Дважды покорившая Эверест

Дважды покорившая Эверест

Альпинистка Лейла Албогачиева стала первой ингушкой, взошедшей на Эверест. И даже больше - горянка дважды покоряла высочайшую вершину мира. Буквально недавно успешно завершилось ее второе восхождение, которое она совершила в одиночку по самому сложному маршруту, со стороны Непала. В прошлом году в составе группы альпинистов из Ингушетии Албогачиева поднялась на Эверест с северной стороны Тибета. Таким образом, Лейла и тут оказалась "самой самой". Албогачиева стала первой россиянкой, взошедшей на самую высокую точку нашей Земли как с северной, так и с южной стороны. С собой Лейла подняла флаги Российской Федерации, Республики Ингушетия, Сочинской Олимпиады и "Дикой дивизии", которой в этом году исполняется 100 лет.

Лейла Албогачиева ответила на вопросы ИАА "Вестник Кавказа"

ВК: Расскажите, пожалуйста про ваше восхождение.

Лейла Албогачиева: Я планировала и давно мечтала подняться на Эверест с юга, с Непала. Те альпинисты, которые побывали на этой вершине со стороны Непала, говорили, что она намного сложнее, чем с Тибета. Мне просто хотелось посмотреть. Действительно, когда проходите ледник Кхумбу, это действительно очень тяжело. Постоянные камнепады, когда уже со второго базового лагеря поднимаетесь до третьего. Я даже удивляюсь, тот момент, когда мы поднимались, у меня впереди шел шерпа, и он кричит "Лейла, берегись!". И этот камень, такой огромный булыжник, с такой скоростью летел, я думала вначале, что это вертолет. Туман и плохая видимость. И он пролетел где-то в десяти сантиметрах мимо меня. И вот такие опасности там есть.

Восхождение было посвящено президенту страны Владимиру Владимировичу Путину, главе республики Ингушения Юнус-Беку Евкурову и предстоящим зимним Олимпийским играм в Сочи. Не стану лукавить, действительно, я настолько была готова и морально, и физически, хотелось мне там сделать невероятное. Почему? Потому что 60 лет покорения Эвереста. Были приглашены все альпинисты, которые еще со времен Эдмунда Хилари поднимались на самую высокую вершину мира. Владимир Шатаев (второй человек в мире, который поднялся на Эверест) был с нами тогда, когда мы проходили с нашими российскими, ингушскими и олимпийскими флагами 3 километра. И вот эти, как они их называют, пенсионеры-альпинисты приглашенные... мне хотелось сделать для своей страны, для своей республики нечто невероятное там. И я сказала, я сделаю второе восхождение. Слишком много праздников, юбилеев совпадает – одно восхождение мало с моей стороны. Я была уже готова через два дня. Позвонила человеку, с которым я договаривалась, который обещал предоставить мне кислород и шерпа дополнительного, я узнала, что у него два человека там погибли. И чтобы не брать лишних проблем на свою голову, он не брал рацию, не выходил на связь, хотя все было прекрасно, идеально, и даже погода позволяла мне это сделать. И тут с нашей стороны, спускайте ее быстрее, не дайте ей второй раз взойти – такие разговоры. И я плакала, когда уже загрузили мои баулы на яка, я плакала.

ВК: Какие ощущения у вас были в Непале и Тибете?

Лейла Албогачиева: В Тибете, когда поднимаешься до 7 тысяч с 6,400, начинается ледник. А до этого постоянно трекинг. Только одни камни, булыжники, с двух сторон скалы – идешь до 6, 400 и все. Нет там ни ледников, ничего. А в Непале ледник Кхумбу. Ледник начинается уже с 5,300 метров, и нужно его пройти. Огромные глыбы, некоторые высотой в двух-трех-этажные дома. Я и думала, не дай Бог, если здесь что-нибудь сдвинется, нас задавит, как муравьев. Что самое интересное, через каждые пять дней, когда мы уже делали повторное восхождение, все поменялось настолько сильно, даже наш первый базовый лагерь, который первый раз установили, полностью исчез. И палатки, я себе оставила в запас курдюк, и у меня там ничего не осталось, ни палаток, ни тех вещей, которые там оставила, ни курдюка. А давление атмосферы действительно одинаковое, что в Тибете, что в Непале.

ВК: В каждом виде спорта есть свои кумиры. Есть ли тот человек, на которого вы ориентируетесь?

Лейла Албогачиева: В альпинизме есть, и не один. Я назову вам: Иван Трофимович Душарин. Я настолько уважаю и обожаю этого человека. Человек, который на 100% оправдывает свою фамилию – Душарин. Есть Денис Урубко. Я когда познакомилась с этим человеком, ощущение было, что я его давно знаю. Шатаев Владимир. Такие легендарные наши альпинисты. Я всегда с уважением, с симпатией относилась к таким замечательным ребятам, отважным. Почему? Потому что я спрашивала у него: "Скажите, каждый раз, когда вы делаете восхождение, а было ли у вас, что вы говорили себе, нет, я иду в последний раз, оставлю альпинизм?" Да, – говорит, – было. Не стану скрывать, было. Но каждый раз после того, как уже взошел и спустился, и опять любовь к горам, мания, их зов – они заставляли невольно сделать эти восхождения". И чего они добились, каких результатов, мы с вами знаем.

ВК: Часто люди, жизнь которых сопряжена постоянно с опасностью, в какой-то мере суеверны. Есть ли у вас какие-то суеверия?

Лейла Албогачиева: Не стану скрывать, какая-то часть, доля есть суеверия. Мне на Эльбрусе сказали, что там есть какая-то магическая сила, что там бывают галлюцинации. И говорят мне: "А к тебе не приходили черные альпинисты? Ты же одиннадцать лет уже там". На Западной стороне, когда устанавливали доски, там ни одного альпиниста. Я пять ночей на этой высоте, где "Приют одиннадцати" на 4,100 жила одна. Пока группа с нашим журналистом с Первого канала, россияне, не приехали и не стали снимать там фильм документальный про погибших наших военных в 42-м году. Так же монах-батюшка Игорь, пришел совершать божественную литургию. После того, как мне сказали: "А к тебе не приходили черные альпинисты?". Какие еще альпинисты? Но там еще мне рассказывали, что многие, ко многим приходили, были такие случаи. Там есть замечательный журналист Ионех Эдуард Александрович, и он мне рассказывал: "У меня несколько раз было это. Меня заманивали к трещине. Стоит девушка и она меня зовет". "Боже, – говорю, – у меня такого еще не было". В этот сезон в 2011 году сделала 7 восхождений за полтора месяца. За эти семь восхождений, за то время, что я там была, ни одного черного альпиниста мне не появлялось. Не дай бог, конечно! Но четыре раза заблудилась я, правда. Уже когда я достигала пика, и моментально погода меняется, в горах она быстро меняется, и я когда уже спускалась до скал пастухов, я блуждала. Они мне рассказывают, это именно то место, где люди заблуждаются и погибают. Я уходила то на ледник Гарабаши, налево, то направо. А когда смотрю на трещину, думаю, да, заблудилась. Но в панику я никогда не впадала, хотя я там одна. Начала молиться, смотрю, с правой стороны сквозь этот снегопад проникают лучи солнца, и Бог показывает мне – вот твоя дорога, куда ты должна идти и как ты должна спуститься.

Потом, когда я уже установила три мраморных доски, все гиды и инструктора поселка Терского Кабардино-Балкарии устроили мне встречу. Я начала об этом рассказывать. Они говорят, вы знаете, один среди них был – Владимир Львович Белеловский, 75 лет и всю жизнь в альпинизме, его на Северном Кавказе все знают: "Ты рассказываешь такие вещи, что у меня волосы дыбом встают. У вас есть то, что вас Бог любит и оберегает". Да, настрадалась я, 42,5 кг тащить на Эльбрус – это действительно было тяжело. Легче взбираться на Эверест, чем тащиться туда. Потом мне рассказывали еще, мне интересно с альпинистами, некоторые восходители, которые побывали на Эвересте, они не могли подняться на Эльбрус. А почему? Ну, коварная гора, говорят, она не всех впускает. У меня всегда бывает так: когда я приезжаю, я говорю: "Здравствуй, друг Эверест. Тебе привет от Эльбруса". Когда приезжаю туда, как бы я разговариваю с ними.

Когда вы выбираете какой-нибудь вид спорта или профессию, у человека должна лежать душа к этому, любить, уважать все это. У меня как-то спросили на пресс-конференции: "Лейла, как вы считаете, Эверест – не пора ли ему отдохнуть? Столько мусора" – типа такого вопрос. "Вы знаете, – я говорю, – я не раз говорила с вашими представителями здесь и с вашими шерпами, что надо оттуда спускать мусор, на высоте 8,300 там много мусора, действительно кошмар". Я подразумевала трупов, слишком много трупов. И надо создавать такие группы, я с удовольствием буду участвовать, спускать мусор, собирать. Но ваши шерпы мне ответили: "Тебе надо, вот и делай сама". К сожалению.

ВК: Вы не планируете сколотить команду горянок-альпинисток и покорять вместе горы? Вот, например, Иранские спортсмены очень сильны.

Лейла Албогачиева: Я знаю, их было очень много, из Ирана, Ирака, Пакистана. Есть очень много желающих, но им уже по 60-70 лет, которые говорят, мы это сделаем, возьми нас. Надо их проверить для начала. А так, молодые девушки, желающих очень много. Я уже несколько лет действительно собираюсь сделать такую группу женскую альпинисток, которые будут делать восхождения на вершины, не только на Эверест, но и на другие восьмитысячники, которые более сложные по восхождению, по своим маршрутам.

20830 просмотров
Поделиться:
Распечатать:
* - запрещенная в России террористическая группировка