Ликбез для Пашиняна

Ликбез для Пашиняна

Журналистов нередко упрекают в том, что их знания поверхностны, аргументация изобилует штампами, а модель реальности - упрощенная. Одни пугают читателей рептилоидами, другие прививками, третьи происками мистических врагов. Но когда журналист фактически становится во главе государства, например, занимая пост премьер-министра, хочется верить, что работа команды спичрайтеров и прочих специалистов, формирующих видение внешней политики, не позволит ему нести откровенную чушь.

Поэтому, когда фактический глава государства доносит до международной общественности информацию, несоответствующую действительности, эта самая общественность задается вопросом – говорящий не знает общеизвестных фактов или сознательно лжет.

Так произошло с премьер-министром Армении Николом Пашиняном, который встречаясь с общественностью в Германии, в Фонде Фридриха Эберта, сделал несколько заявлений, заставивших задуматься об адекватности его восприятия реальности. В частности, когда немецкий историк и языковед Матиас Вольф спросил армянского премьера о том, как героизация пособника нацистов Нжде сочетается с намерением Армении праздновать 75-летие Победы над фашизмом, Пашинян заявил, что Ереван не хочет говорить о сотрудничестве Тер-Арутюняна с Третьим рейхом.

Вместе с тем, премьер-министр Армении неожиданно блеснул эрудицией: "Я хочу сказать, например, что существует человек по фамилии Расулзаде, который был командиром нацистского отряда во времена Третьего рейха. Его памятник установлен в Азербайджане, и его именем в Баку названа улица".

О том, что Мамед Эмин Расулзаде, с именем которого связано возникновение Азербайджанской демократической республики, не был никаким командиром никакого нацистского отряда, знают многие. Нелепо говорить и о сотрудничестве Расулзаде с фашистами, особенно после того, как были рассекречены материалы особого архива при Совете Министров СССР, а также стали доступны архивы США, Великобритании, Франции, Германии, Турции, Польши.

Действительно, в ходе Второй мировой нацисты пытались превратить в своих союзников представителей республик СССР, сформировать из советских военнопленных "национальные легионы", заигрывая с советскими политэмигрантами, в том числе с Расулзаде, который уехал из СССР, не разделяя политику большевиков. Он стал одним из крупнейших общественно-политических деятелей эмиграции и оставался последовательным сторонником "общекавказского дома", но, будучи человеком разносторонним и информированным, осознавал, что фашисты, даже в случае победы в войне с СССР, не собираются восстанавливать независимость кавказских народов.

Нацистское руководство настороженно относилось к Мамед Эмину Расулзаде. Посол Германии в Турции Ф. фон Папен еще в августе 1941 года докладывал своему руководству в Берлин, что по отношению к Расулзаде надо проявлять осторожность. Для этого были веские основания – ему были чужды нацистские теории "расового превосходства", в отличие от того же Нжде с его идеями "армянина-сверхчеловека" и проповедями национал-шовинизма.

Кавалер французского Ордена почетного легиона, дипломат и исследователь истории эмиграции Рамиз Абуталыбов рассказывает, что в январе 1941 года глава внешнеполитического управления нацистской партии Альфред Розенберг изложил свое виденье вопроса организации жизни на "восточных территориях" Гитлеру, и по мере развертывания боевых действий на фронтах Второй мировой, стратегия немецких властей превратить в своих союзников население республик СССР для борьбы с большевизмом приобрела интенсивный характер.

В 1942 году авторитетных представителей кавказской эмиграции собрали в Берлине на переговоры. Речь шла о создании национальных комитетов (комиссий) для продвижения нацистской политики в эмигрантской среде. Немецкий историк Патрик фон цур Мюлен, детально изучивший архивные документы, внес полную ясность в этот вопрос. Документы свидетельствуют о том, что если грузинская и армянская национальная комиссии были образованы, по крайней мере, на бумаге, то первая азербайджанская комиссия осталась лишь в качестве эпизода, связанного с именем Расулзаде.

Позже Берлин предпринимал неоднократные попытки склонить Расулзаде к сотрудничеству, но безрезультатно. Тот понимал, что фашистская Германия, "отнявшая самостоятельную и свободную государственную жизнь многих народов и покончившая с их государственной независимостью, никогда не даст независимости Азербайджану".

Расулзаде, в отличие от Нжде, так и не пошел на сотрудничество с Гитлером, хотя и не разделял позиций советского руководства; и приписывать ему такого рода контакты, а тем более командование нацистским отрядом во времена Третьего рейха, по меньшей мере, непрофессионально даже для журналиста, и совсем уж неприемлемо для премьер-министра.

10060 просмотров



Вестник Кавказа

в Telegram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!