том, что чрезвычайно близки оказались наши взгляды на мир, наша оценка разных событий. Американцы сколько угодно могут признаваться в любви нам, а мы им, но все равно они не считают нас до конца своими. Как, впрочем, и мы их. То же самое с европейцами – всегда остается некая дистанция. С азербайджанцами - все по-другому. Даже если есть вопросы, по которым нет согласия, ты все равно чувствуешь, что ты говоришь со своими, с людьми, чьи взгляды на жизнь и ожидания от жизни похожи. Особенно остро это чувствуется в общении между израильскими и азербайджанскими бизнесменами, так как в бизнесе всегда меньше острых углов, чем в политике.

- Когда вы говорите о близости взглядов на мир, вы имеете близость ментальную или идеологическую?


- И ту, и другую. Близость менталитетов в итоге порождает и близость политических оценок, прогнозов и т.д. Оба наших народа умеют одновременно и крепко стоять на земле, и заглядывать за облака. Оба хотят жить в мире с соседями. У нас очень близкие системы ценностей и моральных установок. И, наконец, и со стратегической, и с тактической точки зрения Азербайджан и Израиль сейчас очень важны друг для друга. Кстати, немалую роль во всем этом играет и исторический фактор. Сегодня в мировой политике модно отбрасывать в сторону прошлое: дескать, что было, то было, а мы все начинаем заново. Но зачастую это делается именно потому, что прошлое таит в себе те или иные болезненные воспоминания. У азербайджанцев и евреев, напротив, совместная история – эта история дружбы и взаимодействия. Обе стороны предпочитают это помнить, и это тоже работает на их дальнейшее сближение.

- Насколько израильско-арабский конфликт и возникшая относительно недавно напряженность в отношениях с Турцией влияют на отношения Израиля с Азербайджаном?


- Если такое влияние есть, то оно очень косвенное. Во всяком случае, я его в качестве некого важного для дальнейшего развития отношений фактора не чувствовал. Иногда приходится слышать, что для Азербайджана отношения с Израилем важны для того, чтобы через нас заручиться хорошими отношениями с США. Это глупость. Мы отнюдь не нужны азербайджанцам для того, чтобы наладить дружеские отношения с американцами, так как они прекрасно это делают и без нас. Точно так же и нам Азербайджан не нужен в качестве некого орудия для того, чтобы выйти на контакт с кем бы то ни было. Когда отношения между государствами строятся на такой основе, то любой внешний фактор может привести к их ухудшению. Но и для Азербайджана, и для Израиля двусторонние отношения важны сами по себе, и это как раз обеспечивает и их непрерывное развитие, и их стабильность.
Разумеется, в Азербайджане хотели бы, чтобы наши отношения с Турцией наладились как можно скорее, так как нынешняя ситуация ставит всех в не очень удобное положение, особенно с учетом того, что есть проекты, в которых задействованы все три страны. Безусловно, в Баку хотят разрешения израильско-арабского конфликта, так как это даст Азербайджану большую свободу маневра в исламском мире. То же самое, наверное, можно сказать и по поводу армяно-азербайджанского конфликта: Израиль почувствовал бы себя куда свободнее на Кавказе, если бы этот конфликт был разрешен. Но в том-то, повторю, и дело, что наши страны сейчас настолько важны друг для друга, что научились не давать подобным факторам влиять на характер своих отношений.

- Вы сказали «сейчас». Не получится ли так, что завтра власть в Азербайджане или в Израиле поменяется, «рулить» начнут другие силы и в результате резко изменятся и межгосударственные отношения?

- За время своего пребывания в Азербайджане я общался с самыми разными людьми, ходил по рынкам и магазинам. При этом я ни от кого не прятался, и меня нередко узнавали на улице. Но я ни разу не столкнулся в Азербайджане с открытым проявлением антиизраильских настроений. Наоборот: почти все говорили с симпатией о нашей стране. Ту же симпатию я встречал и в политических кругах. Поэтому думаю, что отношение к Израилю в Азербайджане не связано с политической конъюнктурой, и то же самое можно сказать о нашем отношении к Азербайджану.

- Насколько вам пригодится опыт работы в Азербайджане в будущем?

- Сейчас мне предложили в рамках МИДа заняться энергетической отраслью. Надо будет налаживать международные связи, привлекать инвестиции – словом, порой мы будем учиться тому, что азербайджанцы уже успели забыть.

- Но в международных СМИ часто пишут, что Азербайджан прочно сидит на «нефтяной игле»…


- Нефть была и еще долго будет стержнем экономики Азербайджана, вокруг в нее все вертится, и это естественно. С другой стороны, нынешнее руководство республики осознает эту проблему и ищет пути ее разрешения. Если раньше значительная часть госбюджета Азербайджана вкладывалась в сиюминутные экономические нужды, то последние годы много инвестируется в развитие человеческого потенциала, в образование будущего поколения – и в этом мне видится залог не только нынешнего, но и будущего процветания республики.

12855 просмотров




Вестник Кавказа

в YouTube

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!