Вестник Кавказа

Инжир красоты

Георгий Калатозишвили, Тбилиси
Трагическая история произошла нынешним летом в Грузии. Все началось с короткого сообщения одной из информагентств о том, что 17-летняя девушка, живущая в тбилисском спальном районе Глдани, попала в больницу с серьезными ожогами. Как оказалось, она принимала солнечные ванны у себя на балконе, намазавшись отваром инжира. Ожог оказался серьезнее, чем можно было ожидать: девушку пришлось поместить в реанимационное отделение, а врачи заговорили о необходимости вмешательства пластических хирургов.

Через несколько дней еще три девушки получили ожоги, когда тоже пытались принять загар усилив эффект инжирным отваром. После этого внимание СМИ к странной тенденции возросло. Журналисты приехали в больницу и записали интервью с врачами, которые предупредили, что солнечный ожог – очень серьезная вещь, а инжирный отвар многократно усиливает опасность изуродовать лицо и тело на всю жизнь.

После многочисленных телесюжетов следовало ожидать, что таких ошибок больше не будет. Все видели плачущих родителей, стоящих у реанимации. Но началось нечто, выходящее за рамки понимания: сообщения об ожоге в результате применения инжирного отвара посыпались ежедневно, причем количество случаев росло в геометрической прогрессии. Все без исключения пострадавшие – девушки от 17 до 20 лет из бедных семей. Наконец, министерство здравоохранения выступило с громогласным заявлением, призвав быть чрезвычайно осторожными. Авторы заявления предупредили о вероятности летального исхода. «Ожог от инжира» превратился в главную новость всех информационных программ. Стало ясно, что на самом деле общество столкнулась с очень серьезной социальной проблемой.

То, что девушки хотят выглядеть красивыми – природная данность. Причем загар, в восприятии многих из них, это не просто красота, но определенный стиль. Но поехать на море или пойти солярий не все могут себе позволить. Абсолютное большинство пострадавших – девушки из малоимущих семей, живущие в пригородах больших городов или на селе. Несмотря на многочисленные предупреждения, они сознательно шли на риск. Сейчас в Грузии говорят о серьезной социальной проблеме, которая лишь на первый взгляд носит гендерный характер. И самое трагичное: никто не знает, что с этим делать.
12575 просмотров