Вестник Кавказа

Михаил Булгаков начинал ингушским драматургом-1

Олег Кусов

Рукописи не горят – утверждал великий Михаил Булгаков. Эту фразу в бессмертном романе он вложил в уста Воланда, приказавшему Бегемоту: ну-ка дай сюда роман! Но, оказывается, у Булгакова она звучала и ранее, в повести «Записки на манжетах», когда он рассказывал о желании уничтожить рукопись своей пьесы, написанной для владикавказских театров. С той только разницей, что роман, заинтересовавший Воланда, был о Понтии Пилате, а пьеса владикавказского периода – о семье мусульманского духовного лица. Она так и называлась – «Сыновья муллы». И Булгаков, написав ее во Владикавказе в апреле 1921 года, вскоре решил попросту разорвать текст… «Но остановился. Потому что вдруг, с необычайной чудесной ясностью, сообразил, что правы говорившие: написанное нельзя уничтожать! Порвать, сжечь... от людей скрыть. Но от самого себя - никогда!», - напишет он в «Записках…»

И я недавно убедился в правоте булгаковской фразы, взяв в руки рукопись пьесы «Сыновья муллы», ныне хранящейся в Доме Пашкова – в самом красивом корпусе Российской Государственной Библиотеки. Именно здесь произошло очередное мистическое литературное совпадение – на каменной террасе Дома Пашкова в его главном романе случилась судьбоносная для мастера и Маргариты встреча Воланда с Левием Матвеем. Вот бы удивился Булгаков узнав, где для потомков найдет свое место так и не уничтоженная им рукопись пьесы «Сыновья муллы»! Мистикой наполнено не только творчество писателя, но и жизнь его произведений.

Сама пьеса незатейлива. Написана она была Михаилом Афанасьевичем в соавторстве с местным юристом Туаджином Пейзулаевым. В «Записках на манжетах» Булгаков со скептическим юмором называет еще одного соавтора - голодуху лихолетья гражданской войны. Пьесу соавторы написали в течение семи дней (писал Булгаков, Пейзулаев с супругой знакомили его с особенностями ингушской жизни). Через несколько недель, в день рождения Булгакова, пьеса уже с успехов шла на сцене владикавказских театров.

Выносить рукопись булгаковской пьесы из библиотеки нельзя. Но в читальном зале с нею знакомиться можно сколько угодно. Это суфлерский экземпляр, с пометками режиссера. Пьеса напечатана на пишущей машинке с обеих сторон желтоватого листа, чем-то похожего по качеству на тонкий пергамен. Такую бумагу еще называют веленевой. Она была распространена в книжной полиграфии в первые десятилетия XX века. Рукопись пьесы вдове Булгакова Елене Сергеевне уже в 1960 году прислал из Грозного писатель и журналист Виктор Корзун. По некоторым данным, он отыскал пьесу в местных архивах.

Мне бы не хотелось, чтобы эта пьесу читали поклонники Булгакова – нет в ней ничего от мастера. Это не самый удачный пример упрощенного пропагандистского подхода к сложным историческим событиям. В ней смена революционной власти проходит как по мановению волшебной палочки. Сила пламенного слова и извечное недовольство «эксплуататорами» решают все в секунду – и старые хозяева жизни, придя арестовывать бунтаря-большевика, в пределах одной сцены сами оказываются в положении пострадавших. Благодаря подобным произведениям у советского человека формировалось превратно-упрощенное суждение о характере политических преобразований в роковом для России 1917 году, хотя позже именно Булгаков гениально показал их истинную суть в «Собачьем сердце». Перескажу сюжет «Сыновей муллы» в надежде, что окончательно отобью у читателя охоту читать «революционную пьесу».

На побывку домой с фронта приезжает молодой офицер-ингуш. Его отец – мулла, любящий собирать под своей кровлей друзей-односельчан, чтобы отведать мясо барашка, посудачить о том, о сем. Сын-офицер задумал жениться на девушке из богатой семьи, но столкнулся с заранее невыполнимым требованием ее отца уплатить огромный денежный выкуп. Офицер в замешательстве. Внезапно в дом приезжает младший сын муллы – студент одного из московских вузов. Студента в эту пору не ждали. Родители подозревают что-то неладное, но сын отвечает на вопросы уклончиво – буду, мол, сам себя кормить, учительствуя. Выясняется, что он бросил учебу, а под учительством понимает большевистскую агитацию среди ингушей. Но родители сразу не догадались, что их младший сын, на самом деле, скрывается от ареста.
Позже в селение приезжает его соратник по подпольной революционной борьбе. Он предлагает товарищу скрыться в горах. Но бывший студент отклоняет предложение, о чем жалеет спустя несколько дней, когда в их дом приходят начальник участка со стражниками. На глазах у родителей, брата-поручика, соседей младшего сына пытаются арестовать в его же доме. Дело грозит обернуться трагедией, поскольку большевик-подпольщик оказался вооруженным. И крови было не миновать, не появись вовремя соратник, который принес ошеломляющую весть – революция! В городе (очевидно, во Владикавказе) смена власти сопровождается арестами уже прошлых хозяев жизни. Вывод ясен – надо арестовывать начальника участка. Да здравствует свободная Ингушетия!
Этот сепаратистский лозунг почему-то был популярен среди местных большевиков-революционеров. Очевидно, товарищи из центра таким образом эксплуатировали энергию простых людей в своих интересах. Ясно, что горцы-вайнахи воспринимали такой лозунг больше как свободу от соседнего белого казачества, чем от своих богатеев.

В пьесе Булгаков затрагивает эту тему – старик ингуш жалуется мулле на притеснения со стороны казачьего атамана: теленок ингуша забежал случайно на казачью землю, так атаман потребовал за это с хозяина теленка деньги! Финал пьесы оптимистичен – революционеры и те, кто примкнул к ним, своего добились. Начальник участка арестован. Стражников отпускают домой, предварительно просветив их большевистскими идеями. Но винтовки у служилых предусмотрительно отбирают. Сосед, как настоящий вайнах, одну из винтовок все-таки выпросил у младшего сына муллы, пообещав с ней сражаться за свободу Ингушетии.
Продолжение следует

27215 просмотров