Истоки сепаратизма, разъевшего СССР, ищите в Карабахе -5

Истоки сепаратизма, разъевшего СССР, ищите в Карабахе -5

Постоянный автор "Вестника Кавказа" Пётр Люкимсон до 1991 года жил в Баку, где в конце 1980-х – начале 1990-х работал журналистом и был свидетелем как событий, предшествующих конфликту вокруг Нагорного Карабаха, так и происходящего в Сумгаите, Ходжалы…
Очерк "Нагорный Карабах: хроника конфликта. Записки бакинского еврея" был написан в 1992 году, вскоре после переезда автора в Израиль и тогда же опубликован в израильской русскоязычной газете "Курьер".
Это было время, когда тон в культурной и общественной жизни русскоязычной общины Израиля задавали представители московской и питерской еврейской интеллигенции, и они же во многом определяли отношение израильского общества в целом к событиям, происходящим на территории бывшего СССР. На начальном этапе конфликта многие имели не полную, а чаще искаженную информацию о причинах конфликта, что было искусственно создано силами, заинтересованными в ослаблении и распаде СССР. При этом, как выяснилось, большинство израильтян не имели никакого представления ни о предыстории конфликта, ни о подлинном ходе его развития. Позиция еврейской интеллигенции в этом вопросе формировалась на основе исключительно публикаций в центральной советской и, отчасти, западной прессе, а они, увы, далеко не всегда были объективны.

Начало и продолжение см.

"Истоки сепаратизма, разъевшего СССР, ищите в Карабахе -1"

"Истоки сепаратизма, разъевшего СССР, ищите в Карабахе -2"

"Истоки сепаратизма, разъевшего СССР, ищите в Карабахе -3"

"Истоки сепаратизма, разъевшего СССР, ищите в Карабахе -4"

"Истоки сепаратизма, разъевшего СССР, ищите в Карабахе -6"


После 10 июля армянское население НКАО перешло к открытой конфронтации с войсками и жителями азербайджанских сел. Начались обстрелы, поджоги, угон скота, нападения на одиночные машины, убийства азербайджанских пастухов...
Все это не могло не вызвать волнения в Баку. И в июле 1989 года группа представителей интеллигенции создает Народный фронт Азербайджана. Надо отметить, что лидеры НФА с самого начала заявили о том, что НФА — “это не национальный, а народный фронт республики”, что в его планах нет и намека на превращение республики в мононациональное государство, каким после изгнания азербайджанцев стала Армения.

Август 1989-го принес новый виток напряженности — со стороны Армении начался обстрел приграничных азербайджанских сел, в Карабахе продолжались убийства... Вскоре “съезд полномочных представителей НКАО” подтвердил, что область не считает себя частью Азербайджана. В ответ НФА провел многотысячные митинги. В городе началась антиармянская истерия, нагнетавшаяся правым крылом НФА, увольнения армян. Процесс изгнания ускорился после 1 декабря, когда Верховный Совет Армении принял постановление “О воссоединении Армянской ССР и Нагорного Карабаха”. По сути, это было объявлением войны Азербайджану. Десанты Армянской национальной армии уже начали высаживаться в НКАО, объявив своей целью полный трансфер азербайджанцев из Карабаха...
В этих условиях НФА призвал к созданию собственной национальной армии и немедленной депортации армян из Баку в соответствии с международным законом о выселении граждан, чья сторона находится в состоянии войны с данным государством. Теперь это уже была угроза самому коммунистическому режиму в Азербайджане, и в Москве этого не могли не понимать... В начале январе ВС Армении предпринимает следующий шаг — включает план экономического развития НКАО в государственный план Армянской ССР. Молчит Москва.

Митинги требуют... отставки коммунистического правительства... Появились слухи о том, что 13 января в Баку начнутся армянские погромы. Об этом не могли не знать в ЦК, КГБ и МВД...
И 13 января действительно начались погромы. Несколько мобильных групп численностью в 10—12 человек врывались в армянские дома и выбрасывали на улицу их хозяев, совершая при этом грабежи и насилия. На звонки соседей и милиция, и военная комендатура города отвечали примерно следующее:
— А что мы можем сделать? У нас нет никакого приказа... А возле здания ЦК десятки тысяч людей в это время скандировали: “От-став-ка!!! От-став-ка!!! От-став-ка!”

Вечером 19 января стало известно, что Язов отправляется в Баку, чтобы лично руководить операцией “по наведению порядка в городе”...
23.00 на подстанции “скорой помощи” поступили звонки с просьбой выехать в городок летчиков “Кала”, где идет перестрелка, имеются убитые и раненые... Врачи решили проскочить мимо танков. Сидевший рядом с водителем врач Саша Мархевка глухо вскрикнул и ткнулся в лобовое стекло. Пуля, попавшая в руку, закрутилась по сосудам и, пройдя через легкое, вышла из спины — стреляли пулями со смещенным центром тяжести, запрещенными международным соглашением. Второй карете “скорой” все же удалось прорваться и подобрать тяжелораненых. Но на обратном пути она была остановлена патрулями и раненых просто выбросили из кареты. А до комендантского часа оставалось еще 7—8
часов...

В 00 часов войскам был дан приказ разблокироваться. Проламывая стены Сальянских казарм, танки и БТР двинулись по улицам города, поливая огнем дома, подминая под себя грузовики и легковые автомобили и оставляя позади десятки изуродованных трупов. Стоявшие в пикетах люди бросились врассыпную, и на них началась самая настоящая охота... Дома подверглись самому настоящему обстрелу, пули находили все новые жертвы. Именно так, от шальной пули погибла в ту ночь пятнадцатилетняя Вера Бессантина — девочка с удивительными глазами, писавшая стихи.

Впрочем, она была не единственным ребенком, чья жизнь оборвалась в те часы. Утром, выйдя на улицы, бакинцы увидели распластанные на дорогах и тротуарах трупы, валявшиеся под ногами головы и руки, кровь на асфальте, на стенах домов. А над городом кружились вертолеты, которые сбрасывали листовки. В них сообщалось о том, что вчера ночью в Баку, оказывается, был введен комендантский час, и теперь военные призывали к спокойствию. “Это сделала русская армия! — такова была реакция. Так что не было ничего удивительного в том, что в магазинах и на улицах 20 января то и дело звучали угрозы в адрес русских. Комендатура поспешила организовать эвакуацию всех желающих... и вскоре в городах России появились тысячи русских беженцев, рассказывавших о “кровожадности” азербайджанцев и твердивших о том, что армия вошла в город для того, чтобы защитить русских. Это было как раз то, что требовалось в те дни пропагандистской машине Москвы — она поспешила сделать заявление, что войска в Баку были вынуждены вмешаться, чтобы предотвратить резню всего русскоязычного населения города. Да, имеются жертвы — погибло несколько террористов, их семьям выражается соболезнование...

Террористы — врач Саша Мархевка, Вера Бессантина (кстати, и он, и она были евреями), 9-летняя Лариса Мамедова, мальчик, труп которого так и не был опознан...

— Тут раздались голоса против русских, — кричал в микрофон оратор. — Но при чем тут русские, тем более бакинцы? Коммунисты — вот кто спасал себя в эту ночь, вот кого защищали солдаты, вот кто виноват в том, что произошло! Неужели после всего этого честные люди останутся в этой партии фашистов? — Тут же люди начали выбрасывать свои партбилеты...

 Окончание следует

21180 просмотров




Вестник Кавказа

в Telegram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!