«У центральноазиатских государств есть проблемы с Россией, но они решаемы»

«У центральноазиатских государств есть проблемы с Россией, но они решаемы»
Директор Центра общественно-политических исследований Владимир Евсеев рассказал «Вестнику Кавказа» о перспективах развития Центральной Азии.

- Если что-то серьезное в Центральной Азии все-таки случится, России придется ждать новой волны мигрантов?

- Все развитые государства сталкиваются с проблемой миграции. Такая возможность действительно существует, и Россия это понимает и пытается каким-то образом сдерживать. Но если пойдут катаклизмы – как их сдерживать? Россия же не может людей бросить на произвол судьбы, а они все равно найдут возможность приехать - сейчас границы открыты. Границу с Казахстаном просто так не закрыть, она все равно будет проницаема, хотя оборудована техническими средствами. При наличии такой границы, особенно когда пойдут большие потоки мигрантов, можно попробовать их фильтровать, но это принесет много негатива. Я не уверен, что Россия к этому готова, поэтому лучше не доводить ситуацию до кипения, а пытаться сосредоточиться на дальних рубежах, особенно учитывая наличие ОДКБ, двусторонних союзнических отношений.
Говорят, что Россия теряет Ближний и Средний Восток. На самом деле это не так. То же самое и в Центральной Азии. Не так уж однозначна позиция США, Евросоюза, который как политическая структура себя не очень выражает в Центральной Азии. Влияние НАТО тоже ограничено. Не хотят в это вкладываться. А если не хотят вкладываться, то как можно с этого получить дивиденды? Это нереально совершенно. Центральная Азия не является приоритетом для США.
У центральноазиатских государств есть проблемы с Россией, но они в основном решаемы. Намного сложнее проблемы у них между собой. Таджикистану нужен свет зимой, и они хотели бы спускать воду, но это приводит к заболачиванию территории Узбекистана, которому вода нужна именно летом, а не зимой. Как решить проблему? Когда сливать воду – зимой или летом?
Когда был Советский Союз, он это подавлял, как-то разруливал. Узбекистан проводит учения по захвату, например, плотины, а после этого дается слив информации, например, в Киргизии, о том, что, если она будет разрушена, к чему это приведет на территории Узбекистана. Это на самом деле очень опасная игра, потому что она может привести к каким-то столкновениям, особенно сейчас, когда Узбекистан вышел из ОДКБ. Формально Россия кого должна защитить? Положим, Киргизию от Узбекистана или, например, Таджикистан от Узбекистана.
Думаю, что уход Узбекистана из ОДКБ временный. Понимаете, есть масса причин, по которым он должен вернуться. За последние 20 лет вектор менялся. В начале 1990-х были очень тесные российско-узбекские отношения. К концу 1990-х российско-узбекские отношения ухудшились очень серьезно, американцы на это влияли. Потом было 11 сентября, после которого был всплеск узбекско-американских отношений. Потом был Андижан – их отношения стали ухудшаться. Потом был всплеск российско-узбекских отношений. Сейчас опять идет очередная волна на смену вектора.
В свое время Ташкент был одним из инициаторов подписания Договора о коллективной безопасности, а потом не стал его продлевать. После Андижана Узбекистан вступил в ОДКБ. Сейчас он приостановил членство. Можно проследить определенную цикличность. Почему Узбекистан вообще так себя повел? США ему пообещали вооружение. Но бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Предположим, американцы дают вооружение, но как его поддерживать в работоспособном состоянии? За это надо платить, иначе вооружение нельзя использовать. Получается, что Узбекистан попадает в зависимость от США. С этой точки зрения поставка вооружения не является очевидным дивидендом для Узбекистана, потому что он попадает в ловушку. Хуже будет, если американцам разрешат вернуться на базу «Ханабад». Андижан может повториться. Тогда база в Ханабаде может оказаться троянским конем, поэтому не надо создавать повод для того, чтобы американцы могли потом вмешаться, тем более что процесс передачи власти сложен, Исламу Каримову некому сейчас передавать власть династийно. В Узбекистане очень большое количество кланов, семь кланов основных называют. Каримов может удержать их, но непонятно, что будет, когда он уйдет. Я вам приведу пример. Отец Башара Асада делал то же самое в Сирии, и он мог держать страну, где было много наций, много конфессий. Я бы на месте Ислама Каримова десять раз подумал, стоит ли ему очень далеко удаляться от России, потому что может потребоваться и помощь.

- Нет ли столкновения интересов России и Ирана в Центральной Азии?

- В Центральной Азии три государства имеют серьезное влияние – это Россия, Китай, США. Они вытеснить друг друга не могут, единственное, может быть, кто-то с кем-то будет объединяться, например, Россия с Китаем против США, но это не очень реально. По-видимому, три игрока останутся. Иран я бы все-таки отнес на второй уровень влияния. Реально Иран может влиять на близкий ему культурно Таджикистан, но даже там он не является единственным игроком – там имеется очень сильный сдерживающий фактор с Китая. Россия не является безальтернативным игроком даже для Таджикистана.
Если мы посмотрим на другие государства, то там влияние Ирана еще меньше. Туркменистан использует иранскую территорию для транзита газа. Но если вы посмотрите на мощность трубопроводов, то поймете, что Иран проигрывает Китаю, потому китайские трубопроводы в несколько раз более мощные, чем те, которые идут через территорию Ирана.
Есть и другие государства, которые имеют влияние в Центральной Азии. В последнее время Катар стал очень активен. Он предоставляет средства, причем тем государствам, которые в этом очень нуждаются, в частности Киргизии. Киргизия имеет слишком большой внешний долг, и она очень хотела бы, чтобы его кто-то ее финансировал. При этом, Бишкек отдавать деньги не хочет, а Катар дает их на таких условиях, что можно подумать, что это просто так. Можно говорить о том, что есть влияние Турции.
Когда вы говорите об Иране, я бы, наверное, сопоставил это с турецким влиянием. Турки в свое время хотели распространить свое влияние на всю Центральную Азию. У них не хватило потенциала. Поэтому сейчас влияние Турции можно свести в основном к двум государствам. Это, во-первых, Туркменистан, который достаточно близок ей культурно. Во-вторых, Киргизия. В целом можно говорить, что, наверное, влияние Ирана и Турции соизмеримо.

9050 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!