Восьмое марта в горном осетинском селении

Восьмое марта в горном осетинском селении

В календаре этнических праздников Осетии женский день не предусмотрен. Но в то же время подавленный образ горянки иначе как мифом иных "знатоков" кавказской жизни не назовешь. Если мужчина в традициях осетин – это хозяин дома, главный в нем человек, то и женщине отводится далеко не второстепенная роль – она хозяйка, афсин, как уважительно называют ее, потому что огонь очага – символа жизни - поддерживает именно она.

Хотя, честно говоря, мы с отцом несколько удивились, когда сосед в горном селении Даргавс Володя Сасиев, позвал нас вечером в свой дом – на праздник. Мой отец, всю свою жизнь занимавшийся научным краеведением, ничего не слышал о торжествах, приходящихся в горах на 8 марта, тем более в селении, в котором он построил небольшой домик много лет назад.

- Что за праздник, Володя? – спросил он соседа.

- Геннадий, в календарь посмотри. Международный женский день!

Вот это новость!

- Видимо, скучно Володе – вот он и зовет нас на свежевыгнанную араку, - предположил я.

- Арака у Володи хорошая, да и отказываться неудобно, - заключил отец, тоже, по моим наблюдениям, не поверивший соседу в его желании поздравить женщин в их "профессиональный" день. Володя слыл в Даргавсе остроумным и веселым человеком – вот этими качествами мы и объяснили "наспех" придуманный повод.

Но в большом, залитом электрическим светом, доме Володи мы сразу осознали ошибочность своих предположений. В зале уже находилось около десяти мужчин - соседей по нашему сельскому кварталу. В просторной кухне хлопотали соседки – жены приглашенных. Праздник намечался масштабный! 

За стол сели, как и положено, по старшинству – никакие регалии и должности за осетинским застольем большого значения не имеют. Во главе стола осетинский тамада – хистар, которого назначают, после необходимых легких препирательств и отказов, из пожилых соседей. Нам с отцом как "городским" жителям, разрешили сесть рядом.

"А где же сядут женщины, те самые, ради которых и собрались за столь обильный стол?" - подумал я, увидев, что мест для них почти не осталось.

Хазби, словно уловив мое недоумение, сказал:

- Женщины накрыли себе стол в кухне, не будем им мешать.

Так принято в Северной Осетии – мужские и женские столы на праздниках раздельны.

Праздничная трапеза проходила по всем этническим канонам. Звучали тосты за Великого Бога, покровителя мужчин Уастырджи… А третий тост – обязательно по собравшему всех поводу. И его, конечно, посвятили женщинам, ни одной из которых за столом не оказалось. Потом был почетный бокал от старшего женскому столу. Его отнесла на кухню делегация из трех человек. Прозвучали и другие положенные тосты. Мы слышали, что и женщины на кухне себя в тостах не ограничивали… И делать им замечание было нельзя - все-таки их праздник!

Примерно через два часа женские голоса стали звучать громче. Вино и легкая арака подняли женщинам настроение. И вдруг почти все они вошли в наш зал, примостились на свободных местах и весело включились в разговоры мужчин.

- Нам там уже скучно! Хотим с вами говорить, - сказала одна из соседок.

Пожилые сельчане такого поворота явно не ожидали, но хистар неожиданно сдался, махнув рукой:

- Их праздник! Пусть здесь посидят.

Женщины, одержав застольную победу, приободрились – их реплики стали даже заглушать беседу мужчин. Хазби – пожилому даргавсцу, нигде, кроме родного селения, не жившему, оставалось только и дальше махать рукой.

- Что с ними делать? Их же праздник – 8 марта! – сказал он, глядя на меня, будто оправдываясь перед "сибирским гостем" - это, мол, в нашем селении исключение из правил!

- Хазби, посмотри на часы, пожалуйста, - обратился я к старшему. Стрелки циферблаты перевали за полночь. – Уже 9 марта. Женский праздник закончился.

- Вот молодец! – радостно воскликнул хистар. – Женщины! Вам пора вернуться за свой стол – праздник ваш закончился, продолжаем застолье без повода.

Моя шутка приобрела характер серьезного аргумента. Мужчины дружно поддержали Хазби. Теперь пришла очередь женщин махнуть рукой в наш адрес. Они удалились, сдавая позицию, но шумно продолжили отмечать свой "профессиональный" праздник на кухне.  

…Не знаю, делали ли даргавсцы 8 марта подарки своим женам, матерям, дочерям. Думаю, делали. Другую особенность я отметил за тем "праздничным" столом в доме даргавсца Володи Сасиева. Никто из мужчин за несколько часов застолья ни одним плохим словом не обмолвился о женщинах – не только о своих членах семьи, вообще, о женщинах. Добрые слова в их адрес прозвучали – и не только в "женском" тосте. Такова горская этика – плохого в женщинах не видеть. Может быть, это отношение и следует считать главным мужским подарком своим спутницам – защищенным порядочностью и мудростью близких.  

23330 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!