Освобожденный из плена Дильгам Аскеров: "Надзиратели ломали мне пальцы и пытали током"

Освобожденный из плена Дильгам Аскеров: "Надзиратели ломали мне пальцы и пытали током"

Дильгам Аскеров, освобожденный из шестилетнего армянского плена в рамках соглашения о прекращении огня рассказал, что охранники ломали ему пальцы и били током, пишет сайт "Аль-Джазира" в материале Azerbaijani prisoner released by Armenia alleges torture.

Дильгам Аскеров родился в Кельбаджарском районе Азербайджана. Там же похоронена его мать. В молодости он часто навещал ее могилу. Во первой карабахской войны армянские оккупационные силы захватили этот район, но в июле 2014 года Аскеров и другие изгнанные из своих домов жители района все-таки отправились на малую родину, чтобы побывать на кладбище. Чтобы остаться незамеченным, они выбирали длинные извилистые маршруты через горы, которые знали, как свои пять пальцев, но нарвались на оккупантов. Аскеров и Шахбаз Гулиев были взяты в плен, Гасан Гасанов застрелен на месте. Двоих оставшихся в живых власти Армении обвинили в шпионаже, пересечении линии соприкосновения, похищении и пытках 17-летнего подростка. Эти обвинения Аскеров и Гулиев всегда отрицали.

"С 1998 года я приходил на могилу матери разными маршрутами, - вспоминает Аскеров. – Так продолжалось до 11 июля 2014 года. Оказалось, за мной наблюдали с вертолета".

Дильгам Аскеров у могилы матери в Кельбаджарском районе

После ареста в 2014 году Аскеров и Гулиев были отправлены в тюрьму в Ханкенди. Когда Аскеров впервые предстал перед судом, у него были завязаны глаза, но его походка была твердой. При повторном появлении на видеозаписи его можно было увидеть хромающим. Непризнанный международным правом "суд" Нагорного Карабаха приговорил Аскерова, обвиненного в шпионаже и убийстве, к пожизненному заключению, а Гулиева - к 22 годам лишения свободы.

"Они учредили собственный, никем не признанный суд. Нас обвинили в шпионаже, нарушении государственной границы и убийстве. Конечно, я отрицал все обвинения. Во-первых, я не шпион, я посещал могилу матери. Во-вторых, я не нарушал границ какого-либо государства, я перемещался по территории своей страны, и в-третьих, я ничего не знал о смерти того 17-летнего парня," - говорит Аскеров.

"Они сломали мне пальцы, - заявил он, рассказывая о пытках в тюрьме. - Я был обездвижен от сильных ударов по голове. Мне даже не давали нормально дышать, били током. Затем меня перевели в колонию в Шуше и продержали там пять лет". Охранники тюрьмы представляли собой смешанную группу армян из Еревана и из Нагорного Карабаха. По словам Аскерова, к нему лучше относились карабахцы. "В течение года, проведенного в Ханкенди, мне давали только макароны, воду и немного хлеба. Карабахские армяне иногда приносили мне шоколад и сосиски. Они делали это тайно от армян из Еревана", - вспоминает Аскеров.

Из своей одиночной камеры в Шуше он мог видеть лишь несколько домов, разрушенных во время войны 1990-х годов, но благодаря радиоприемнику, подаренному Красным Крестом, был в курсе событий. "Радио ловило азербайджанские радиостанции. В тот день, когда мне передали приемник, армяне разобрали его у меня на глазах, думаю, что в нем что-то спрятано. Ничего не нашли, починили и вернули мне. Поскольку его прислали из Красного Креста, никто не осмелился его у меня забрать. Я слышал по радио, как районы постепенно освобождаются от оккупации, - продолжает Аскеров. - Я слышал о встречах президента Ильхама Алиева, зарубежных визитах и процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Я узнал о внутриполитической ситуации в Азербайджане, даже о дипломатической напряженности между Россией и Турцией, а затем о примирении этих стран".

Кормили тушеной фасолью и гречкой. Армянские охранники говорили с ним по-русски или по-азербайджански. По радио он услышал по радио и о начале второй карабахской войны: "27 сентября мы слышали интенсивные артиллерийские обстрелы. Один из надзирателей, Галстян, подошел к камере и спросил, что случилось. Я засмеялся и ответил: "Это вы, свободный человек, должны знать!"

Когда возобновились бои Аскеров и Гулиев были вывезены из шушинской тюрьмы в Армению. После того, как в ноябре было заключено перемирие, пленников отправили в Азербайджан, но в соответствии с мерами по сдерживанию распространения коронавируса им пришлось провести некоторое время на карантине. Затем они направились к семьям. Толпы друзей и соседей Аскерова собрались, чтобы поприветствовать его дома в Шамкире.

"За это время у меня родилось трое внуков - два мальчика и девочка. Ушли из жизни отец, тетя, тесть и свекровь. Моего внука, родившегося в 2014 году, назвали в честь меня Дильгамом," - поделился Аскеров. Впервые за шесть лет он смог встретить новый год со своей семьей. "Сейчас я дома. Кельбаджарский район освобожден, и я тоже. Теперь я пойду на могилу матери прямым путем, больше незачем лезть в горы".

9895 просмотров




Вестник Кавказа

в YouTube

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!