«Ноль первый» ингушский ас -2

«Ноль первый» ингушский ас -2
Продолжение. Начало см. «Ноль первый» ингушский ас -1
Больше всего Суламбек Осканов любил небо, особенно момент взлета, когда летчик получает дополнительную порцию адреналина, сливаясь с самолетом и испытывая радость от того, как многотонная машина слушается его, подчиняясь командам. Сотни раз в жизни он проносился над аэродромом на малой высоте и над взлетной полосой легко и безукоризненно выполнял фигуры высшего пилотажа.

«То, что мы называем нестандартной ситуацией в воздухе, в любой миг может обернуться чем угодно – отказавшими приборами, когда не знаешь, куда, на какой высоте или с какой скоростью летишь; умолкнувшим двигателем; пожаром на борту, десятками других, самых непредвиденных чрезвычайных происшествий. На разгадку и принятие единственно правильного решения иногда у летчика остаются секунды, а то и мгновение. Это и есть миг между жизнью и смертью»,– учил Осканов.

7 февраля 1992 года вечером Суламбеку, у которого был позывной «ноль первый», предстоял плановый учебно-тренировочный полет на одном из лучших в мире истребителей МиГ-29. Это был ночной полет на воздушный бой в облаках. Суламбек любил такие: «Полет в ночном небе – чарующая картина любования Вселенной. Именно там понимаешь, что есть вечность и божественный мир».

Осканов занял свое место в кабине, запустил двигатель, доложил на командно-диспетчерский пункт о готовности к полету. Начальник КДП ответил: «Ноль первый, взлет разрешаю. Счастливого полета!»… Суламбек уничтожил условного противника, доложил, что выполнил задание и возвращается на аэродром, но когда начал набор высоты до 3 тысяч 400 метров, связь с бортом внезапно оборвалась. На запросы диспетчера летчик не отвечал. Замначальника Центра по тревоге собрал командный состав на совещание. Когда по расчетному времени должно было закончиться топливо в баках самолета, оставалась надежда, что Осканов катапультировался. Никто не мог допустить и мысли, что ас может совершить ошибку… 

Поднятые в воздух вертолеты поисково-спасательной службы искали его всю ночь. Лишь к утру на окраине села Казельки Добринского района, в 61 километре от Липецка были обнаружено место падения самолета. Судя по показаниям «черного ящика», машина и после прекращения связи еще две с половиной минуты находилась в воздухе. Пилот пытался совладать с вышедшим из повиновения истребителем, но самолет быстро терял высоту. Почему летчик-ас, не воспользовался парашютом и не выпрыгнул из падающего самолета? Осканов мог спастись, но внизу находился населенный пункт, и если самолет рухнет на село, погибнут люди. Суламбек стал уводить быстро падающую машину от села. Ему было 49 лет.

Хоронить героя из Москвы прилетели вице-президент Александр Руцкой и главнокомандующий ВВС Петр Дейнекин. Руцкой пытался связаться с главой мятежной Чечни Джохаром Дудаевым, чтобы самолеты сели в аэропорту Грозного. Обстановка в те дни был крайне напряженная - парламент «Ичкерии» уже принял решение об упразднении в республике существующих органов власти и об отзыве своих народных депутатов СССР и РСФСР, указом Дудаева было введено право граждан на приобретение и хранение огнестрельного оружия.

Дудаев долго не выходил на связь с Руцким, а потом заявил, что он не может гарантировать безопасность российских военных, если самолеты приземлятся в Грозном. Пришлось садиться в североосетинском Беслане.

В середине траурного митинга в Плиево сел вертолет. Из него вышел Дудаев - военный летчик прилетел отдать дань памяти Осканову. Дудаев попросил слово и заговорил по-чеченски: «Я хорошо знал Суламбека. Он был профессионалом своего дела. Обладал удивительным обаянием. Болел за свой народ. Вайнахи будут гордиться его подвигом».
Так всего на несколько минут гибель летчика-аса заставила людей забыть о распрях и надвигающейся войне.

12985 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!