Вестник Кавказа

Ариф Агакишиев: "Карабахский конфликт больше навредил самим армянам, чем азербайджанцам"

На этой неделе в зоне карабахского конфликта побывали сопредседатели Минской группы ОБСЕ от России, США и Франции Игорь Попов, Джеймс Уорлик и Пьер Андрие вместе с личным представителем действующего председателя ОБСЕ Анджеем Каспшиком. Они говорили с руководством Азербайджана и Армении о ситуации, сложившейся на линии соприкосновения войск после апрельской "четырехдневной войны". Теперь сопредседатели планируют встретиться с главами МИД Азербайджана и Армении на полях заседания Совета министров ОБСЕ в декабре 2016 года в Гамбурге, чтобы обсудить с ними возможную встречу президентов.

Конфликт возник еще в 1988 году из-за территориальных претензий Армении к Азербайджану. О предыстории противостояния "Вестнику Кавказа" рассказал Чрезвычайный и Полномочный посланник в отставке, четверть века проработавший в МИД СССР, Ариф Агакишиев.

- Ариф Яхъяевич, прежде чем добиться успеха по дипломатической линии, вы с января 1965 года работали первым секретарем Шушинского райкома партии. Сегодня ситуация вокруг Нагорного Карабаха – одна из самых обсуждаемых историко-политических тем. Заметны ли были проявления национализма в Шуше во времена, когда вы там работали?

- Нагорно-карабахский конфликт длится уже на протяжении многих лет. Еще в хрущевские времена первый секретарь ЦК Компартии Армении Григорий Арутюнов написал письмо Георгию Маленкову с просьбой передать Нагорный Карабах Армении в связи с тем, что туда из-за рубежа приезжает много армян и их негде расселять. Маленков переправил это письмо в Баку. Получив его, тогдашний первый секретарь ЦК Азербайджана Мир Джафар Багиров поручил ученым и партийным деятелем изучить вопрос и подготовить ответ. В итоге Маленкову был направлен такой ответ – да, мы согласны передать Нагорный Карабах Армении, но с тем условием, чтобы Азербайджану вернули те земли, которые были отобраны у него ранее. На этом вопрос был закрыт.

- Это был первый случай территориальных притязаний на Карабах в советскую эпоху?

- Нет, конечно. Этот вопрос периодически муссировали еще во времена Сталина под предлогом того, что для приезжающих из-за рубежа армян нужны земли. Тогда началось переселение, в 1948 году первые 100-150 тысяч азербайджанцев из Армении были переселены в Азербайджан. Те азербайджанцы жили в основном в горных районах Армении и в Ереване. Некоторых из них переселили в Баку, а большую часть – в низменные районы Азербайджана, туда, где это солончаки и безводные земли. Много людей погибло из-за этого. Потом были еще переселения, после чего территориальный вопрос какое-то время не поднимался.

- Почему в начале 1960-х он снова был выведен на повестку дня?

- Выросло новое поколение, во власть пришла новая интеллигенция - армяне, которые приехали из Сирии, Ливана, из других стран. У них был другой менталитет. В Степанакерте появилась интеллигенция, которая начала будоражить территориальный вопрос - поэт  Баграт Улубабян, писатель Саркис Абрамян. Они возглавляли движение о присоединении Нагорного Карабаха к Армении. Но вопрос снова удалось притушить. Были сделаны изменения в руководстве Нагорно-карабахской области, немножко пожестче стали относиться к проявлениям национализма. Эти "товарищи", увидев, что ничего не получается, уехали из Карабаха в Армению.  Но не обошлось и без трагедий. В июле 1967 года троих азербайджанцев обвинили в убийстве ребенка армянской национальности. Националисты хотели устроить над ними открытый суд на площади перед летним кинотеатром. Я об этом докладывал руководству Нагорного Карабаха, говорил, то так судить людей нельзя, нужно повести расследование. Меня не послушали. Воспользовались тем, что суд проходил на открытом месте, подсудимых отбили у охраны и сожгли прямо на площади. Это были директор школы, завхоз и водитель школы, где учился мальчик. Они кричали, что невиноваты, но их не слышали. Позднее стало известно, что мальчика убил его собственный дядя, а тело бросил в колодец. Назревал очень острый конфликт между азербайджанцами и армянами. Могло произойти уже более масштабное кровопролитие. Но благодаря председателю Совета министров и председателю КГБ Гейдару Алиеву противостояние удалось остановить. Арестовали всех виновников произошедшего, которые учинили самосуд, против них были приняты самые жестокие и строгие меры. Хотя расстрела не было, но их осудили на большие сроки. 

- Сегодня, на ваш взгляд, есть пути выхода из кoнфликта?

- Нагорно-карабахский конфликт больше навредил самим армянам, чем азербайджанцам. Мы, правда, потеряли 20% земель, но страна развивается. Армения же за минувшие 25 лет не продвинулась вперед. Сами армяне - интеллектуалы, интеллигенция - осуждает карабахскую клику, которая сейчас находится у власти в Армении. Я думаю, конфликт будет решен мирным путем. Никто не хочет кровопролития. Никто не хочет, чтобы гибли молодые люди ни с той стороны, ни с этой стороны. Я прекрасно знаю Нагорно-карабахскую область. Я был во многих армянских селах, знаю их гостеприимство, их отношение к людям. Простой народ прекрасно жил и соседствовал с азербайджанцами. Не могу согласиться с высказыванием второго президента Армении Роберта Кочаряна, который заявлял, что азербайджанцы и армяне этнически не могут сосуществовать. Это не так. Армяне и азербайджанцы долго жили в мире и согласии. Я сам окончил азербайджанский Политехнический институт - из 25 человек в нашей группе было всего два азербайджанца и девять  армян. История знает много примеров взаимовыручки и в годы Великой Отечественной войны, и в другие времена. Как можно говорить об этнической несовместимости?

23185 просмотров