Вестник Кавказа

Удачливый потомок кабардинских князей

Андрей Тен
Удачливый потомок кабардинских князей
Алексей Михайлович Черкасский - Микоян XVIII столетия. Были в ближнем царском круге уникальные сановники, которые мудро держались  "золотой середины", что позволило им счастливо пережить царя-реформатора, Екатерину I, Петра II, верховников, Анну Иоановну, регента Бирона и Анну Леопольдовну

Эпоха Петра I – время удивительных карьерных взлетов и падений. Люди, вышедшие практически ниоткуда, одномоментно попадали в царский фавор и достигали чинов прежде невиданных. За примером далеко ходить не надо – Александр Меншиков из неизвестности был вынесен эпохой и государем на самые высокие государственные должности. Антон Девьер - генерал-адъютант, первый генерал-полицмейстер Санкт-Петербурга родился в бедной еврейской семье, переехавшей в Голландию из Португалии.

На фоне карьерного успеха "птенцов гнезда Петрова" были на время оттеснены многие выходцы из знатнейших семей – Долгоруковых и Голицыных. После смерти императора столкновение между двумя придворными партиями было неизбежно и многим вельможам оно стоило карьеры, а то и жизни.

Уникальные сановники

Но были в ближнем царском круге и уникальные сановники, которые мудро держались  "золотой середины", что позволило им счастливо пережить царя-реформатора, Екатерину I, Петра II, верховников, Анну Иоановну, регента Бирона и Анну Леопольдовну. Таким Микояном XVIII столетия (вспомним знаменитое – от Ильича до Ильича без инфаркта и паралича) был Алексей Михайлович Черкасский – потомок князя-валия Кабарды Куденета Камбулатовича Черкасского, внук князя Якова Черкасского – героя войны с Польшей. В сложной генеалогии рода князей Черкасских, он представлял ответвление, которое велось от Камбулата, брата старшего князя Кабарды второй половины XVI века.

Примечательно, что эта ветвь выходцев из Кабарды никогда не признавала своими однородцами ни князей Ахамашуковых-Черкасских, ни князей Егуповых-Черкасских, считая своим предком в первом колене султана Египта Инала.

Перечень чинов и должностей Алексея Черкасского за всю его долгую и неспокойную жизнь впечатляет: стольник, воевода в Тобольске, начальник городской канцелярии и обер-комиссар Санкт-Петербурга 2-й губернатор Сибири, сенатор, действительный тайный советник, кабинет-министр, президент Коллегии Иностранных дел и великий канцлер. И это при пяти государях и шести правителях, когда каждый новый царь проводил существенную "перетряску" своего ближнего круга. Многих ссылали, казнили, но Алексей Михайлович счастливо избегал всех придворных ловушек.

Рецепт успеха

Рецепт успеха был прост – надо быть сказочно богатым, крайне осторожным в словах и выборе друзей, создавать вокруг себя правильный информационный фон. При этом не обязательно быть семи пядей во лбу. По характеристике князя М. М. Щербатова, князь Черкасский "человек — весьма посредственный разумом своим, ленив, незнающ в делах и, одним словом, таскающий, а не носящий имя свое и гордящийся единым своим богатством… Одежды его наносили ему тягость от злата и сребра".

О его осторожности ходили анекдоты. Рассказывали, что однажды ночью он велел разбудить президента Академии наук, чтобы спросить у него: большие или малые буквы надо ему поставить в своей подписи на ответном письме герцогу Мекленбургскому.

Полагаю, что от этих сплетен князь был надежно защищен собственным чувством правоты. Пусть смеются – хорошо смеется тот, кто смеется последним.

Им чаще всего и оказывался Алексей Черкасский, который опирался на прочную финансовую базу, созданную его кабардинскими предками при русском дворе. К концу жизни он стал богатейшим владельцем крепостных в России, чья собственность превышала семьдесят тысяч душ. Но если его кавказские предки добывали почет и славу на поле брани, то карьера Алексея Михайловича была также исполнена опасностей, но только в придворных коридорах.

Ключевые события

Три события стали ключевыми в карьере князя. 1715 год - Черкасский назначен обер-комиссаром столицы и ему поручен надзор за производством архитектурных работ в Санкт-Петербурге. Именным указом 14 сентября 1715 года ему велено наблюдать, "чтобы никто против указу и без чертежа архитекторского нигде не строился". Деятельность князя Черкасского в качестве обер-комиссара столицы продолжалась беспрецедентные для петровской эпохи пять лет.

Проходит несколько дней и следует новое назначение – губернатором Сибири, "а ведать ему, все сибирские города, а Сибирь разделить на три провинции, под начальством выбранных губернатором и утверждённых Сенатом вице-губернаторов". В этом случае на Черкасского сыграла его репутация – богат, значит неподкупен. С учетом, что предыдущий губернатор – князь Гагарин был только что казнен за взятки, логику петровского решения можно было предугадать.

Дальновидный потомок кабардинских правителей "решал" вопросы управления регионом в чисто восточном духе – предпочитал вовсе не вмешиваться в проблемы, если такая возможность имелась. Но даже самые суровые критики признавались Петру:

Правда, что здесь губернатор Черкасский, человек добрый, да не смел, а особливо в судебных и земских делах, от чего дела его неспоры, а ежели его пошлешь сюда, то для своей пользы дай ему мешочек смелости, да судей добрых.

Видимо, смелость копилась для главного действа князя Черкасского в российской истории. В январе 1730 года, когда члены Верховного тайного совета попытались ограничить власть Анны Иоановны, к великому удивлению всех вельмож именно князь Черкасский смело и публично заявил, что "верховники" составили "кондиции" без согласия дворянства. Анна вдруг страшно удивилась, как будто впервые узнала об этом, и документы об ограничении самодержавия были публично порваны. Уже позднее стало известно, что уезжая во дворец, князь простился с женой, как бы идя на верную смерть.

В награду за неслыханную храбрость Алексей Михайлович был назначен одним из трех кабинет-министров императрицы, и впал в привычное состояние спячки. Из состояния покоя он не вышел даже в 1740 году, когда получил главную государственную должность – канцлера. Именно в это время остроумцы из-за особой тучности стали называть его "телом" правительства.

"Тело", однако, успешно пересидело и регента Бирона и Миниха и Анну Леопольдовну с принцем Антоном. И дождалось воцарения дочери Петра Великого Елизаветы. После переворота и вступления на престол, Елизавета Петровна не только сохранила за ним пост канцлера, но и доверила на первых порах управление всеми делами государства. Другое дело, что состояние здоровья стало все чаще подводить князя, и в ноябре 1742 года он скончался. Сыновья его умерли в младенчестве, а дочь от второго брака стала "самой богатой невестой на Руси" вышла замуж за графа Петра Борисовича Шереметева, сделав его богатейшим человеком своего времени.

На Алексее Михайловиче пресеклась вторая ветвь князей Черкасских, идущая от Камбулата Идаровича.

10810 просмотров

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ