Вестник Кавказа

Идеология тюркизма и европеизации мусульманского Востока Ахмед бека Агаоглу

Айдын Балаев
Идеология тюркизма и европеизации мусульманского Востока Ахмед бека Агаоглу

Выдающийся азербайджанский публицист, мыслитель и общественно-политической деятель Ахмед бек Агаоглу, один из основателей идеологии тюркизма и один из наиболее последовательных сторонников европеизации мусульманского Востока, родился в 1869 году в одном из красивейших уголков Азербайджана, в центре древней карабахской земли – городе Шуше. Как впоследствии Ахмед бек подчеркивал в своей автобиографии, "Карабах наряду с Ширваном является колыбелью культуры азербайджанских тюрков, тюркской музыки, тюркской литературы и тюркского национализма".

Ахмед бек появился на свет в достаточно знатной и зажиточной, но одновременно глубоко религиозной семье. Поэтому неудивительно, что глава рода Гаджи Мирза Мухаммед при каждом удобном случае, имея в виду маленького Ахмеда, любил повторят, что "этот мой сын станет муджтехидом – ученым богословом. Ахмед беку удалось избежать уготованной ему дядей судьбы лишь благодаря усилиям матери Тазе ханум, которая мечтала дать сыну светское образование в русской школе. Как впоследствии отмечал Агаоглу, именно стремление матери реализовать эту свою мечту, "повернула ее жизненный путь от Кербалы и Неджефа в сторону Петербурга и Парижа". Без преувеличения можно сказать, что именно благодаря этой неграмотной женщине, не только азербайджанцы, но и весь тюркский мир получил в лице Ахмед бека Агаоглу одного из крупных своих мыслителей и общественных деятелей начала ХХ века.

Правда, в этом Тазе ханум в немалой степени помог случай. Дело в том, что в 1881 году русская администрация решила открыть в Шуше шестиклассное реальное училище. В этой связи шушинский уездный начальник собрал представителей всех знатных мусульманских семей города, куда был приглашен и отец Ахмеда Мирза Гасан, поскольку глава рода Мирза Мухаммед в это время находился в Тифлисе. На том собрании начальник агитировал мусульман отдать своих детей в русскую школу. И многие из присутствовавших мусульман, включая Мирзы Гасана, пытаясь понравиться начальнику, обещали выполнить его просьбу. Таким образом, была предопределена дальнейшая судьба Ахмед бека.

В 1886 году Ахмед бек завершил учебу в Шушинском реальном училище. К тому времени, он уже твердо решил получить высшее образование в Петербурге, в который был заочно влюблен, читая произведения Достоевского и других русских классиков. Однако для поступления в высшее учебное заведение необходимо было иметь полное среднее образование, а в Шушинском реальном училище отсутствовал последний класс. Поэтому Ахмеду пришлось отправиться в Тифлис, чтобы завершить учебу.

Спустя год, в 1887 году он с отличием окончив последний класс Тифлисской гимназии, отправился в Петербург, поступать в местный технологический институт. Поначалу все шло нормально, поскольку он успешно сдал все экзамены. Но на последнем экзамене по алгебре конфликт с преподавателем не позволил Ахмед беку реализовать свою мечту. После этого Ахмед бек решил получить образование в Париже, чтобы пристыдить своих петербургских экзаменаторов. Однако, у него не было необходимых средств, чтобы реализовать свою идею. Поэтому Ахмед беку пришлось задержаться в Петербурге еще на несколько месяцев. Лишь в конце декабря получив материальную помощь от семьи, он отправился в путь.

8 января 1888 года Ахмед бек Агаоглу на поезде прибыл в Париж. Потратив несколько месяцев на совершенствование своих знаний по французскому языку, он весной 1888 года начал посещать лекции в College de France и Ecole des Hautes Etudes Pratiques (Высшая школа прикладных исследований), которые находились в одном и том же здании. В то время в College de France с еженедельными докладами выступал выдающийся французский философ и историк Эрнст Ренан (1823-1892), который пользовался большим авторитетом в аристократических кругах Парижа. А в Ecole des Hautes Etudes Pratiques лекции по "Истории восточных народов" читал Джеймс Дармстетер (1849-1894), известный своими исследованиями в области культуры и религии Ирана. Именно они оказали наиболее серьезное влияние на формирование мировоззрения Ахмед бека, пробудив у него интерес к научным изысканиям.

С 1888/89 учебного года Ахмед бек приступил к занятиям и в юридическом факультете Сорбонны. Благодаря поддержке Э. Ренана и Дж. Дармстетера, в 1891-1893 гг. Агаоглу опубликовал в журнале La Nouvelle Revue серию статей под общим названием "La Société persane" ("Персидское общество"), которая не потеряла свою научную значимость и по сей день.

Ахмед бек также выступил с докладом на тему "Маздеистские верования в шиитской религии" на IX Международной конференции востоковедов, состоявшейся с 5 по 12 сентября 1892 года в Лондоне. По сути, он стал первым ученым мусульманского происхождения, получившим право выступить на столь престижном форуме.

Необходимо отметить, что во французской столице Агаоглу занимался не только академическими исследованиями, но и журналистской деятельностью, активно сотрудничая с такими популярными изданиями, как Journal des Débats и Revue Bleue. Его корреспонденции из Парижа регулярно печатались также в тифлисской газете "Кавказ". Тем не менее наиболее значимыми стали научные труды Агаоглу, которые сразу же привлекли пристальное внимание не только академических кругов, но и общественности Франции. Даже крайне скупой на похвалы Эренст Ренан, которого трудно заподозрить в особых симпатиях к мусульманам и исламу, высоко отзывался об этих работах Агаоглу, предсказывая ему блестящую научную карьеру. Более того, Ренан предлагал Агаоглу после завершения учебы окончательно обосноваться в Европе: "Ты обладаешь возможностями стать всемирно известным ученым, не возвращайся на родину, Восток проглотит тебя". Ответ Агаоглу на это предложение преподавателя был корректным, но одновременно достаточно категоричным: "Восток тоже нуждается в образованных людях, и полученные от вас знания я буду передавать на родине своим соотечественникам".

Весной 1894 года Агаоглу вернулся из Парижа на родину и занялся преподавательской деятельностью сначала в Тифлисе, а затем в родной Шуше. Несмотря на свою любовь и привязанность к Шуше, Ахмед бек Агаоглу нуждался в гораздо более масштабной площадке и более эффективных средствах для общения с народными массами и распространения своих идей. И подобной площадкой для него вскоре стал Баку.

В 1897 году Ахмед беку Агаоглу перебрался из Шуши в Баку, став одним из ведущих авторов газеты "Каспий", который к моменту стала русскоязычным рупором национальной интеллигенции Азербайджана. Бакинская среда способствовала не только раскрытию публицистического таланта Ахмед бека, но и его становлению в качестве общественно-политического деятеля общенационального масштаба.

В период революции 1905-1907 гг. он уже был одним из лидеров борьбы за национальные и гражданские права азербайджанцев. В эти годы он учредил и руководил газетами "Хаят" и "Иршад", в качестве гласного Бакинской городской думы рьяно отстаивал права своих соплеменников, в составе азербайджанской делегации участвовал в передаче петиции с требованиями мусульман Кавказа государственным органам в Петербурге, выступал статьями в петербургской прессе с разъяснением позиции азербайджанцев в начавшемся с армянами конфликте.  

Именно Агаоглу осенью 1906 года стал инициатором создания, а затем и лидером партии "Дифаи", главной целью которой провозглашалась спасение мусульман Кавказа от угрожающей им гибели. Партия предполагала использовать для достижения этой цели два средства - просвещение и силу. Как подчеркивалось в декларации, партия намеревалась, с одной стороны, с помощью просвещения спасти мусульманские массы "от вечной тьмы и невежества", а с другой - "посредством силы, т.е. вооруженных отрядов, избавить их "от врагов - злобных, пристрастных действий властей и от вредных деяний мнимых мусульманских руководителей".

И если в период роста революционного движения царским властям еще приходилось как-то мириться с подобной деятельностью Агаоглу, то с поражением революции 1905-1907 гг. они получили полную свободу действий для его нейтрализации. С 1908 года давление властей на Агаоглу усиливалось, о чем свидетельствуют официальные документы того периода. Так, в рапорте от 14 марта того же года елизаветпольский губернатор просил разрешения "в целях окончательного прекращения существования партии Difai выдворить из пределов Закавказского края состав Бакинского центрального комитета этой партии во главе с председателем ее Ахмед беком Агаоглу".

В этот период Агаоглу фактически оказался перед дилеммой – оставаться на родине, подвергая жизнь и здоровье своих близких постоянному риску, или же эмигрировать в Турцию. На родине его, в лучшем случае, ожидали арест и ссылка в Сибирь. А в Турции в 1908 году в результате младотурецкой революции к власти пришли люди, с некоторыми из которых он был в дружеских отношениях еще со времен учебы в Париже. В конце концов Ахмед бек решил эмигрировать в Турцию. Там ему удалось быстро адаптироваться к местным условиям. В 1911-1912 годах Агаоглу стал одним из основателей общества Türk Ocağı и журнала Türk Yurdu. Это были главные очаги распространения идей тюркизма. В тот период в Турции, в том числе внутри правящей партии Ittihat ve Terakki шла острая борьба между представителями трех различных идеологических течений - османизма, панисламизма и тюркизма. Османизм предусматривал формирование единой "османской нации" путем ассимиляции и интеграции народов, населяющих территорию империи независимо от их этнической и религиозной принадлежности. Панисламисты, понимая обреченность идеологии османизма, пытались укрепить сплоченность и солидарность хотя бы мусульманских народов империи, что должно было способствовать стабилизации внутренней ситуации в Османском государстве. Тюркизм же ратовал за создание тюркской политической нации, основанной на этническом принципе.

В качестве убежденного тюркиста Агаоглу накануне и в период Первой мировой войны на страницах печати последовательно доказывал утопичность идеи формирования османской, или мусульманской нации, предлагая пойти по пути создания сугубо тюркской нации. Он сыграл немалую роль в окончательной победе тюркистов над османистами и панисламистами.

Благодаря этим заслугам Ахмед бек еще в 1912 году вошел в состав ЦК партии Ittihat ve Terakki, а в 1914 году был избран депутатом турецкого парламента от Афьонкарахисар. Таким образом, за относительно короткий период он смог полностью интегрироваться в высшие слои турецкого общества, став государственным чиновником и одним из лидеров правящей партии Турции. О политическом авторитете А.Агаоглу свидетельствует тот факт, что он принимал участие в закрытом заседании узкого круга лиц из руководства Ittihat ve Terakki, на котором было принято окончательное решение об участии Турции в Первой мировой войне на стороне Германии.

Безусловно, столь стремительный карьерный взлет в Турции стал возможным благодаря протекции друзей, занимавших высокие посты как в правящей партии Ittihat ve Terakki, так и в государственных структурах, но при этом нельзя игнорировать и неординарные способности самого Ахмед бека.

Несмотря на подобный головокружительный для эмигранта карьерный взлет, Агаоглу ни на минуту не забывал о своем родном Азербайджане. И в начале 1918 года, когда в результате революционных событий ускорился процесс распада Российской империи, и появилась возможность национального освобождения азербайджанцев, Ахмед бек не преминул воспользоваться первым же шансом, отправившись в конце мая в Азербайджан.

С мая по декабрь 1918 года Агаоглу принимал непосредственное участие в создании основ национальной государственности азербайджанцев и стал депутатом Азербайджанского парламента от Зангезурского уезда. 28 декабря 1918 года Ахмед бек был избран членом азербайджанской делегации, которой предстояла защищать интересы страны на Парижской мирной конференции.

К сожалению, Агаоглу не удалось участвовать в работе мирной конференции, поскольку по пути в Париж он был арестован союзниками в Стамбуле и в числе нескольких десятков видных представителей партии Ittihat ve Terakki в мае 1919 года был сослан на Мальту.

Но как говориться, не было бы счастья, да несчастье помогло. Несмотря на трудные условия ссыльной жизни, Ахмед бек одновременно получил возможность спокойно заниматься творческой деятельностью. Поэтому не удивительно, что одно из самых выдающихся произведений Ахмед бека "Три культуры", которое по праву можно назвать "Манифестом европеизации мусульманского мира", было создано именно на Мальте в 1919-1920-х.

А.Агаоглу в этом произведении дает сравнительный анализ трех великих цивилизаций в истории человечества – буддийско-брахманской, исламской и западной. Исследуя преимущества и недостатки этих мировых культур, он приходит к однозначному выводу об окончательном упадке буддийско-брахманской и исламской цивилизаций. По мнению Ахмед бека, западная цивилизация, по всем критериям и параметрам победив буддийско-брахманскую и исламскую культуру, находится на вершине своей славы и могущества.

Исходя из этого, Агаоглу настаивает на неизбежности усвоения мусульманскими народами западной культуры, основополагающими принципами которой являются права и свободы человека. В отличие от некоторых тюркистов, предлагавших тюрко-мусульманским народам ограничиться лишь использованием научно-технических достижений Запада, Агаоглу в этом вопросе занимал более радикальную позицию. Он был убежден в том, что внедрение европейских технологий и новаций без радикального изменения образа мышления и менталитета тюрко-мусульманских народов не только не принесет должного эффекта, а наоборот, причинит только вред и еще больше усугубит ситуацию.

И судьба вскоре предоставил Ахмеду беку возможность для реализации этих своих идей. Так, освободившись в мае 1921 года из английского плена, Агаоглу прямиком отправился в Анкару, которая к тому моменту уже стала центром национально-освободительной борьбы турецкого народа под руководством Ататюрка, благодаря стараниям которого на развалинах Османской империи, как птица Феникс из пепла, возникла новая светская Турция. И став одним из ближайших соратников Ататюрка, Ахмед бек внес немалый вклад в строительство новой модернизированной Турции.

В самый трудный период внутренних реформ в Турции, в 1922-1927 годах, Агаоглу находился на переднем крае борьбы с консервативными силами. Будучи генеральным директором Главного управления печати и информации, создателем и руководителем Анатолийского агентства, а также редактором официальной газеты Hakimiyet-i Milliye, он фактически руководил во всей информационной политикой кемалистского движения.

В 1923-1931 годах Агаоглу также был депутатом Национального собрания Турции от правящей Народно-республиканской партии. Будучи членом соответствующий комиссии турецкого парламента он стал одним из авторов Конституции Турции 1924 года.

Упразднение султаната и халифата, отделение религии от государства, провозглашение республики, полная отмена шариатского судопроизводства и принятие гражданского кодекса на основе швейцарского, уравнивание женщин в правах с мужчинами, введение новых систем отсчета времени и единиц измерений, а также нового календаря, повсеместное насаждение европейской одежды – вот далеко не полный перечень реформ, осуществленных в 1920-х в Турции. Для реализации аналогичных преобразований европейским народам в эпоху Просвещения понадобилось несколько десятилетий и даже столетий. Турция же благодаря гению Ататюрка и самоотверженности его соратников, включая Агаоглу, прошла этот путь буквально за одно десятилетие, стремительно ворвавшись из средневековья в современность.

Таким образом, замыслы Агаоглу по европеизации Турции, казавшиеся несбыточной мечтой, стали реальностью. Будучи активным участником этого процесса, он внес заметный вклад в дело модернизации страны и строительства новой Турции.

В начале 1930-х Агаоглу отошел от активной политической деятельности, занимаясь преподаванием конституционного и гражданского права в университетах Анкары и Стамбула.

Великий мыслитель тюркского и всего исламского мира Ахмед бек Агаоглу, по выражению А. Джафароглу, "являвшийся до мозга костей азербайджанским тюрком, и до конца своей жизни не изменивший свой карабахский говор" умер 19 мая 1939 года в Стамбуле и похоронен на кладбище Ферикей.

17245 просмотров

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ